Мужской разговор

16 АПРЕЛЯ 2009 ГОД

«Березовский недоуменно на меня посмотрел: «Ты что же, не понимаешь? Тебе сказано: мы страной управляем», — и в эту минуту я понял: России конец!»

— Борис НЕМЦОВ

Источник: «БУЛЬВАР ГОРДОНА»
Интервью «Мужской разговор»
ДМИТРИЙ ГОРДОН беседует с БОРИСОМ НЕМЦОВЫМ

В России продолжается предвыборная кампания в мэры Сочи. Среди наиболее вероятных претендентов на победу — бывший губернатор Нижегородской области, экс-первый вице-премьер РФ и экс-глава российской оппозиционной партии «Союз правых сил»

Из окна квартиры на Малой Ордынке, куда Борис Немцов переехал после развода, виден московский Кремль — всем на зависть! Жаль только, что шанс любоваться древними зубчатыми стенами не снаружи, а изнутри, известный российский политик в свое время упустил, а ведь именно его Ельцин объявил преемником задолго до ухода на пенсию. Что же, Царем Борисом II Немцов, увы, так и не стал, зато в историю вошел как пламенный строитель капитализма.

Политическую карьеру один из самых колоритных и ярких «младореформаторов» начал борьбой с двумя главными российскими бедами — дорогами и дураками.

В Нижнем Новгороде до сих пор с удовольствием вспоминают, как в бытность тамошним губернатором Немцов принимал в эксплуатацию новенькие шоссе: ставил на капот машины стакан водки (Это легенда. В действительности Немцов ставил на капот стакан воды.) и мчал с ветерком. Если содержимое не расплескивалось, его выпивали с начальником ГАИ и дорожниками, а ежели проливалось, бракоделы устраняли изъяны за свой счет. Кстати, подвыпивших водителей в этот день по высочайшему повелению милиция не задерживала: гуляй, губерния!

Простой народ, надо признать, старания Немцова ценил, чего не скажешь о могущественных олигархах. Еще бы, едва перебравшись в Москву, этот удалой, самонадеянный парень предложил Ельцину отнять у них пропуска в Кремль. Такое, естественно, не прощают, поэтому в правительстве он продержался немногим более года, а ведь ради построения светлого капиталистического будущего пожертвовал не только более спокойной, чем в Белокаменной, жизнью, но и горячо любимой наукой.

Подробнее здесь…>>

«ПОЗДРАВЛЯЯ СОВЕТСКИЙ НАРОД С НОВЫМ ГОДОМ, ПРЕЗИДЕНТ США РОНАЛЬД РЕЙГАН ПЛАКАЛ»

— Начало у тебя, Борис, было многообещающее: с золотой медалью окончил школу, в 24 года стал кандидатом физико-математических наук, специализировался на программе звездных войн… Все правильно?
— По-моему (смеется), ты первый на этом свете журналист, кто знает мою дополитическую судьбу в таких деталях, а особенно ты меня порадовал, вспомнив о моей причастности к советской программе звездных войн. Об этом, кстати, мало кто из твоих коллег знает…

На самом деле, я занимался теоретической физикой, астрофизикой, физикой плазмы, гидродинамикой (причем как в военном аспекте, так и в гражданском), но если говорить о наиболее фантастических вещах, кажущихся невероятными, то это действительно звездные войны. Вообще, это история экстра-класса — вот где ностальгия…

Боря Немцов, хороший мальчик из хорошей семьи. Школу окончил с золотой медалью, в 24 года стал кандидатом физико-математических наук, специализировался на звездных войнах. Конец 60-х
Боря Немцов, хороший мальчик из хорошей семьи. Школу окончил с золотой медалью, в 24 года стал кандидатом физико-математических наук, специализировался на звездных войнах. Конец 60-х

— Наш ответ американцам?
— Ну да. Тогда Соединенные Штаты возглавлял Рональд Рейган — в прошлом голливудский актер и лидер профсоюзной Гильдии киноактеров, великий американский президент…

— …красавец!
— Я до сих пор помню, как он поздравлял нас с Новым годом — Горбачев обратился к американскому народу, а он к нам — и плакал при этом: мол, не верится, что могу обратиться к советским людям вот так напрямую.

— Сентиментальный был, видимо…
— Да, а еще ненавидел коммунизм и Советский Союз считал империей зла… Будучи актером, представляющим мир в голливудском свете, он загорелся звездными войнами, суть которых проста. Американцы хотели запустить спутники с лазерным оружием на так называемые геостационарные орбиты (то есть зависающие над Землей), и как только советская ракета взлетала — неважно, с Байконура или с Плесецка, — лазерный луч с американского спутника должен был ее сбить. Это была дорогостоящая программа, которой занимались лучшие научные умы: Калифорнийский университет, Лос-Аламосская лаборатория, Массачусетский технологический институт…

— Работы хватало всем…
— На нее выделили миллиарды долларов, а я был совсем молодым парнем, только окончил университет, и вдруг наш начальник профессор Денисов (царствие ему небесное!) приходит и говорит: «Тут собирают команду для решения задачи особой важности». Я: «Какой?». — «Ну, ты знаешь, есть американская стратегическая оборонная инициатива»…

— СОИ?
— Да, знаменитая СОИ. В газетах и журналах я про нее, конечно, читал, а он продолжает: «Нужно придумать несимметричный ответ — все подешевле, попроще и понадежнее»…

Коллектив со всего огромного Союза собрали, причем были там и матерые, засекреченные академики и зеленая молодежь типа меня, ну и давай мы придумывать… Сейчас, Дмитрий, я расскажу тебе, как мы справились, — ахнешь. Представь, у них спутники с лазерным оружием летают, а от нас: вертикально взлетает ракета — всего одна — и на высоте где-то 300-400 километров над поверхностью Земли взрывается. Происходит высотный ядерный взрыв, в результате которого образуется огромное облако из заряженных частиц протяженностью в десятки, сотни километров, ну а поскольку наша планета — большой магнит, вся эта радиоактивная дрянь захватывается магнитным полем Земли и начинает в сторону Америки дрейфовать. Подлетев к США, заряженная грязь экранирует боевые спутники, то есть лишает их связи с Землей, превращая в груду железа, и они попросту исчезают: их на радарах не видно, нигде…

— Потрясающе!
— Эффект экранизации, когда до спутника нельзя с помощью какого-либо сигнала добраться, длится примерно час — за это время спокойно взлетает вторая ракета и летит на Нью-Йорк. Все, до свидания! Просто, грубо, зримо…

— …со вкусом и по-советски!
— Именно. Кстати, я очень Рональду Рейгану благодарен, потому что совсем пацаном получал зарплату, как тогдашние академики — 500-600 рублей. Конечно, новому поколению непонятно, что это за деньги, но по тем временам баснословные суммы. Если судить по покупательной способности…

— …когда «Жигули» стоили шесть тысяч…
— …за год работы я мог купить себе автомобиль. «Анти-СОИ» мы года три занимались, а поскольку американцы не понимали, в чем состоит ответ, наши разведчики умышленно допустили утечку, и на стол Рейгану легло описание идеи высотного взрыва, после чего программу звездных войн он закрыл — представляешь?

«ГУБЕРНАТОРОМ Я РАБОТАЛ В ДЕТСТВЕ — В 31 ГОД»

— Спустя какое-то время подающий надежды молодой физик Немцов стал губернатором Нижегородской области. Понимаю: перестройка, новые лица, свежие веяния, тем не менее сколько тебе тогда было?
— Губернатором я (улыбается) работал в детстве — в 31 год. Кстати, на самом деле, я не намного старше тебя.

— Фантастика — в таком возрасте руководить крупнейшим индустриальным регионом!..
— Нижегородская область и вправду мощнейшая: на юге знаменитый Арзамас-16 — Федеральный ядерный центр, да и вообще, Нижний Новгород — центр фундаментальных физических исследований. Кстати, когда Ельцин назначил меня губернатором, он принимал во внимание, что я физик и с армией ученых и специалистов могу говорить на равных.

Нужно, правда, сказать, когда это было. В разное время и в России, и в Украине произошли бархатные революции: украинская — в 2004 году, это Майдан, а российская случилась гораздо раньше — 19 августа 1991-го года: я тогда был уже депутатом парламента и защищал вместе с Ельциным Белый дом. Есть даже фото, где Борис Николаевич на танке стоит, и все, кроме него и брони, ничего на этом снимке не видят, но если посмотреть внимательно, среди окружающих его лиц есть и я…

Однажды (это я в продолжение темы) я подарил Борису Николаевичу игрушку: маленький танк и на нем огромный Ельцин. Он спросил: «А почему я больше?». — «Понимаете, — я ответил, — мне так казалось»…

— Метафора…
— Короче, был я с ним рядом, а как избрали меня в Верховный Совет — это другая история.

Ты правильно начал: я физикой занимался, а тут коммунисты (уже шла перестройка, и дело, кстати, после Чернобыля было) решили построить в Нижнем ядерную котельную — то есть реактор для выработки не электроэнергии, а тепла.

— Молодцы!
— Через него они хотели пропустить змеевики, в которых вода нагревалась бы и под огромным давлением шла бы на отопление города. Мне эта идея казалась полным безумием, и не потому что я против ядерной энергетики (физик ее противником быть не может), просто, на мой взгляд, это бред — соединять высокие технологии с гнилым коммунальным хозяйством.

Там же все латано-перелатано, постоянные аварии, канализация течет, а рядом стоит реактор — 300 атмосфер и гонит воду, разогретую на выходе до 200 градусов, в изношенные проржавевшие трубы. Что интересно, строили эту котельную недалеко от квартиры Сахарова — опальный академик, как известно, был сослан в Горький…

— …где ясные зорьки…
— …и жил под домашним арестом в микрорайоне Щербинки. Андрей Дмитриевич тоже был категорически против этого сооружения, и правда, нигде в мире такие эксперименты над городом с населением в полтора миллиона человек не проводят. Я коллегам не раз говорил, что по поводу этой безмозглой затеи думаю, но на публику свое мнение не выносил, даже не собирался: работал в теоретическом отделе крупного института, хотел защищать докторскую диссертацию…

В конце концов, мама, а она у меня врач-педиатр, возмутилась: «Сынок, ты с ума сошел — все какие-то формулы пишешь, статьи. Кому они нынче нужны — у нас того и гляди город взлетит на воздух. Давай, действуй». Легко сказать: «Действуй!», а как? Советская система еще на плаву, всем заправляет компартия, а коммунистом ни одной секунды я не был и всегда плохо к ним относился.

— Разумеется — а за что их любить?
— Вот именно. «Мама, — переспросил, — а что я могу сделать?». — «Для начала, — дала она мне совет, — напиши в газеты о том, почему ты против этой котельной. Все-таки ты ученый — может, прислушаются». Что ж, набросал я несколько страниц и отправил в «Нижегородский рабочий» — была такая популярная газета. Письмо, к моему удивлению, опубликовали.

— Перестройка!
— Совершенно верно, но еще больше я был потрясен, когда хлынули тысячи откликов от читателей — на мои научные статьи и сотой доли этой почты не приходило. «Как вы доходчиво объясняете, — писали люди, — давайте это безобразие прекращать: нужна массовая кампания». В итоге они стали являться ко мне в институт, а поскольку там была строгая пропускная система, подолгу стояли, дожидаясь меня, только бы пообщаться.

«Почему вы пришли ко мне? — спрашивал. — Я, вообще-то, физикой занимаюсь, то да се», а они в ответ: «Отсидеться в стороне не удастся». Тут как раз Горбачев объявил первые в СССР свободные выборы и на них по нашему округу в российский парламент были выдвинуты 12 кандидатов: 11 коммунистов и Немцов. Что интересно, все мои соперники остались ни с чем…

— Это же как коммунисты всем осточертели…
— Кстати, округ был очень большой, но истратил я в пересчете на нынешние деньги тысячу долларов.

— Дорогие, однако, выборы!
— Не то слово! Люди причем сами ходили по домам, развешивали мои портреты в автобусах, раздавали листовки. «Это человек, — убеждали они, — который спасет нас от ядерной угрозы»… В итоге меня избрали, а вскоре мы познакомились с Ельциным…

«ВОШЛИ МЫ С ЕЛЬЦИНЫМ В ГАСТРОНОМ, А ТАМ БАБУШКИ — НАБРОСИЛИСЬ НА НЕГО С КУЛАКАМИ И ПАЛКАМИ»

— Губернатором я стал в таком юном возрасте (сейчас это абсолютно невозможно!) потому, что была революция: она всегда молодежь поднимает наверх, а людей прошлой формации, наоборот, задвигает. Ельцин, будучи человеком опытным, взрослым и видя рядом энергичного пацана…

— …сам, наверняка, молодел…
— Ну, не знаю, молодел ли, но он сказал так: «В принципе, ты совсем зеленый, никакого жизненного опыта нет, а область важнейшая» (имея в виду ядерный потенциал, подводные лодки, самолеты Миг-29, автомобильный завод)…

— …да и населения сколько…
— …четыре миллиона, на минуточку. Время, замечу, тяжелейшее было: крах СССР, талонная система, отсутствие продовольствия, медикаментов, мазута — полная катастрофа. «Я поставлю тебя, — сказал Борис Николаевич. — Три месяца испытательный срок. Приеду — проверю. Не справишься — сниму».

— И приехал?
— Еще бы! Назначил меня 30 октября 91-го, а уже 9 января был в Нижнем — как раз после того, как отпустил цены и они выросли в 50 раз. Подчеркиваю: не на 50 процентов, как гривна недавно рухнула, а в 50 раз… Прилетев, Ельцин высказал пожелание: «Хочу в гастроном».

Прилетев в Нижний Новгород, Ельцин тут же сказал Немцову, которого только назначил губернатором Нижегородского края: «Хочу в гастроном!». «Заходим... Как сейчас помню, ценник на масле — 305 целковых (до этого по 5 рублей 50 копеек его продавали), бабульки вокруг бушуют... Ельцин спрашивает: «А кто такие цены установил?». — «Борис Николаевич, так это ж вы...»
Прилетев в Нижний Новгород, Ельцин тут же сказал Немцову, которого только назначил губернатором Нижегородского края: «Хочу в гастроном!». «Заходим… Как сейчас помню, ценник на масле — 305 целковых (до этого по 5 рублей 50 копеек его продавали), бабульки вокруг бушуют… Ельцин спрашивает: «А кто такие цены установил?». — «Борис Николаевич, так это ж вы…»

— Он это любил…
— Я: «Пожалуйста. Прямо сейчас?». — «Да, и в какой — выберу сам». У него, чтобы ты знал, такая фишка была: мол, вы мне тут специально потемкинскую деревню устраиваете, а я не позволю пускать пыль в глаза… Едем, короче, по Нижнему, и вдруг около одного из гастрономов он скомандовал остановиться — ткнул пальцем: «Вот этот». Заходим, а там бабушки — набросились на него, естественно, с кулаками…

— …и палками…
— …«Что ты, — кричат, — натворил?!». Ельцин подошел к прилавку, увидел там напуганных продавцов, для которых появление президента было полнейшей неожиданностью… Как сейчас помню, ценник на масле. Не знаю, сколько оно в Киеве тогда стоило, а у нас 305 целковых (до этого его продавали по 5 рублей 50 копеек).

— Кошмар!
— Бабульки вокруг бушуют, а Ельцин ко мне оборачивается: «А кто такие цены установил?». — «Борис Николаевич, это же вы», — имел я глупость ответить. «Как это я?» — изумился он. «Ну как? — переспрашиваю. — Как отпустили вы цены, такие они и установились». Он вспылил: «Значит, так, хватит мне голову тут морочить! Кто директор «Молокоторга»?».

А я только месяц работаю, откуда мне знать, но зам у меня был с партийно-советской закалкой — Иван Скляров (царствие ему небесное! — он, кстати, потом губернатором стал). Я к нему: «Иван, кто там у нас?». — «Докукин», — отвечает. Ельцин тут же распорядился: «Докукина снять, цены опустить».

— Свердловская партийно-хозяйственная школа!..
— «Борис Николаевич, — говорю, — в принципе, я все понял, но только… вы знаете… цены-то как бы…

— …от кадровых перестановок не опустятся»…
— Он между тем свое гнет: «Снимай!». Комедия да и только… Когда Ельцин уехал, вызываю Докукина — он вполне нормальным мужиком оказался. «Вообще-то, — говорит, — я акционерным обществом руковожу, и ты, губернатор, меня уволить не можешь». Я только руками развел: «Так-то оно так, но Ельцин попросил»… Он хмыкнул: «Ну ладно. Поскольку ты классный парень, чтобы тебя не убрали, я сам заявление напишу», а теперь наиболее интересное. Прилетев в Москву, Ельцин перезвонил: «Докукина снял?».

— Потрясающе!
— «Уже не работает», — отвечаю. «Пришли указ». Я тут же по факсу отправил…

Tetcher-Nemtsov

«ЕЛЬЦИН «НАЗНАЧИЛ» МЕНЯ ПРЕЕМНИКОМ: «Я УЖЕ СТАРЫЙ, БОЛЬНОЙ, У МЕНЯ СЕРДЦЕ, А ОН МОЛОДОЙ ПАРЕНЬ, ВЫРОС И БУДЕТ ВМЕСТО МЕНЯ»

— Какой стиль руководства!
— Ты прав: он поступил как первый секретарь обкома…

— Административно-командная система в действии…
— …но при этом Борис Николаевич был человеком отходчивым, независтливым, с широкой душой — со всеми плюсами и минусами. Настоящий большой русский мужик!

— То, что тебя поставили губернатором в 31 год, еще куда ни шло, но когда Ельцин назначил вас с Чубайсом вице-премьерами правительства России… Сколько тогда вам было?
— Это был март 97-го: мне к тому времени уже 37 натикало, а Чубайс чуть постарше — ему исполнился 41: столько же, сколько сейчас тебе.

10.11.1997 Президент РФ Борис Ельцин (2 справа), председатель КНР Цзян Цземинь (справа) и первый вице-премьер правительства РФ Борис Немцов (2 слева) после подписания российско-китайского заявление во время визита Б. Ельцина в КНР. Владимир Родионов/РИА Новости
10.11.1997 Президент РФ Борис Ельцин (2 справа), председатель КНР Цзян Цземинь (справа) и первый вице-премьер правительства РФ Борис Немцов (2 слева) после подписания российско-китайского заявление во время визита Б. Ельцина в КНР. Владимир Родионов/РИА Новости

— Два новоиспеченных вице-премьера, ответственность сумасшедшая…
— Тогда ситуация в России была патовой. Я объясню, и ты сразу поймешь: баррель нефти 10 долларов стоил. Сейчас у Путина по поводу цены в 40 долларов истерика, а я же был не просто первым вице-премьер-министром, но еще и министром топлива и энергетики…

— Да-да, ТЭК…
— Когда вступил в должность, мечтал о том, чтобы продавать нефть на худой конец по 15, а еще лучше — по 35 долларов: мне казалось, что при такой цене Россия станет Кувейтом, что при рождении ребенка семьи будут получать 30 тысяч «зеленых», что у нас будут бесплатные здравоохранение и образование. Цена в 35 долларов выглядела несбыточной мечтой, а у них сейчас от нее паника: все рушится, экономика падает.

— Привыкли к хорошему…
— Короче, это было ужасное время: то тут, то там вспыхивали забастовки, люди ложились на рельсы и перекрывали железные дороги…

— …шахтеры стучали касками об асфальт…
— …и все требовали импичмента Ельцина. Я между тем был успешным губернатором, избранным уже всенародно, с очень высоким уровнем доверия…

— В Нижнем любили, а тут — в Москву: фактически на заклание…
— Знаешь, я ведь восстановил у себя в губернии 200 храмов и монастырей, несколько тысяч километров дорог построил, затеял жилищную программу для молодежи «Метр за метром», телефонизировал область, внедрял малый и средний бизнес, для которого ввел упрощенную налоговую систему. За годы моей работы появилось 200 тысяч частных предпринимателей — это много, сотни тысяч людей получили возможность зарабатывать, я открыл область для мира и так далее…

В Нижнем, одним словом, мне очень нравилось и уезжать никуда не хотелось, тем не менее я поехал… Разумеется, все отговаривали: «Ты камикадзе, это конец…

— …съедят…
— …сто процентов съедят!», но приехала дочь Ельцина Татьяна и… Четыре часа она меня уговаривала, плакала, а потом просто сказала: «Тебе отец всю жизнь помогал (что правда), а теперь он после инфаркта, шунтирования еле живой. В стране полный хаос, дело идет к развалу — пришло время подставить ему плечо». Честно говоря, я понял по-человечески, что…

— …возражения неуместны…
— …и согласился: «Да, хорошо!». Дальше, кстати, было весьма интересно. При цене нефти в 10 долларов у нас был дикий дефицит бюджета, люди месяцами не получали зарплаты и пенсии… Каждый день — забыть этого не могу! — мне снились шахтеры и пенсионеры: одни стучат касками, другие — пустыми кастрюлями, тем не менее уже к июню мы погасили все долги по зарплате, и тогда Ельцин «назначил» меня преемником: «Я уже старый, больной, у меня сердце, а он, молодой парень, вырос и будет вместо меня».

— Вокруг все обрадовались?
— Не то слово — это была гигантская для меня проблема.

— Представляю…
— Не представляешь. Все дружно меня возненавидели, стали ставить палки в колеса, и, к счастью, быстро, уже где-то к концу 97-го, Ельцин от этой идеи отказался.

«В КАПЮШОНЕ, ЛИЦО ЗАКРЫТО — ТОЧЬ-В-ТОЧЬ КЕРЕНСКИЙ! — БЕРЕЗОВСКИЙ ВОШЕЛ В МОЙ КАБИНЕТ В НИЖЕГОРОДСКОМ КРЕМЛЕ»

— Ты где-то однажды сказал, что в России был построен бандитский капитализм — что это значит?
— Сейчас объясню… Переехав в Москву, я не понимал, как в ней устроена власть. В Нижнем все было ясно: есть губернатор, депутаты, мэры, бизнесмены и так далее — каждый более-менее занимался своим делом. Конфликты, разумеется, возникали, но разрешались, а в Москве меня поражало все — например, Борис Абрамович Березовский.

Что интересно, перед тем как Татьяна Борисовна ко мне в Нижний Новгород в Кремль пожаловала, туда прибыл Борис Абрамович. В капюшоне, лицо закрыто — точь-в-точь Керенский! — он вошел в кабинет и с порога: «Мы тут решили, что надо назначить тебя вице-премьером». Я опешил: «А мы — это кто?». — «Ну мы, ребята, — приняли решение и сказали об этом Ельцину. Он, естественно, нас послушал и готов подписать указ». Я удивился: «А ты кто? Вот ты конкретно? Знаю, что бизнесмен…

— …доктор физико-математических наук…
— …у тебя «ЛогоВАЗ», «Аэрофлот», что-то еще, но с чего это вдруг ты сюда приехал?».
Он недоуменно так посмотрел: «Ты что же, не понимаешь? Тебе сказано: мы страной управляем», и в эту минуту я понял: России конец.

— Зарвались ребята?
— Ну да. «А Ельцин что делает?» — спрашиваю. «Формально тоже руководит, но, в принципе, все вопросы мы, пацаны, решаем». Я ему: «Борь, ты доиграешься! Истории в духе Распутина и дворцовые заговоры до добра тебя не доведут — это плохо закончится, имей в виду» — и добавил, что разговаривать буду только с Борисом Николаевичем.

Представь: мы сидим у меня в кабинете — из окна замечательный вид на Волгу, такие просторы… Не знаю, был ты или нет в Нижнем Новгороде, но там очень красиво, Кремль лучше московского…

— …и в стене никто не лежит…
— Да, кладбища нет. Единственный, кто у нас там похоронен, — Минин: именно там он с Пожарским начинал собирать ополчение, поэтому и памятник есть, и церковь уже построили.

— Ну, Минин пускай лежит…
— …ему можно. Короче, я тогда сильно напрягся, и вдруг звонок. Снимаю трубку — глава Администрации президента Юмашев. «К вам, — говорит, — Татьяна Борисовна подъезжает». Березовский на самолете прилетел, а она на машине отправилась в путь. Я задал вопрос: «Борис Абрамович, вы хотите сейчас с Татьяной Борисовной встретиться здесь, у меня в кабинете?», и он исчез — причем картинно, мгновенно…

— …натянув капюшон?
— То ли платье надел, как Керенский, то ли еще чего… Когда Таня приехала, я ей, естественно, наш разговор описал. Она возмутилась: «Какое свинство, беспредел просто! Услышал, что папа дал мне задание с тобой повстречаться и скорее сюда, чтобы показать, кто главный»…

— …и чтобы Немцов был обязан…
— Ну разумеется. Это была первая ласточка, а когда я переехал в Москву, поражало буквально все. Например, мы с Чубайсом решили честно продавать «Связьинвест» — это крупнейшая телекоммуникационная компания: проведем, дескать, аукцион, открытый конкурс, могут быть допущены иностранцы. России нужны были деньги, и мы хотели продать этот объект дорого. Кстати, выручили за него миллиард 875 миллионов долларов — цена неслыханная…

— …тем более по тем временам…
— Даже «Криворожсталь» отдыхает — я серьезно. В итоге компанию у нас Сорос купил… Это была самая неудачная его сделка, но деньги мы получили и смогли заплатить людям зарплаты и пенсии.

В общем, готовили мы сделку, как тут звонок, и Татьяна Борисовна мне говорит: «А вы это решение согласовали с ребятами?». — «С какими? — не понял я. — Телефоны, адреса, явки?». — «Борис Абрамович и Владимир Александрович (Гусинский. — Д. Г.) в курсе?». Я вскипел: «Ты что, сумасшедшая, что ли? Я че, разрешения у них должен спрашивать? Кто они такие?».

— Отчаянное поведение…
— Таня осерчала: «Ты ничего не понимаешь… Привык у себя в Нижнем Новгороде…» — и началась война с олигархами.

«Я ПОНЯЛ, ЧТО ЖИВУ В СТРАНЕ ПОБЕДИВШЕГО БАНДИТСКОГО КАПИТАЛИЗМА»

Продолжение следует…

One thought on “Мужской разговор

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s