«Сейчас — абсолютно низшая точка» ― Борис Немцов

1 МАРТА, 2015 ГОД

Портал ПЕREВОДИКА
Борис Немцов: интервью с «Financial Times» за несколько дней до его убийства
Оригинал интервью в газете «Financial Times», Великобритания
«Boris Nemtsov: FT interview days before he was murdered»

Кэтрин Хилл в Москве встретилась с Борисом Немцовым вечером в понедельник 23 ФЕВРАЛЯ 2015 ГОДА в ирландском пабе «Shamrock», который находится этажом ниже радиостанции «Эхо Москвы», в эфире которой он должен был выступить двумя часами позже.
Он с жадностью уплетал салат и пил большие стаканы мультивитаминного сока, так как у него был грипп. Он все время кашлял, но это ничуть не уменьшало его энергию.
Это оказалось одним из последних интервью г-на Немцова, прежде чем его застрелили в Москве в пятницу вечером. Далее представлены отредактированные лучшие моменты нашей беседы.

О состоянии сегодняшней России:

По сравнению с 2012 годом, мы живем в другой стране. Стране войны, униженных, загипнотизированных людей, которые в 2011 году ностальгировали об империи и теперь считают себя великими. Массовая истерия по поводу аннексии Крыма, агрессивная пропаганда — что запад является врагом, и украинцы фашисты, и т.д.
Путин использует это — он следует принципам Геббельса: пропаганда должна быть примитивной, правда не имеет значения, послание должно быть простым и должно повторяться много раз. И должно быть весьма эмоциональным. Путин принес нацизм в политику.

О необходимости «здорового терпения»:

Общественное мнение не может оставаться таким вечно. Как маленькие дети, они со временем перестанут плакать. Путин лжет. Но он не может скрывать все вечно. Будет все больше и больше могил. И люди почувствуют, что это плохо, что он воюет с братской страной. У Гитлера были причины не нападать на Австрию.
Нам нужно здоровое терпение. Я считаю, что нам придется бороться с Путиным долгое время, это будет долгая борьба. Мы говорим о 2024 годе. Почему я оптимист? Потому что я верю, что нельзя ничего достичь с помощью цинизма. Путин использует цинизм.

О Путине:

Он совершенно аморальный человек. Совершенно аморальный. Он — Левиафан.
Путин очень опасен. Он более опасен, чем были Советы. В Советском Союзе, по крайней мере, была система, и решения принимались в политбюро. Решения о войне, решения убивать людей, не принимались одним Брежневым или Андроповым, но именно так происходит теперь.

О ближайшем окружении Путина:

Люди вокруг Путина — богатые и слабые. Был отбор. Там не осталось ни одного смелого человека, который мог бы влиять на него. Они все ушли куда-то еще. Включая бывшего министра финансов Алексея Кудрина, самого смелого из всех. Так что они не могут влиять на него, они могут лишь приспосабливаться.
Мы поболтали о германском канцлере Ангеле Меркель, которая нравится г-ну Немцову и которую он знал со времен ее жизни в восточной Германии. Он вспоминал, как защищал ее перед тогдашним премьер-министром Маргарет Тэтчер.
«Она тоже не любила Путина. Я встречался с ней незадолго до ее последнего дня рождения. И она все еще спрашивала меня: «Он ушел?» После чего г-н Немцов засмеялся так сильно, что это вызвало еще один приступ кашля.

О будущем Путина:

Поэтому я думаю, что ключевым будет то, что рейтинг Путина постепенно снизится. Это займет годы. Посмотрите на сербского президента Слободана Милошевича и санкции. Через полтора-два года люди начнут понимать, что это Путин виноват. Поэтому моя работа как политика и блогера проста: показать им, что Путин означает кризис, Путин означает войну…
Сопротивление появится и в армии, и в спецслужбах. Почему? Потому что они начнут понимать, что Путин предал армию. Смотрите, армия воюет на Украине, но он говорит, что нет, их убивают, а он им не помогает. Люди, которые знают кого-то, у кого есть опыт, их будет все больше и больше. И из этого вырастет глубокое отвращение в армии и в спецслужбах. Он не предатель Новороссии — забудьте об этих, они фрики — он предатель реальной армии. Псковской дивизии, ульяновской дивизии, брянской дивизии…
Второе — это бизнес. Как только рейтинг Путина упадет, они начнут финансировать нас. Рейтинг большой поддержки — это страх. А когда он упадет, страх отступит.

Об «абсолютно низшей точке»:

Я не вижу революционного сценария. Только в странах, у которых есть энергия, бывают революции. У нас нет никакой энергии. Для этого нужна молодежь, а в России очень мало молодежи.
Посмотрите, где происходили революции в последние несколько лет — все страны с большим количеством энергии и большим количеством молодых людей. Единственным исключением является Украина, а Украина была единственной страной, где не было НИКАКИХ реформ в последние 20 лет.
В 2011 году была оппозиция. Теперь оппозиции больше нет, только диссиденты. Сейчас — абсолютно низшая точка.

О российском государственном телевидении:

Государственное телевидение, как оно сформировано Путиным — это дьявольская машина. [Все дезинформационные программы об Украине] Это вербовка на смерть. Люди, которые это создают — они преступники. Западу нужно перестать относиться к ним как к журналистам. Я говорил этим идиотам, что им надо понять, что эти люди не журналисты, они пропагандисты. Они работают в ФСБ, в президентской администрации, они не журналисты. Почему вы не вводите против них санкции?
Мы закончили нашу беседу темой погибших в войне россиян на Украине, и риска, которым они являются для хватки Путина на власти:
Они хоронят их тайно, потому что он это понимает. Именно поэтому он это скрывает. Я работаю сейчас над этим.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s