Шестьдесят третий день слушаний по существу дела об убийстве политика Бориса Немцова. Трансляция «Медиазоны»

17.05.2017
Слушания по существу дела об убийстве политика Бориса Немцова
Москва, Госпитальный пер., 4А Московский окружной военный суд

Шестьдесят третий день слушаний. Шестьдесят второй день здесь

Московский окружной военный суд продолжает рассматривать дело об убийствен политика Бориса Немцова. Через несколько дней участники процесса перейдут к прениям сторон. Сегодня перед присяжными выступила эксперт-дактилоскопист. Она пояснила, почему ей не удалось обнаружить следы пальцев рук убийцы Немцова на гильзах. Также огласили экспертизу записей от 27 февраля у ГУМа и в Трубниковском переулке, где нашли ZAZ Chance. Домработница обвиняемых на них опознала Анзора Губашева и Беслана Шаванова, но эксперты не смогли точно идентифицировать лица.

На скамье подсудимых Заур Дадаев, Анзор Губашев, Шадид Губашев, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев, им предъявлены обвинения в наемном убийстве.

«Медиазона»

Фото из материалов дела

  • Предыдущее заседание прошло без участия присяжных. Сначала стороны обсудили экспертизу видеозаписей с Веерной, 3: судья удовлетворил ходатайство защиты о ее исследовании с присяжными. Эксперты пришли к выводу, что изображение выходящего из подъезда Заура Дадаева непригодно для фотопортретной экспертизы. Судья Житников также отказал в исключении из числа доказательств протоколы допросов Дадаева от 7 и 8 марта 2015 года.
  • Затем представители потерпевших Ольга Михайлова и Вадим Прохоров выступили с несколькими ходатайствами: они просили провести по видеоконференцсвязи допросы главной свидетельницы убийства Немцова Анны Дурицкой и соратницы политика Ольги Шориной.
  • По словам Прохорова, живущая в Германии Шорина собиралась приехать на процесс, чтобы дать показания, однако неизвестные взломали ее аккаунт «ВКонтакте» и разместили там фото «лица кавказской внешности» с надписью «Мы тихие, пока нас не трогают». В итоге судья отказал в допросе и Дурицкой, и Шориной.
  • Кроме того, Прохоров ходатайствовал о допросе Виктора Золотова: он считает, что глава Нацгвардии «может знать про все обстоятельства преступления». Суд счел его допрос «необоснованным».
  • Затем Ольга Михайлова предложила подвергнуть принудительному приводу Руслана и Артура Геремеевых, поскольку они так и не приехали в суд. С ней соглашался подсудимый Дадаев: их показания помогли бы поставить все точки над «и». Судья Житников, впрочем, заключил, что условий для привода нет, поскольку Геремеевым «даже телеграмма не была доставлена».

Заседание началось с часовым опозданием. Судья Юрий Житников отмечает, что нет одного из адвокатов Дадаева Шамсудина Цакаева. Все согласны продолжить заседание без него.

Прокурор Мария Семененко ходатайствует о допросе эксперта-дактилоскописта. В зал заходит эксперт Института криминалистики ФСБ Татьяна Чаплыгина, ранее ее уже допрашивали.

— Вы же у нас не были? — спрашивает судья.
— Была, — говорит свидетель.
Житников просит пристава позвать в зал присяжных.

Судья объясняет присяжным, что эксперт Чаплыгина проводила несколько экспертиз и сейчас гособвинение задаст ей вопросы.
Семененко напоминает, что ранее в суде была исследована комплексная экспертиза, которую проводили четыре специалиста, в том числе эксперт-дактилоскопист, эксперт-баллист и биолог. Экспертиза Института криминалистики ФСБ проводилась по шести гильзам, изъятым с Большого Москворецкого моста, уточняет прокурор.

— Среди этих гильз, а именно на четырех этих гильзах, была маркировка 3886, — говорит Семененко.
Экспертов спрашивали, есть ли ДНК на представленных гильзах, следы рук человека и пригодны ли они для идентификации, от кого произошли, а также происхождение гильз и были ли они стреляны из одного оружия. На последний вопрос эксперт отвечает утвердительно.
Семененко переходит к вопросу о следах рук человека на гильзах. Она дает экспертизу Чаплыгиной, спрашивает, имеет ли она отношение к исследованию. Внимательно посмотрев на листы, свидетель подтверждает это.
— Я проводила дактилоскопические исследования шести гильз, которые были представлены, — добавляет Чаплыгина.

Семененко отмечает, что экспертов предупредили об уголовной ответственности. Прокурор переходит к оглашению выводов в части отпечатков пальцев на гильзах, но сначала зачитывает литературу, на которую опиралась Чаплыгина, чтобы у защиты позже не было вопросов к методике.
— Выводы. И здесь по вопросу номер 2: «На внешних поверхностях гильз № 5 и 6 выявлено по одному следу пальцев и рук», — читает Семененко. Для идентификации личности или дифференциации они не пригодны, поскольку фрагменты незначительны. На других гильзах следы вовсе не выявлены.
Семененко просит эксперта объяснить, что значит непригодные для идентификации и дифференциации следы по указанной в экспертизе причины. Как объясняет Чаплыгина, в следе может не быть «индивидуализирующих признаков» или размер следа незначительный и папиллярный узор установить нельзя.
Прокурор уточняет, можно ли по фрагменту отпечатка восстановить его полностью. Эксперт говорит, что это заключение будет надуманным; специалисты работают с полным отпечатком.

— Если человек берется за какой-то предмет, может ли быть такое, что не останутся отпечатки? — уточняет прокурор.
— Может быть.
— А почему?
— Ну это может быть связано с индивидуальными особенностями человека. В разное время года руки могут быть мокрые или сухие, — говорит Чаплыгина, добавляя, что след пальца при определенных условиях может не отпечатываться. Также это может зависеть от поверхности.
Семененко интересуется, как можно избавиться от отпечатков пальцев на предмете. По словам эксперта, их можно вытереть, а моющее средство их, наверняка, сотрет.

Чаплыгина поясняет, что, как и написано в экспертизе, на гильзах есть «наслоение вещества черного цвета», которое могло скрыть следы. Это «наслоение», допускает эксперт, появилось в результате того, что гильзы лежали какое-то время на улице на земле, шел дождь. На вопрос Семененко она также предполагает, что дождь смог смыть следы пальцев.

Эксперт по просьбе прокурора объясняет, как она идентифицирует отпечатки: у отпечатков есть общие признаки, у каждого человека может быть один из трех типов папиллярных узоров, а также индивидуальные особенности.

Семененко переходит к экспертизе предметов в квартире на Веерной, 3. На стаканах были визуально обнаружены и выявлены 19 следов рук, на чашке выявлено два следа рук, говорит прокурор. Все выявленные следы непригодны для идентификации.
Прокурор просит прочитать фрагмент анализ выявленных следов. Согласно анализу, причина невозможности идентификации — «незначительность фрагментов с папиллярным узором». Чаплыгина допускает, что чашки могли мыть и, «в зависимости от тщательности мытья», остались следы.
Семененко напоминает, что на Веерной, 3 были обнаружены генетические следы Заура Дадаева. Но «ни у одного из подсудимых, в том числе у Беслана Шавальцов» не обнаружили отпечатки пальцев в квартирах на Веерной.

Адвокат Дадаева Марк Каверзин спрашивает, какова вероятность смыва следов отпечатков с гильзы дождем, сколько для этого они должны находиться на воздухе.
— Это все сугубо индивидуально, в зависимости от условий и человека, который оставляет те или иные следы, — объясняет эксперт.
— По вашему опыту, при осуществлении зарядки патронов пистолета в магазин вероятность оставления следов отпечатков пальцев велика?
— Это, опять же, сугубо индивидуально. Человек может оставлять следы или нет, либо они потом сохраняются или не сохраняются.
Каверзин интересуется, пыталась ли Чаплыгина установить, с какой части пальцев остались следы. Эксперт поясняет, что отпечаток был непригоден для этого.
Адвокат Муса Хадисов хочет высказаться по поводу допроса эксперта. Он замечает, что ничего нового не было высказано в ходе допроса. Судья просит задавать вопросы. У Хадисова и других адвокатов их нет. Эксперта отпустили.
Прокурор просит перерыв на подготовку к показу видеозаписей.
— Давайте, делайте сейчас, перерывов не будет, — недовольно отвечает судья.

Прокуроры настроили проектор на две трети экрана и включили видеозапись с Веерной, 46 от 26 февраля 2015 года. Львович отматывает запись на 13:44, когда к подъезду подходит Темирлан Эскерханов.
— Это то, что присяжные просили [показать], — уточняет Семененко. У нее есть вопрос к Эскерханову.
Семененко напоминает, что Эскерханов говорил, что 26 и 27 февраля он был только на улице Климашкина с Романом Гурарием. Она просит его пояснить, как он оказался в этот день на Веерной. Эскерханов молчит, а адвокат Бюрчиева отмечает, что в суде Эскерханов говорил о визитах в эти дни на Веерную, 46. Прокурор уточняет, что на следствии он этого не говорил.
Запись отматывают на 14:53. Руслан Геремеев и Темирлан Эскерханов ходят у подъезда. Семененко снова спрашивает, почему на следствии Эскерханов не говорил о встрече с Геремеевым. Подсудимый снова молчит.

26 февраля, 17:11. К подъезду подходит домработница Зарина Исоева с сумками, она заходит внутрь.
— Вопрос к Эскерханову, видели ли вы Исоеву в тот день? — спрашивает Семененко.
Бюрчиева вновь напоминает, что Эскерханов подтверждал это в суде на допросе Исоевой. Прокурор интересуется, почему на следствии он об этом не говорил. Подсудимый снова промолчал.
Семененко напоминает присяжным, что Эскерханов и Геремеев с трех до шести часов вечера 26 февраля были в гостинице «Украина».
— И посмотрите, куда они возвращаются, в частности, Эскерханов, — призывает прокурор. В 18:35 камера у подъезда на Веерной, 46 засняла Эскерханова и Геремеева, которые заходят в дом.
— Самый брутальный парень, — комментирует запись Эскерханов и смеется.
Прокурор спрашивает Эскерханова, почему он говорил, что вечером 26 февраля он был с Гурарием в «Дюран-баре», а на самом деле из гостиницы «Украина» приехал на Веерную, 46.
— Ответа нет, — резюмирует Семененко. — Продолжаем.

Прокуроры включают следующую запись с той же камеры от 27 февраля, 15:57.
— Это уже день убийства, — добавляет Семененко.
Недалеко от подъезда останавливается черный Mercedes, с пассажирского места выходит Геремеев.
— За рулем сидит Дадаев, что подтвердила нам Исоева и сам Дадаев, — говорит прокурор.
Бюрчиева возмущается комментариями прокурора и просит «оставить их для прений». Судья встает на сторону прокурора и говорит, что сторона защиты и обвинение вправе ссылаться на исследованные доказательства и напоминать о них.
Прокурор спрашивает Дадаева, кто был за рулем машины. Подсудимый подтверждает, что это он, приехав из ресторана «Веселый бабай», высадил на Веерной, 46 Руслана Геремеева. Последний затем заходит в подъезд.
Бюрчиева спрашивает Дадаева, находился ли с ним в этот момент Эскерханов, на что подсудимый отвечает отрицательно.
— А сейчас мы посмотрим, когда Эскерханов приехал на Веерную, 46 в день убийства, — сразу после этого говорит Семененко.

Прокуроры включили запись от 27 февраля, 18:38. К подъезду подходит Руслан Мухудинов, «который, согласно, обвинению является организатором убийства Бориса Ефимовича Немцова». Семененко спрашивает Эскерханова, о чем он говорил с Мухудиновым. Эскерханов снова молчит.
— И почему в показаниях на предварительном следствии вы говорили, что называли Руслана Мухудинова Русиком, его фамилии не знаете и видели его один-два раза в жизни, в то время как с 19 января по 4 марта 2015 года, согласно детализации, у вас 23 соединения? — спрашивает прокурор.
Эскерханов снова молчит. Его адвокат Анна Бюрчиева говорит, что
Вскоре от дома отъезжает черный Mercedes. Семененко отмечает, что днем на этой же машине Дадаев, согласно его показаниям, вернулся на Веерную, 3, а вечером она оказалась у Веерной, 46.
— И там Дадаева… По крайней мере, он не говорит, что он там есть, — говорит Семененко.

Семененко спрашивает, что Эскерханов делал в гостинице «Украина» вместе с Мухудиновым за несколько часов до убийства Немцова. Бюрчиева называет это додумыванием, после чего Семененко встает и, повернувшись к присяжным, говорит, что это установленный факт, поскольку детализация телефонов Эскерханова и Мухудинова показала, что примерно в одно время они оба были в гостинице.
Семененко отмечает, что, по данным детализации, телефоны братьев Губашевых и Дадаева не были зафиксированы базовыми станциями вечером 27 февраля 2015 года. Так, у одного телефона Дадаев не было соединений с 20:47 по 00:05, у другого — с 21:17 до полуночи, а у Анзора соединений нет с 19:24 по 00:47. Первое соединение у Анзора с Дадаевым в 00:47 на Веерной.
Прокурор предлагает посмотреть, что засняли в это время камеры на Веерной, 46.
Семененко подходит к экрану. Она ручкой показывает, что несколько человек в 00:53 направляются к подъезду. Обращает внимание на некоторых людей.
— В 00:53 Дадаев заходит на Веерной. И, обратите внимание, кто там остался стоять [у подъезда]: по словам Исоевой, это Беслан Шаванов и Губашев Анзор. Заур Дадаев пошел за дом, видимо, чтобы ему ключи скинули.
На записи один из мужчин ходит туда-сюда. Потом возвращается из-за дома Дадаев, он открывает дверь и заходит в подъезд с тем же мужчиной в кепке.
— А товарищ в кепке, который с вами заходил, это кто? — спрашивает Прохоров.
— Это Джабраил.
— Сотрудник ФСБ?
— Я не знаю, не смотрел удостоверение.
Тазабаев Шамхан, Геремеев Артур, Руслан Мухудинов и Джабраил, по просьбе прокурора Львовича перечисляет всех, кто с ним тогда приехал на Веерную, 46. Все они ехали в машине с Дадаевым.

Прокурор Семененко напоминает, что Исоева на этих кадрах опознала Анзора Губашева и Беслана Шаванова. Дадаев настаивает, что их на этих кадрах нет.
— Исоева Зарина вообще не видела Шаванова Беслана. Он прилетел 26 февраля 2015 года, а улетел 28 февраля 2015 года, — говорит Дадаев. Зарина ушла в шесть часов вечера, до его приезда.
— Вы говорите Шаванов 26 февраля прилетел? — переспрашивает Семененко.
— Да.
Прокурор хочет показать теперь другие кадры.
Гособвинение вернулось к записи от 26 февраля, но сначала Муса Хадисов спрашивает Эскерханова, уточнял ли у него следователь — был ли он 26 февраля на Веерной, 46 (Эскерханов не помнит) и встречался ли он с Геремеевым и Мухудиновым («не было такого вопроса»).
— Уважаемые присяжные, был один простой вопрос, что вы делали 26 февраля 2015 года, где вы были. И, конечно же, был этот вопрос, были ли вы 26 и 27 февраля на Веерной, 46, — возражает прокурор Семененко.
Эскерханов, по ее словам, рассказывал только про «Дюран-бар» и улицу Климашкина. Семененко возвращается к записи.
— Ваша честь, можно? — спрашивает Эскерханов. Житников просит подождать.
Запись от 26 февраля, 13:53. Та же камера, Зарина Исоева выходит из подъезда и направляется в квартиру на Веерной, 3, говорит Семененко. Дадаев встает с места и напоминает, как на допросе Исоева говорила, что 26 февраля не ходила убирать в квартиру на Веерной, 3. При этом в суде на допросе Исоева рассказывала, что видела Беслана Шаванова дважды, но запомнила, что его называли «Беслан Алхаз». Он бывал в квартире на Веерной, 46, говорила свидетель. Она его видела в середине февраля, но точную дату не назвала. На допросе, который продолжился в суде на следующий день, Исоева сказала, что видела Шаванова лишь один раз.

Семененко отмечает, что примерно в 13:53 Шадид Губашев встречал Беслана Шаванова, а к моменту прихода Исоевой на Веерную, 3 Шаванов уже должен был туда приехать. Дадаев спорит с этим. Он просит еще раз показать запись от 00:53, но прокурор отказывается, хотя сначала говорила присяжным, что покажет этот фрагмент несколько раз. Дадаев просит показать весь фрагмент. Прокурор соглашается показать с 00:53 по 1:58. Судья предлагает не смотреть весь час, а обратиться к протоколу осмотра записи.
Также судья зачитывает показания Исоевой, которые она давала 22 ноября 2016 года. Свидетель говорила, что Беслана Шаванова видела на Веерной, 3 в феврале дважды. Дадаев обращает внимание на то, что Исоева не говорила конкретных данных: когда и при каких обстоятельствах.
Дадаев просит не вводить в заблуждение, судья просит не перебивать. Адвокат Каверзин поясняет, что его подзащитный указывал на показания Исоевой, поскольку 26 февраля ее не было на Веерной, 3.
Присяжные передали судье записку, в которой уточнили, сколько человек было зафиксировано на записи. Судья говорит, что есть видео, признанное допустимым доказательством, «выводы делайте сами».

Прокуроры все же повторно показывают фрагмент от 00:53. На записи четыре человека, уточняет Семененко.
— А вы откуда приехали с Джабраилем? — интересуется Прохоров.
— Дом 3, Веерная.
Адвокат спрашивает, занимал ли Джабраиль «какое-то особое положение». Подсудимый отвечает отрицательно. Повторно показали фрагмент от 1:58 28 февраля. Прокурор снова говорит, что в подъезд зашли Мухудинов и Артур Геремеев.
— Дадаев находится там, как мы помним, — отмечает Семененко.
— Я и не отрицаю.
В 2:02 из подъезда выходят четыре человека, в том числе Дадаев и Мухудинов, говорит Семененко. По словам Дадаева, всего вышли пять человек: еще трое — это Тазабаев Шамхан, Геремеев Артур и еще один человек по имени Харип.
Семененко спрашивает, что Дадаев делал в тот вечер с Мухудиновым, повторяя, что следствие считает его организатором убийства. Дадаев рассказывает, что он просто жил с ними.
— Это у вас он организатор, а у нас [Мухудинов] просто водитель Геремеева. Он сам себя прокормить не мог, получает деньги на карманные расходы, — говорит прокурору Дадаев.

По просьбе адвоката Садаханова Дадаев рассказал, что Мухудинов помогал Геремееву: покупал еду, бензин, на что ему давали 5-6 тысяч рублей. Оружия у него никогда не было, не держал, «только если попонтоваться», говорит подсудимый. Официально он не был трудоустроен и не служил в силовых структурах. В 2015 году ему было около 26 лет.
— Каким он организатором мог быть, он младше меня. Ни бизнеса у него, никакой недвижимости, ничем он не занимался, чтобы он нам работу предлагать. Как мне водитель, я офицер, может что-то предоставить? — задается вопросом Дадаев. — Если бы человек мне такое предложил, я бы на месте шею свернул. Я защищал закон Российской Федерации, у меня нет ни одного нарушения, даже административного. Я водил машину, даже ни одного штрафа. Я защищал закон, я много людей потерял.
— Вам известно, на что он жил? — спрашивает Садаханов.
— Нет, у него своя семья, он где-то сам в Москве проживает. Если машина свободная, то он на ней уезжал к своей семье и приезжал обратно.
— Вот эти 5-10 тысяч рублей ему ежедневно выплачивали?
— Нет, нет, конечно.
— Правильно я понял, что Мухудинов был человек при Геремееве и выполнял его поручения? — спрашивает адвокат Прохоров,
— Нет, не поручения. Я приехал в Москву, я больной человек, мне надо купить машину. Не будет же Геремеев по метро ходить. Не будет же человек с больной ногой по метро ходить. Это односельчанин, с одного района. После того как я приехал, он мне показывал один маршрут: Веерная, дом 3, Кутузовский, Арбат, отель.
— А он только водил машину или мог выполнять какие-то другие поручения? Купить что-то?
— Конечно. Если вы скажете, я поеду. Я вам что буду отказывать?

Эскерханов пояснил, что пятого человека на продемонстрированной записи зовут Халип Уцмиев. Дадаев фамилию этого человека вспомнить не смог. «Он вызывался, просто суд не хочет его допрашивать», — добавил Темирлан Эскерханов.
Адвокат Анна Бюрчиева хочет огласить протокол допроса от 7 марта, который, по ее словам, не огласило гособвинение. Однако судья спрашивает Эскерханова о его работодателе.
— Если у вас такие прекрасные отношения с Гурарием, почему он не отреагировал на вызов [в суд]?
— Хотите я вызову его через адвоката или брата?
— Что значит «хотите»?
Бюрчиева отмечает, что Эскерханов называл его работодателем, а не о «прекрасных отношениях» говорил. Затем судья уже говорит, что не характеризовал как-то отношения Гурария и Эскерханова.
— Поспокойнее будьте, может, у вас со здоровьем получше будет? — говорит судья адвокату Бюрчиевой, которая ранее попросила перенести завтрашнее заседание суда из-за проблем со здоровьем.
— Вы на что намекаете? Это как-то не по-мужски.

Судья обращается к присяжным и снова говорит, что не надо принимать слова подсудимых о недопустимых доказательствах. В частности, он говорит о просьбе Дадаева показать запись с Веерной, 3.

Прокуроры возвращаются к записи с Веерной, 46 от 28 февраля. Семененко напоминает, что в 2:02 из подъезда вышли четыре человека, в том числе Дадаев. Каверзин говорит, что всего пять человек было. Стороны тихо спорят.
В 9:23 28 февраля Дадаев заходит в подъезд, открыв его своим ключом. В 10:34 к дому подъезжает черный Mercedes. К двери подходит Руслан Мухудинов, он дергает дверь.
— Звонит по домофону, потом ему открывают, — говорит Семененко. Дадаев уточняет, что домофона не было, скорее всего, ему открыл консьерж. Через несколько минут из подъезда выходят Мухудинов с тремя мужчинами, двое из них в кепках. В 10:45 машина с мужчинами отъезжает.
Запись отматывают на 22:30 28 февраля.
— Сейчас мы увидим, как Дадаев и Мухудинов с вещами заходят на Веерную, 46. То есть съехали с Веерной, 3, — опережая кадры, говорит Семененко. У подъезда паркуется машина, затем к двери подходят Дадаев с сумкой и курткой, накинутой на голову, и Мухудинов. Дадаев открывает дверь ключом.

Адвокат Каверзин спрашивает Дадаева.
— На одном из видео видно, как вы подъезжаете на машине 27-го числа к дому на Веерной, 46 около четырех часов дня. Выходит Геремеев и потом вы отъезжаете от этого дома. Гособвинение утверждает, что вы в это время продолжаете наблюдать, следить за Немцовым.
— Такое обвинение не предъявлено, — возражает Семененко. — В 15:47, обвинение говорит, что Дадаев был на Веерной, 46.
Каверзин ссылается на обвинение: там записано, что в это время Дадаев уже вооружился и следил за Немцовым.
— Вы могли одновременно находиться в центре и следить у дома Немцова и на Веерной, 46? — спрашивает Каверзин Дадаева.
— Нет.
— У вас есть двойник?
— Я не встречал такого человека.
Каверзин вспоминает, что Дадаев говорил о просьбе Геремеева переехать на Веерную, 46, поскольку решил больше не снимать квартиру на Веерной, 3. Адвокат интересуется, связано ли с этим появление Дадаева с вещами на Веерной, 46. Подсудимый отвечает утвердительно.
Каверзин уточняет, брал ли Дадаев с собой вещи с Веерной, 46, когда он ездил в Грозный для увольнения со службы. Подсудимый говорит, что оставил их в квартире на Веерной. Адвокат уточняет, пытался ли Дадаев скрыть свои следы, вещи на Веерной, 46 или, может, пытался сжечь одежду. Дадаев говорит, что не пытался их скрыть.

Для присяжных судья объявляет перерыв до 15:30. Адвокаты, прокуроры и подсудимые остаются в зале. Житников говорит о вчерашнем ходатайстве о вызове свидетеля Ольги Тихомировой (Шориной), пресс-секретаря Немцова.
— В связи с этим ходатайством оглашаются показания этого свидетеля, данные на предварительном расследовании, — говорит Житников.
Шорина давала показания следователям 28 февраля 2015 года. Она рассказала, что примерно в 1998 году, будучи журналистом, познакомилась с Немцовым. Потом она подружилась с политиком.
Свидетель рассказывала о деятельности Немцова в «Солидарности», РПР-Парнас, на должности депутата Заксобрания Ярославской области. Политик расследовал траты из бюджета, в том числе на Олимпиаду в Сочи. Кроме того, он высказывал свою позицию по ситуации на востоке Украины. Неоднократно в отношении Немцова совершали провокации, рассказывала Шорина.
На допросе свидетель также вспомнила, что 27 февраля в офисе партии она говорила с Немцовым о предстоящем марше 1 марта. Политик вел себя как обычно. Он не говорил о каких-либо угрозах или опасениях. Вечером 27 февраля от Дурицкой она узнала, что Немцова убили. Дурицкая была на месте убийства, туда же выехала Шорина. Свидетель уточняла, что Анна Дурицкая — «девушка Немцова». Кого-то конкретно Шорина не подозревала, но недоброжелателей у политика было много.

На втором допросе Шорина говорила также о карьере Немцова, начиная с 1990-х годов, останавливаясь на событиях 2003, 2008 и 2012 годов. В 2013 году Немцов стал депутатом ярославской облдумы, выступал с различными инициативами, например, о «заморозке» тарифов на ЖКХ. Также Шорина говорила о финансировании партии, просветительской деятельности Немцова, пересказывает протокол судья, пропуская некоторые фрагменты.
«Последнее время Борис Немцов активно вел фейсбук, а также блог на сайте «Эха Москвы»», — сказано в протоколе. Шорина общалась с политиком почти каждый день, но о каких-либо угрозах он не рассказывал.
Следователь спрашивал о позиции Немцова по двум чеченским войнам и его высказываниях по этому вопросу. Свидетель подробно рассказала об этом, указывая в том числе на его книги, которые были посвящены ситуации в Чечне. Также Шорина вспоминала о публикации Немцова о чеченцах, которые пересекли границу и оказались на востоке Украины во время вооруженного конфликта. На это глава Чечни Рамзан Кадыров позже сказал, что эти люди не относятся к силовым структурам республики.
На вопрос следователя об отношении Немцова к исламу, Шорина говорила, что оно было «прекрасным». Немцов публиковал статью, осуждающую убийство журналистов Charlie Hebdo, но не комментировал карикатуры.
Также на допросе Шорина говорила, что Немцов критиковал действующую власть и настаивал, что «режим Путина погубит страну», читает судья. Также он осуждал присоединение Крыма к России и «выступал против участия России в войне».

Следователь интересовался, привлекался ли Немцов к уголовной и административной ответственности. О привлечении к уголовной ответственности Шориной ничего неизвестно, а к административной его привлекали не раз.
Также пресс-секретарь политика рассказала, что в соцсетях Немцову поступало много угроз, но лишь единожды, в сентябре 2014 года, он воспринял серьезно угрозу убийством за его высказывания о ситуации на востоке Украины. После этого он с адвокатом Прохоровым подавал заявление об угрозе убийством.

Следователь расспрашивал о деятельности Немцова в Ярославской области, могла ли она стать поводом для убийства. Шорина вспомнила некого Сенина, который потерял свою должность из-за политика. По мнению Шориной, Сенин ненавидел Немцова, но не стал бы его убивать.
На другой вопрос следователя Шорина говорила, что никаких соприкосновений у Немцова с чеченской диаспорой в Москве не было.

Кому могло быть выгодно убийство Немцова, Шорина не смогла сказать. Она вспомнила, что сам Немцов считал свое возможное убийство невыгодным для Путина. Поскольку обвиняемые — чеченцы, двое из которых служили в силовых структурах, Шорина допустила, что за убийством может стоять глава Чечни Рамзан Кадыров.

Судья отказывает в допросе Шориной (Тихомировой), «поскольку она давала показания в судебном заседании».

— Простите? — переспрашивает Прохоров.
Вероятно, судья оговорился. На самом деле свидетель живет в Германии и на процессе по делу об убийстве Немцова никогда не появлялась.
Судья отмечает, что угрозы, о которых говорила Шорина, не входят в предмет предъявленных подсудимым обвинений. Он объявил перерыв до 15:30.

Заседание продолжилось. Житников просит пристава пригласить присяжных в зал.
Судья поясняет, что сейчас коллегии будет представлена экспертиза, назначенная во время судебного процесса. Семененко с места показывает присяжным большой том экспертизы. Она объясняет, что будет читать заключение и показывать параллельно фотографии. Экспертизу проводил Институт криминалистики ФСБ.
Перед экспертами поставили следующие вопросы:

  1. Является ли лицо, одетое в темную трикотажную шапку, темную куртку с поднятым воротником, джинсы и темную обувь, зафиксированное на камеры ГУМа, улицы Большая Молчановка и Трубниковского переулка, а также аэропорта Внуково Бесланом Шавановым?
  2. Является ли лицо, одетое в бейсболку, куртку, темную обувь, зафиксированное на те же камеры, Анзором Губашевым?

Экспертам предоставили диски с видео камер ГУМа, улицы Большая Молчановка, Трубниковского переулка и аэропорта Внуково, а также детализацию «боевых трубок».

Один из экспертов проводил фототехническое исследование. В экспертизе описаны процесс исследования, содержание видеозаписей. Семененко начинает с записи из Внуково и указывает, что 28 февраля из машины выходит мужчина, похожий на Беслана Шаванова (объект № 1). Из машины, подъехавшей сзади, выходит мужчина, похожий на Анзора Губашева (объект № 2). Также из машины выходит мужчина, похожий на Мухудинова (объект № 3).
На экран с помощью проектора выводят фототаблицу из экспертизы. Прокурор Антуан Богданов показывает, где и кто находится на стоп-кадре.

— В 13:44 все три объекта вошли в аэропорт, — говорит Семененко. На первых кадрах внутри аэропорта запечатлены Губашев и Мухудинов. В экспертизе говорится, что низкое качество кадров не позволяет использовать их для портретной идентификации, «но можно выделить некоторые особенности объекта, что позволяет опознать объекты», если они были изображены на других кадрах. Например, Анзор Губашев был на предыдущих кадрах с большой сумкой, в синих джинсах и темной куртке.
Шаванов вышел из автомобиля и поставил ногу на его корпус, чтобы почистить обувь. По мнению эксперта, Шаванов мог так сделать, только если это автомобиль хорошо знакомого человека. Затем, не дожидаясь Губашева, объекты 1 и 3 пошли в аэропорт, Анзору пришлось их догонять. Эксперт заключил, что у него был в этой компании «наиболее низкий социальный статус».

Теперь кадр изнутри аэропорта: предположительно, Шаванов, Губашев и Мухудинов заходят в аэропорт. У Шаванова специфическая выправка, отметил эксперт, — так называемая кифозная осанка (осаночный кифоз также носит название «круглой спины» и возникает из-за слабой осанки— МЗ). Не заметить ее нельзя, отмечается в экспертизе.

Теперь описание черных часов Шаванова. Вероятно, эксперт перечислял приметы, по которым можно было опознать всех троих. На Шаванове были темно-синие джинсы и черная обувь.
На щеках и подбородке Шаванова темная щетина. Шаванов и Мухудинов вновь, не дожидаясь Анзора и не оглядываясь, покинули зону входа, из-за чего Анзору снова пришлось их догонять.

Эксперт заключает, что личный статус Анзора опять же ниже статуса Мухудинова и Шаванова.
Губашев пошел в магазин и только потом присоединился к Шаванову и Мухудинову. В зале регистрации Беслан Шаванов несколько раз использовал телефон, зачитывает Семененко экспертизу. Впервые — в 13:45. Вероятно, тогда, находясь у стойки регистрации, он обменялся номерами с другим лицом, говорится в документе, но звонки он не совершал, поскольку не подносил телефон к голове. У Шаванова есть привычка, «которая выражается в захвате пальцами левой руки носа», что эксперт называет функциональным признаком.
Впервые опознанные свидетелем как Анзор Губашев и Беслан Шавнов объекты запечатлены стоящими рядом на таблице 29, на стопкадре видно, что Беслан выше Анзора. При этом на кадре отсутствуют изображения лиц объектов.
На другом кадре мужчины идут по залу в таком порядке: Мухудинов, Шаванов и за ними Губашев. Неожиданно Губашев отклонился от маршрута, по которому следовали Шаванов и Мухудинов. На записи с другой камеры мужчины появляются в том же порядке.
На следующей записи запечатлено прощание: Шаванов и Мухудинов жмут руки, а потом обнимаются, соприкасаясь щеками; Губашев тоже обнимается, но не соприкасается щеками с Мухудиновым. Опять же эксперт делает вывод о более низком социальном статусе Губашева.

На следующих кадрах Мухудинов стоит с каким-то предметом, который он держит перед собой. Вероятно, он смотрит в телефон. Губашев Анзор в это время держит правую руку в кармане, возможно, чтобы взять телефон, сказано в исследовании. На следующем кадре Губашев и Шаванов, предположительно, держат перед собой телефоны. Эксперт полагает, что это не совпадение.
«В 13:58 он (объект №3 — МЗ) опустил руку с телефоном и стал наблюдать за проходом объекта 1 и 2 в зону контроля», — читает Семененко. Потом Мухудинов снова достал телефон. Теперь кадры, вероятно, с Шавановым и Губашевым, которые держат контейнеры со своими вещами. Снова обращается внимание на кифозную осанку Шаванова.
«Также установлено, что в первом в обзоре камеры входа на трап появляется Губашев Анзор», — пересказывает экспертизу Семененко. Однако эксперт заметил, что он дождался, пока проверят документы у Шаванова, и пропустил его перед собой, что тоже указывает на более низкий социальный статус Губашева.

В выводах по записям из Внуково эксперт перечисляет все приметы первого и второго объектов. У Шаванова кифозная осанка, рост превышающий рост Губашева, он шатен, на правой руке часы, на мизинце правой руки кольцо, на запястье левой руки блестящий предмет, «телефон с большим дисплеем», имеет привычку захватывать нос левой рукой и держать руки в карманах. «По отношению к Губашеву Анзору Беслан Шаванов ведущий», — заметил эксперт.

Анзор Губашев: темный волосяной покров, щетина, черная бейсболка, темно-серая куртка, голубые джинсы с выраженными потертостями, сумка. «Положение по отношению к Беслану Шаванову: ведомый», — заключил специалист.

Теперь Семененко зачитывает результаты анализа записей с камер ГУМа. С улицы Ильинка в ГУМ заходит Борис Немцов. Он останавливается, чтобы посмотреть в телефон, в 21:51 он продолжает движение, после того как поднес трубку к голове. Вероятно, он начал говорить по телефону.
В течение 45 секунд на записи наблюдается отображение мужчины, который перемещается по улице Ильинка со стороны Красной площади. На нем черная шапка, черная куртка, джинсы с потертостями. Эксперт отмечают, что эти характеристики совпадают с характеристиками Беслана Шаванова. Он указан как объект №4. На более дальних камерах его изображения рассмотреть невозможно.
Объект стоит в полоборота, что, по мнению эксперта, указывает на интерес объекта к подъезду № 9, в который входит Немцов. До выхода из зоны обзора объект № 4 ходит с поднятой рукой, в которой, вероятно, телефон.

Показывают таблицу входов в ГУМ. Прокурор Антуан Богданов показывает, с какой стороны Красная площадь, улицы Ильинка и Никольская.

Теперь кадры, на которых уже двое объектов. Их Зарина Исоева опознала как Анзора Губашева и Беслана Шаванова. Эксперт также отмечал разницу в росте: Шаванов выше.
«В период с 22:39:15 до 22:39:27 [у вращающейся двери 9-го подъезда] фигурирует менее высокий объект», — написал эксперт. Он нажимал на кнопку, пытаясь открыть дверь, но ГУМ уже был закрыт и объекту не открыли. У этого объекта темный волосяной покров, щетина, черная бейсболка, темная куртка с поднятым воротником, голубые джинсы с выраженными потертостями. «Отсутствие более высокого объекта обусловлено тем, что он мог находиться в «мертвой зоне»», — говорится в исследовании. Перечисленные признаки объекта совпадают с признаками, предположительно, Губашева в аэропорту.
«Оба эти объекта видны в 22:38, пока один из них не сворачивает влево, ну то есть Губашев Анзор не сворачивает влево, делает маневр», — отметил эксперт. Он отстает от Шаванова, а потом догоняет его, говорит Семененко. Также в экспертизе говорится, что один объект не согласовывал свои действия с другим, что указывает на его лидерское положение.
У объекта №4 на поднятой руке виднеется блестящей предмет. Такой признак был отмечен у Шаванова на записях из Внуково.

В 22:40 объекты появляются на кадрах в Ветошном переулке. У одного из них все та же кифозная осанка. «Далее эта же пара фиксируется в зоне обзора камеры №6 на 24 секунды», — отметил эксперт. Потом один из объектов переложил телефон из левой руки в правую и поднес его к голове.
«Все проанализированные изображения двух объетов не пригодны для фотопортретного исследования», — заключил специалист. Однако он смог выделить их особенности. У объекта №4: черная шапка, темная куртка с поднятым воротником, телефон с большим дисплеем. У другого объекта: рост заметно ниже, чем у объекта №4, темный волосяной покров на голове, щетина, бейсболка, темная куртка с поднятым воротником, металлические кнопки на куртке, голубые джинсы с потертостями, привычка держать руки в карманах куртки.

Теперь речь в экспертизе идет о других кадрах с Красной площади. Объект №7 (Исоева опознала как Шаванова) и объект №8 (опознан как Губашев). Эксперт снова говорит, что Шаванов выступает в роли ведущего, а Губашев — ведомый, поскольку последнему вновь пришлось догонять Шаванова.

«Объект №7 вынимает руку из кармана куртки, потом подносит к лицу левую руку. Качество изображения позволяет заключить, что в руке Шаванова нет каких-либо предметов, например, носового платка», — сказано в экспертизе. На следующих кадрах Губашеву снова приходится догонять Шаванова.
Адвокат Артем Сарбашев просит не называть объекты фамилиями Шаванов и Губашев. Прокурор Семененко уточняет, что так их опознала Исоева.
Судья строго обращается к Сарбашеву и говорит, что это эксперты в заключении назвали Шаванова и Губашева объектами.
— Шаванов — объект № 1. Губашев — объект №2, Мухудинов — № 3, — резюмирует судья.

На следующих кадрах объекты №7 и №8 уходят от катка на Красной площади. Эксперт отмечает, что одежда людей у катка выглядела синей, видимо, из-за особенностей освещения на катке. На кадрах действительно куртка Анзора Губашева выглядит синей, хотя до этого эксперт ее характеризовал как черную или темно-серую. При этом куртка Шаванова по-прежнему выглядит черной.
Эксперт заключает, что на кадрах после 22:51 опознанные Исоевой как Анзор Губашев и Беслан Шаванов перемещаются в сторону улицы Ильинка. У обоих руки в карманах. Вновь перечисляются те же особенности обоих. Шаванов — ведущий, Губашев — ведомый.

Теперь исследуется экспертиза записей из Трубниковского переулка. На кадрах камеры появляются двое людей, один из которых заметно выше другого. На одном объекте темная шапка, темная куртка с поднятым воротником, джинсы с потертостями, темная обувь, темные перчатки, блестящий предмет на руке. На более низком объекте черная бейсболка, темная куртка, джинсы и темная обувь. У этого же человека на левом плече сумка. «Обращают на себя внимание почти одновременные действия объектов, когда они поднимают руки к голове», — сказано в экспертизе. Специалист трактовал это как попытку скрыть лицо от камер.
На следующих кадрах видны уже только темные силуэты и они «неинформативны», но можно заключить, что один объект ниже другого и он отстает от второго, делает вывод эксперт. Эксперт считает, что на всех видео фигурирует одна и та же пара. Вновь перечислены признаки объектов.

Прокурор переходит к анализу кадров с улицы Большая Молчановка. Снова два объекта в кадре, они идут в сторону Нового Арбата. Те же признаки: у одного темные шапка, куртка, обувь, он выше другого объекта; у второго — бейсболка, щетина, темная куртка и джинсы. Снова перечисление признаков по всем исследованным записям и последней.

Следующая страницы фототаблицы: на ней кадры с парой у катка на Красной площади и с парой на улице Большая Молчановка. Эксперт заключает, что на этих кадрах одни и те же люди. Такой же вывод по кадрам у ГУМа и кадрам у катка.
Семененко заканчивает оглашение на сравнении других кадров с аналогичными выводами. Судья после замечания адвоката Магомеда Хадисова просит прокурора зачитать и выводы экспертизы.
В выводах говорится, что лица идентифицировать невозможно. Эксперт не может утверждать, что на записи Анзор Губашев. Семененко поворачивается к присяжным со словами «но мы-то с вами знаем», что говорила Зарина Исоева по этой записи. Судья пытается успокоить прокурора и просит ее остановиться, но Семененко почти кричит, что «Исоева опознала» подсудимых.
Присяжных отпустили. Следующее заседание состоится во вторник, 23 мая.

Источник:
«Медиазона»


17.05.2017 Солидарность у суда над обвиняемыми в убийстве Бориса Немцова

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Фотографии — Надежда Митюшкина

Добавить комментарий