Борис Немцов: «Проект губернаторства закрыт»

01.06.2017
Нижний Новгород. Интервью с Борисом Немцовым

Агентство НИА
Борис Немцов: «В Нижегородской области делить уже нечего»
10 декабря 2004

Первый губернатор Нижегородской области постсоветской эпохи, бывший лидер СПС, а ныне – председатель совета директоров концерна «Нефтяной» и член совета директоров «Ростик Груп» Борис Немцов в интервью Нижегородскому телеграфному агентству говорит о последних событиях в мире, стране и Нижегородской области

Революция в России невозможна

— Борис Ефимович, Вы один из немногих российских политиков, которые приняли активное участие в украинских событиях, но, в отличие от других, встали на сторону Ющенко. Чем объясняется Ваша позиция? В чем лично Ваш интерес?
— Знаете, в чем причина революции на Украине? Их Кучма достал. Рейтинг ноль, антирейтинг — более 90%, семья, коррупция, олигархи, нищета вранье, обман.

Вторая причина — бесконечные фальсификации. Пять дней заседание Верховного суда транслировалось в прямом эфире, и суд рассматривал 16 тысяч жалоб. На этом фоне позором выглядит заявления Грызлова и Рушайло, что выборы прошли честно.

— Какие уроки извлекли из ситуации в Украине лично Вы?
— Первое: революция в России сейчас невозможна. В отличие от Украины, у нас достаточно популярная федеральная власть, я имею ввиду Президента.
Второе: у нас гораздо более мощная цензура.
И третье: у нас более разобщенная оппозиция.

— Не обернется ли победа Ющенко существенным ущемлением прав русскоязычного населения на Украине и проблемами во взаимоотношениях не только политических кругов двух стран, но и рядового населения?
— Я считаю, что максимум для того, чтобы испортить отношения России и Украины, наш Кремль уже сделал. Но Ющенко — человек компромиссный и реалистичный, он считает, что надо стоять на двух ногах — на западной и восточной. Когда Ющенко был премьер-министром, у нас были с Украиной нормальные отношения. Я горжусь тем, что Союз правых сил — единственная российская партия, которая поддержала будущего президента Украины.

Ющенко прекрасно понимает: для сохранения целостности Украины единственный шанс — проводить пророссийский курс. Теперь относительно любви Януковича к России – она преувеличена. Он Черновила назначил начальником своего штаба. А Черновил — основатель националистической украинской организации.

Януковича четыре раза привлекали к уголовной ответственности: за изнасилование, мошенничество, разбой и кражу, он дважды сидел.
Я не хочу, чтобы у наших братьев был такой президент. Я считаю, что Янукович и Ющенко — оба проукраинские президенты, не пророссийские и не прозападные. У них страна может развалиться, поэтому им обоим нужно быть компромиссными. Янукович должен будет смотреть на запад, повернувшись спиной к Москве, соответственно Ющенко должен будет смотреть на Москву, повернувшись спиной к западу.

Ющенко хочет, чтобы Украина была европейской, я его за это не осуждаю, я хочу, чтобы Россия была европейской. Ющенко реально популярен, потому что за ним в отличие от Януковича нет олигархов. Там есть Юля Тимошенко, а олигархов нет.

СПС занялся регионами

— Как сейчас обстоят дела с СПС? Что будет с партией дальше?
— Я считаю успехом, что в четырех красных регионах во второй тур губернаторских выборов вышли представители СПС. Это случилось в Кургане, в Ульяновске, в Волгограде и в Брянске. СПС сейчас решил заняться регионами и все силы туда бросить. Я считаю, что если эту стратегию сохранить, то будет хорошая платформа для участия в парламентских выборах 2007 года. Но я не считаю, что СПС в одиночку сможет справиться с задачей. Я сторонник создания коалиции.

— У СПС до сих пор нет официального лидера партии, этот вопрос будет как-то решаться?
— Я считаю, что это плохо, что нет лидера, потому что партия без лидера — как без головы. У нас пока есть время, чтобы исправить положение. У нас партия демократическая, есть много желающих возглавить ее. Я думаю, мы изберем лидера в 2005 году.

— «Комитет 2008», участником которого Вы являетесь, до сих пор пытается оспорить результаты тех выборов. Неужели есть шансы?
— Мы сделали для нашей власти неприятную вещь, такую неприятную, что они не знают, что с этим делать. Мы провели мониторинг всех эфиров во время предвыборной кампании. И выявили, что на госканалах бесплатно демонстрировались ролики политической партии «Единая Россия». Закон о выборах они нарушили около 400 раз.

Мы привезли целый грузовик кассет с записанными эфирами. Налицо грубейшее нарушение закона, не принять которое невозможно. Я думаю, что они примут такое решение: все это было незаконно, но не повлияло на итоги голосования. От арифметики невозможно открестится, получается, что единая Россия была в эфире 10 часов, а партия жизни — час. Это будет доказано. А дальше в Страсбургском суде можно будет доказывать, что данные нарушения реально исказили волеизъявление людей.

Проект губернаторства закрыт

— До того, как Президент озвучил свою инициативу о назначаемости губернаторов, Вы говорили, что не исключаете возможности участия в выборах губернатора Нижегородской области. Вариант Вашего назначения не рассматривается?
— После заявления Путина об отмене выборов я принял решение проект своего возможного губернаторства закрыть. Я не буду в этом участвовать при любом раскладе. Я считаю для себя унизительным быть назначенным на должность губернатора. Меня, конечно, назначили в «детстве», но после этого я долго добивался того, чтобы губернаторов избирали. Сейчас этого права народ лишили, я считаю это грубой ошибкой, которая будет исправлена после ухода Владимира Путина.

Управлять страной из Москвы и через московских чиновников – невозможно. Главный эффект от подобной реформы будет заключаться в том, что многие российские граждане не будут знать своего губернатора, потому что ему не надо будет отчитываться перед народом.

Вот сейчас, например, обсуждается бюджет Нижегородской области. Честно скажу: стыдно за такой бюджет! Если его привести к общему знаменателю с учетом инфляции, то он будет меньше, чем когда я был губернатором. Такая ситуация складывается не потому, что область плохо работает, а потому что все деньги Москва забирает. Назначенный губернатор никогда не сможет защитить интересы региона, потому что знает: если будет сильно протестовать — его снимут, будет сильно бороться за дороги, за здравоохранение за социальные выплаты — его снимут.

— Кто из ныне действующих политиков региона имеет шансы на губернаторский пост, на то, чтобы его кандидатуру Президент вынес на рассмотрение Законодательного собрания?
— Много хороших людей конечно, но кто назначает, тот и заказывает музыку. Если назначает народ, то он может и влиять, а если выбирают кремлевские клерки, то губернаторы будут отчитываться перед ними, поэтому даже хороший человек, если он не глупый, поймет, кто у него хозяин и будет перед ним выслуживаться, а не перед народом. Поэтому дело не в личности, а в системе.

Говорят о единстве государства, но я считаю, что назначение губернаторов ведет к развалу Государства. Потому что у нас слишком разная страна. На Чукотке Роман Абрамович, избранный губернатор и искренне там любимый, в Чечне избран Алу Алханов. Регионы у нас очень разные и жизнь там разная и люди, как из Кремля все это увидеть?

Представьте, если в Татарстане назначат человека, которого клан Шаймиева не принимает! Они о суверенитете объявят!

Россия подвержена распаду, и ставить такие эксперименты, отказываясь от федерализма, не только накладно для населения, но еще и опасно для единства страны.

— Каковы шансы Геннадия Ходырева и может ли он сделать что-то, чтобы эти шансы у него появились?
— Если бы были выборы, можно было бы обсуждать шансы действующего губернатора, можно было бы говорить на тему, что Ходырев сделал для народа, что не сделал. Но поскольку выборов больше не будет, то обсуждать московскую «подковерную борьбу» я не могу, потому что мне это неинтересно. Назначение губернаторов будет окутано аппаратными интригами. И у кого тут сноровка больше, у старого члена партии Ходырева или у аппарата полпреда, я не знаю. Каждый считает, что у него лоббистских возможностей больше.

Я считаю, что назначение губернатора никакого отношения к его успехам не имеет. Когда Президент начинал реформу, я надеялся, что он сформулирует правила отбора, чтобы кандидат был популярен и профессионален, но если нет таких правил, то все решают только устные соглашения внутри Кремля.

Конфликты интригуют и захватывают

— С момента Вашего отъезда из области здесь не прекращаются политические конфликты. То губернатор воевал с мэром (кстати, оба – Ваши бывшие заместители), то новый губернатор – с новым Законодательным собранием – и частично с мэром, в плане принятия бюджета, например. В чем причины вечных противостояний? Что делят и так долго не могут поделить в Нижегородской области?
— Скажу честно — делить уже нечего. Тем не менее, процесс идет, сейчас они начали делить гостиницу «Октябрьская», пассажирский транспорт. Я думаю, все это происходит от низкого уровня ответственности за свою работу.

Когда я был губернатором, я конфликтовал с мэром Нижнего Новгорода Дмитрием Бедняковым. Я считаю это худшим периодом своего губернаторства. Конфликты интригуют и захватывают, но до народа руки не доходят, потому что все 24 часа уходят на выяснения того, кто из нас круче. Конфликты происходят на местных уровнях власти во всем мире, мудрость руководителя — их минимизировать, не исключить полностью, так не получится, но минимизировать.

Сейчас, на мой взгляд, по сравнению с ельцинской эпохой, конфликты между чиновниками стали более ожесточенными, потому что речь идет о вполне конкретных деньгах за собственность, которая находится вне общественного контроля.

Главный критерий столичности – это деньги в кошельках

— Сейчас много говорится о необходимости разработки стратегии развития Нижегородской области. Как Вы думаете, кто должен ее разрабатывать, и на чем она должна основываться?
— Я начинал эту тему — «Нижний – третья столица России». Насколько я понимаю, то, что сейчас делается — «Программа развития Нижнего Новгорода как столицы Поволжья» – это тоже попытка найти объединяющую идею, это заслуживает внимания. К сожалению, как мне кажется, людей несколько напрягает, что больше говорится, чем делается. Когда говорят о столичности, а дороги в городе такие, что не пройти — не проехать – это неправильно. Но сама идея очень правильная.

Для меня главный критерий столичности – это деньги в кошельках людей. Я считаю, что Нижний Новгород можно будет приравнивать к столичному уровню, когда средняя зарплата по городу будет где-то долларов 500. Тогда можно говорить, что стратегия верная. Пока же кроме точечной застройки центра Нижнего и торговых центров, каких-то серьезных инвестиций за последнее время не было.

У меня к столичности практическое отношение: когда средний класс появится, когда люди смогут в рассрочку покупать жилье, улицы станут приличными, вот тогда можно будет говорить об удачной стратегии развития региона. Есть, конечно, и гуманитарная сторона развития, этим нужно заниматься, но для большинства жителей губернии критерием успеха является их собственное благосостояние.

Не надо сравнивать Нижний Новгород с Москвой. Давайте сравним с промышленно-развитыми территориями – Самара, Екатеринбург, Новосибирск. Там народ живет лучше. Выше средняя зарплата, ниже уровень бедности.

— В Вашу бытность губернатором часто говорили о положительном, позитивном имидже региона. Каким этот имидж видите Вы сегодня? Каким его видят в Москве?
— Рассказываю: открываешь центральную прессу и читаешь: «Губернатор решил выгнать с работы своего сенатора Бушмина, за Бушмина вступился полпред».
Пять статей было в центральном «Коммерсанте» про это. Теперь представьте, предприниматели читают это и думают: инвестировать ли в область деньги?
Дальше, читаем: «Жена губернатора работает у мужа…», опять сплошные интриги.
И все эти негативные примеры становятся достоянием гласности, о них читают не только в Москве, но и за границей, о каком имидже региона может идти речь?

Имиджем региона надо заниматься, потому что это деньги. Я считаю, что правильно все делал в свое время. У Нижнего был имидж региона реформаторского и движущегося вперед, к нам пришли деньги. Оказалось, что репутация стоит денег, а раз так, то нужно над этим работать.

— Ваш давний соратник и помощник Александр Котюсов вдруг оказался в стане вашего бывшего соперника – Геннадия Ходырева. Что-то изменилось в Ваших взаимоотношениях с губернатором?
— А он разве там работает? Он там не работает! Я с ним разговаривал, задал ему этот вопрос, он ответил, что там не работает. Он бы мне, наверное, рассказал. Я должен сказать, что он мой товарищ и человек абсолютно самостоятельный, он может работать, конечно, где угодно, только между нами не принято скрывать место работы. Он там не работает.

Нижегородский рынок недвижимости находится в стагнации

— У концерна «Нефтяной» и «Ростик-Груп», в советы директоров которых Вы входите, есть интересы в Нижегородской области?
— У «Ростика» есть планы вхождения, в Нижегородскую область, но нужно найти партнера, который «загорелся» бы этим бизнесом. Даже таким проектом как «Ростик» из Москвы руководить нельзя. Нужно найти обязательно здесь толкового нормально руководителя.

Что касается концерна «Нефтяной», то с нефтью мы сейчас вообще не связаны, а занимаемся недвижимостью. И мы изучали нижегородский рынок на предмет строительства и жилья и офисных зданий. Рынок сейчас находится в стагнации. Людей богатых мало, предложений много, большинство нового жилья до сих пор не заселено. Поэтому мы пока решения об инвестициях не приняли.

10 декабря 2004
НТА — Сергей Тумкин
Архив НТА. Copyright © 1999-2006 НТА

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.