Немцов: «Самое мерзкое в олигархическом капитализме — ”приватизация власти“»

10.08.2017
История. О Борисе Немцове

Издание «Молодежь Эстонии». Архив
Этого люблю, этого терплю…
28 марта 1998

В минувший понедельник (23 марта 1998 года) президент России Борис Ельцин огорошил Россию — да что там Россию, весь мир — отставкой федерального правительства. Подготовленная втайне, при нулевой утечке информации «из достоверных источников», эта отставка и все, что за ней последует, долго еще будет предметом обсуждения, споров, анализа в российской печати. Естественно, мы будем следить за этим обсуждением, за новыми шагами президента и Государственной думы, перипетиями их непростых и нелегких взаимоотношений. А пока…

Пока хочется предложить вниманию читателей «Молодежки» рассказ о некоторых любопытных событиях, предшествовавших отставке. Тем более что определенная взаимосвязь между ними прослеживается. Политолог Сергей Кургинян прямо считает, что отставку правительства во многом инициировал советник главы кремлевской администрации Борис Березовский. Но обо всем по порядку.

В конце февраля подлечивавшийся в Швейцарии российский бизнесмен и политик Борис Березовский осчастливил популярный еженедельник «Московские новости» любопытнейшим интервью, в котором раздал всем наиболее заметным политическим фигурам России свои оценки: одного похвалил и обласкал, другого определил как политического противника, а третьего и вовсе объявил несостоятельным. Среди этих несостоятельных назван Борис Немцов, который был и остался, по мнению Березовского, провинциалом: «Ничего плохого в этом нет, он отсюда, из Москвы, смотрелся хорошим губернатором, но оказался никудышным в центральной, федеральной власти. И опять-таки ничего страшного, что он сюда пришел, мы его разглядели, а теперь понимаем, что совершили колоссальную ошибку…»

Обратили внимание на ход рассуждений Березовского? Доктора наук, главы АО «ЛогоВАЗ», контролирующего к тому же компании «Аэрофлот — Российские международные авиалинии», «Сибнефть», «Объединенный банк», ОРТ, «Огонек» и «Независимую газету»…
Он рассуждает как кукловод, вышедший на сцену и показывающий, как он, дергая за веревочки, управляет куклами… Олигарх, отчетливо сознающий свою роль и немало в ней преуспевший. Этого люблю, этого терплю, с этим расстанусь…

Между тем Борис Немцов в ознаменование годовщины пребывания первым заместителем председателя правительства Российской Федерации написал — специально для «Независимой газеты» — статью с размышлениями о том, что ждет Россию: олигархия или демократия? Интересно, что, передавая статью в редакцию, Борис Ефимович подчеркнул, что она написана не первым вице-премьером правительства, а гражданином Немцовым. И это очень существенная ремарка…

На пороге XXI века Россия вновь оказалась перед выбором, пишет автор статьи. Сейчас решается, при какой социально-экономической системе будут жить граждане России ближайшие десятилетия. То, что возврата к социализму нет, понимают даже самые рьяные сторонники социалистической идеи. Но рынок может быть разный. В Швеции и США, в Пакистане или Индонезии господствуют рыночные отношения, тем не менее социально-экономическое устройство этих стран принципиально различно. По какому пути пойдет Россия? Демократического (народного) рыночного хозяйства или олигархического капитализма? И за тем, и за другим выбором стоят могущественные политические силы, противоречия между ними в последнее время все более обостряются и переходят в открытое противостояние.

Конечно, никто не ставил перед собой задачу строить именно олигархический капитализм, пишет Немцов. Движению России в этом направлении способствовало то, что изо всех разновидностей капитализма олигархический наиболее близок к социализму «по-советски». Их роднят монополизм, централизация экономики, контроль бюрократии над народным хозяйством, незначительная роль или отсутствие малого и среднего бизнеса и частной инициативы. Сыграла роль и специфика российской экономики, базирующейся на топливно-энергетическом комплексе, который немыслим без крупных корпораций.

Конечно, был и другой, демократический путь развития. А именно: государству надо было активнее вмешиваться в экономическую жизнь. Нет, нет, не так, как это было при советской власти, — не пытаясь руководить хозяйственной деятельностью предприятия. Государство должно было создать условия для возникновения конкурентной среды. Антитрестовское законодательство, открытое и на конкурсной основе распределение государственных заказов, защита прав собственников, ограничение вмешательства бюрократии в бизнес, защита интересов вкладчиков — вот далеко не полный список того, что не было сделано. Вместо этого государство позволило, вернее, даже способствовало концентрации собственности в руках узкой группы предпринимателей, связанных с бюрократией.

Главный источник наживы для финансово-бюрократической олигархии на местах — бюджет, собственность и земля, формально находящиеся в региональном и муниципальном ведении, а фактически — в бесконтрольном распоряжении управляющих ими компаний. К примеру, очень многие площади на московском Арбате, на которых размещаются рестораны, кафе и т.д., формально принадлежат мэрии, но распоряжается ими узкая группа бизнесменов, которые сдают эти площади за бешеные деньги, выплачивая мэрии лишь незначительную часть полученного. Масштабы теневого оборота здесь настолько велики, что любая попытка изменить ситуацию может закончиться трагически для тех, кто ее предпримет.

…Главное, чем отличается олигархический капитализм от демократического, утвердившегося в США после нового курса Рузвельта, а в Западной Европе в послевоенные годы, — государственая политика перераспределения доходов. Через систему прогрессивных налогов, налогов на собственность и социальных пособий малоимущим государство перераспределяет доходы от богатых к бедным. В России же все наоборот. Государство — насос, перекачивающий деньги от бедных к богатым. Богатые не только не платят налоги в полном объеме, для чего существуют сотни лазеек. Уже собранные налоги через прокрутку в уполномоченных банках, «дутые» подряды, фиктивные государственные кредиты возвращаются к олигархии. В результате в бюджете нет средств на зарплату учителям, врачам, на детские пособия, помощь беженцам и т.д. Сохраняется пропасть между богатством меньшинства и нищетой большинства граждан России. Отсюда — поляризация, а с ней и социальная напряженность в обществе.

Самое мерзкое в олигархическом капитализме, продолжает нелюбимый Березовским Немцов, — «приватизация власти». Известно немало примеров, когда по мановению руки какого-нибудь магната армия милиционеров, налоговых полицейских, прокуроров начинает лихорадочно трудиться, чтобы найти компромат на его конкурента или политического противника. Правоохранительные органы страны настолько слабы и бедны, что фактически находятся в распоряжении не органов власти, а экономических и информационных «королей».

И все же Немцов оптимист. Он верит в здравый смысл. В то, что люди, стоящие сейчас у руля экономики, не могут не понимать, что они «калифы на час». Ибо их положение крайне неустойчиво. Хотя бы потому, что подавляющее большинство населения не хочет жить при олигархическом режиме.

Без мощной общественной поддержки любые антиолигархические реформы обречены на провал, уверяет Немцов. Только широкое массовое общественное движение, опирающееся на средний класс, может повлиять на выбор Россией пути в пользу демократии. Массовая база этого движения — те, кто напрямую страдает от олигархической системы перераспределения доходов от бедных к богатым, а это — большинство страны.

Т. Кянну.

(По страницам российских газет)

Немцов: «Самое мерзкое в олигархическом капитализме — ”приватизация власти“»: Один комментарий

Добавить комментарий