Борис Немцов: «Знаете, кто меня научил меценатству?»

08.10.2017
О Меценатстве

«Демократия действительно омерзительна. Но лучшего никто не придумал»
Фрагмент интервью с Борисом Немцовым

— Олигархи народу могут быть и небесполезны. Например, если займутся меценатством.
— Когда-то в России традиции меценатства были довольно крепкими. Например, русские купцы и промышленники за свои деньги строили школы, больницы, церкви, приюты, ночлежки. Потом богатых людей не стало и традиций тоже. Сейчас они начинают возрождаться, но массовый характер не приобрели.

Сам я инициатор попечительского движения в России. Создал 73 попечительских совета — в каждой школе округа, по которому избирался в Нижнем Новгороде. Веду в них три крупные программы.

Первая — «Стипендия одаренным детям». В ее рамках выплачиваю 150 стипендий школьникам — победителям олимпиад — по 300 рублей.
Вторая — «Уроки государства и права в Государственной Думе».

По ней школьники из моего округа приезжают ко мне в Думу, я рассказываю им, как работает законодательный орган страны, что делает «Союз правых сил» и каково государственное устройство России. У меня побывали уже 400 человек. 80 процентов из них в Москве впервые.
Третий проект самый главный: я подключаю школы округа к глобальной сети Интернет. Подключил уже 45 школ.

В 11-й школе Нижнего Новгорода, где я учился, тоже создал попечительский совет, выплачиваю стипендии моим бывшим учителям, тем, которые работают там до сих пор. Это очень трогательно. Я читаю лекции в США, мне хорошо платят, поэтому могу тратить деньги на меценатство. Считаю, что личным примером можно заразить людей.

В Нижнем реализую еще один крупный проект — «Пушкинская библиотека». Это мне очень близко, поскольку моя жена — библиотекарь — «лоббирует» интересы библиотечных работников. В России десятки тысяч библиотек влачат жалкое существование. Мы купили стотомник русской классики — от Карамзина до Акунина, и я подарил его всем библиотекам в округе. Кстати, вам я первой об этом рассказываю.
Знаете, я занимаюсь благотворительностью не ради предвыборной кампании. Мне приятно это делать. Когда страна бедная, а ты нет, чувствуешь себя дискомфортно, если ничем людям не помогаешь.

Кстати, по этому поводу мне вспомнился один случай. В детстве я однажды лежал в больнице на Рождество Христово: упал и разбил голову. Несчастней меня, наверное, никого в мире не было. В Новый год профессор Дикова детям, оставшимся в больнице, сделала подарки. Это было неожиданно и очень приятно. Тогда я ей и пообещал, когда вырасту, приходить под Новый год в больницу и дарить детям подарки. Делаю это каждый год. Дети к этому так привыкли, что считают меня Дедом Морозом.

Знаете, кто меня научил меценатству? Слава Ростропович и Галина Вишневская. В мою бытность губернатором в Нижнем Новгороде я организовал фестиваль искусств, в котором часто участвовал Ростропович. Однажды мы с ним разговорились о российских проблемах, о том, что старики умирают раньше времени, народу тяжело живется, детей рожать люди боятся. Я у Славы и спрашиваю: «Как бы нам рождаемость поднять? Она у нас такая низкая». Он отвечает: «Родильные дома плохие, а нужны хорошие».

Два символа демократии, чести, человеческого достоинства. И нет им замены. — Галина Дмитриева

И мы с ним решили в одной из деревень сделать роддом не хуже, чем в Нью-Йорке: «Ты, — говорит Ростропович, — как губернатор здание построишь, а я куплю в Америке оборудование. И сделаем суперсовременный роддом».

Никто, конечно, в это не поверил. Но через год в одной из деревень под Нижним Новгородом, в которой, кроме разбитых дорог и памятника Ленину, ничего не было, мы его открыли. Сельских врачей отправляли на стажировку в Европу, Америку. Они выучили английский язык, овладели самым современным оборудованием, ранней диагностикой патологии беременности. На открытии родильного дома мы с Ростроповичем обратились к мужикам с просьбой перестать пить и заняться повышением рождаемости. Объяснили, что это очень нужное, патриотическое дело.

Через год, я уже в Москве работал, Слава там побывал и вернулся в ужасе: в деревне ничего не изменилось. Мужики не послушались — как пили, так и пьют, бабы мужиков за это ненавидят. Где уж им детей рожать? Рождаемость как была низкой, так и осталась. Роддом потихонечку разваливается: содержать такой дворец посреди общей разрухи очень накладно. Но все равно я очень горжусь этим проектом.

Еще один момент. В СПС меценатство стало традицией. Мы единственная партия, которая выплачивает стипендии участникам чеченской войны — 500 стипендий. Последний раз был в Махачкале и Дагестане. Выплатил дагестанским ребятам 30 стипендий по 1000 рублей. Кроме того, члены партии каждый в своем округе на средства СПС подключают школы к Интернету. Это партийный проект. Ирина Хакамада, например, занимается этим в Питере, Артур Мяки — в Карелии, Владимир Южаков — в Саратове, Эдуард Воробьев — в Москве. Мы подключили уже тысячи российских школ.

— Это не предвыборная кампания?..
— Вы же об этом даже не слышали…
Владимир Потанин занимается очень крупной программой: тысячи стипендий выплачивает одаренным российским детям.
«ЮКОС» реализует крупномасштабный проект по интернет-образованию. Оборудовал уже больше 20 классов, где специалисты обучают учителей и детей компьютерной грамоте, работе в Интернете. Многие бизнесмены вкладывают деньги в лечение больных несчастных детей. «Процесс пошел», но медленно.

Государство не очень хорошо к этому относится. Ни одному крупному меценату, например, Владимир Путин не вручал ни приза, ни почетной грамоты. . . Думаю, что меценатство можно стимулировать правильным налоговым законодательством: если ты из прибыли вкладываешь деньги в благотворительность, они вычитаются из налогообложения. Но, считаю, все зависит от воспитания. Если человек внутренне готов к этому, то будет это делать, не ожидая льгот от государства.

26 апреля 2002 года
Фрагмент интервью с Борисом Немцовым
«Демократия действительно омерзительна. Но лучшего никто не придумал»

Борис Немцов: «Знаете, кто меня научил меценатству?»: Один комментарий

Добавить комментарий