Он не будет забыт Россией — как надежный и щедрый друг

11.02.2019
Вспоминая Немцова

ЖЖ Евгений Ермолин
Немцов
28 февраля 2015

Мрачная, страшная, гнилая русская ночь. Пуля достала человека, в котором было так много жизни, сколько бывает лишь у немногих людей. Тяжесть неимоверная. Он любил жизнь — как видно по итогу, безответно.
И всё же скажу, не боясь оказаться непонятым: какая это прекрасная, по нынешним временам, ослепительная смерть! Она вызывает не только слепую боль, а еще спазм горькой, но высокой печали. Ибо не всем такое дано.

Он не был солдатом, он был против войны – и умер безоружным. Но это гибель от руки врага – и это «красная» смерть на миру. На мосту Москворецком, перед спесивым Кремлем – и перед храмом Василия Блаженного, где еще блуждает в потемках эхо пламенных юродских проклятий в адрес неправедной власти.
Да и было в нем нечто безусловно юродское: отметина правдоискательства, обличительства, за что нельзя было его не любить, если только хоть как-то настроено ухо на горячую веру, непримиримую к злу.
Глухая, мутная, унылая зима замкнулась этой гибелью, сошла на нет. И случилось это – во дни печальные великого поста, как жертвой вечерней. (140-й псалом Давида: «Да направится молитва моя, как фимиам, пред лице Твое, воздеяние рук моих – как жертва вечерняя».)

«…И томился драгунский Пьеро, –
Всех влюбленных в тебя суеверней
Тот, с улыбкой жертвы вечерней,
Ты ему как стали – магнит,
Побледнев, он глядит сквозь слезы,
Как тебе протянули розы
И как враг его знаменит…» (Ахматова)

И даже последняя женская ласка, ласка взгляда и рукопожатья, смягчила, как просил когда-то московский поэт, горечь его рокового часа.
Он был человек моего поколения, буквально ровесник. Это, знаете ли, часто заставляет относиться к человеку по-братски даже безо всяких причин. А тем более с причинами. И вот скажу. Многое и многих забудут. От нынешней серой плесени, которая глумится сейчас по его поводу, не останется ни имени, ни титула, ни званья, — а он не будет забыт Москвой и Россией – как страстный любовник, как надежный и щедрый друг.
Вы отвергаете его, но не вычеркнете из истории — как иную, неслучившуюся возможность, как альтернативную перспективу, и не раз еще вспомните, причем очень скоро. Кому-то умаляться, а ему расти.

…И все-таки, понимая все это, чувствуешь, как уходит из страны воздух. Остается какой-то аммиак, почти что нашатырь. Чем и зачем здесь жить? Подумаем об этом завтра.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.