Нижегородские реформы в изложении губернатора

2019
История. Немцовская эпоха. Немцов-губернатор о реформах
Январь 1995 года

Нина Зверева:
Сегодня — День памяти Бориса Немцова. В моем видеоархиве много материалов, которые вряд ли известны широкой публике. Долго думала, какой из них выбрать. И решила показать вам работу, которую придумал сам Борис в пору его губернаторства.

Он мечтал подробно рассказать жителям губернии о сути своих реформ и отчитаться о том, что уже сделано. Моя задача была сделать фильм максимально документальным и подобрать нужные кадры хроники. Как обычно, я позволила себе задать губернатору те вопросы, которые хотела задать. Это не был заказной фильм, это было подробное интервью с картинками. К сожалению, качество фильма плохое, так как основной материал был снят на бытовую камеру, другой тогда не было.

Я назвала этот фильм «Нижегородские реформы в изложении Губернатора». Думаю, многие люди, которые достаточно резко высказываются о политической карьере Бориса Немцова, в том числе о его деятельности в качестве губернатора, будут удивлены.
Немцов был не просто ярким и харизматичным политиком, он умел вдохновлять людей и достигать конкретных результатов. И я тому свидетель.
Нина Зверева, 27.02.2016

«Нижегородские реформы в изложении губернатора». Январь 1995

Канал Нина Зверева

РАСШИФРОВКА:

Нина Зверева: А что такое реформы вообще?
Борис Немцов: Я долго думал над этим вопросом, и пришел к выводу, что реформа – это такой гигантский ремонт, причем результат очень сильно зависит, во-первых, кто ремонтирует, во-вторых, какой план ремонта существует, и в-третьих, как ремонтируют. Можно так ремонтировать, что, в конце концов, не только будет сыпаться штукатурка, но и потом грохнутся перекрытия, и от ремонтируемого здания вообще ничего не останется.

НЗ. Осень 91-го года, когда вы стали губернатором. И тогда нельзя было ничего купить в магазинах, потом у всех на руках были талоны… С чего все началось?

БН. Начали мы с так называемой программы коммерциализации торговли, смысл которой сводился к том, чтобы каждый магазин получал право юридического лица, а значит, право свободно распоряжаться своими деньгами. <В своих пределах?> Вот, надо сказать, что это решение, которое принято было еще депутатами осенью 91-го года, это решение потом подтвердил своим указом президент, и была общенациональная программа коммерциализации, которая родилась тоже в Нижнем Новгороде, но об этом мало кто знает.
После этого возникла идея, все-таки, что ограничиться вот такой, чисто, скажем, банковской свободой, то есть, свободой распоряжаться деньгами, мы не можем, и тогда возникла идея, случилось это в декабре 91-го года, возникла идея приватизации.


<На митинге против приватизации>:
«И не надо думать о нас, что мы воры или спекулянты, нет, спекулянты не мы, а те, которые хотят выкупить наши предприятия».
«Я двадцать один год работаю в советской торговле, и хочу работать в советской торговле, и не жить, как живут капиталисты».


БН. Тем не менее, мы начали эту программу, уже в марте и в начале апреля мы провели первый в России аукцион по продаже магазинов. На нем присутствовало тогдашнее руководство страны, причем наблюдало за процессом с неподдельным интересом.


Анатолий Чубайс (интервью Нине Зверевой, апрель 1992 г.):
– Для нас крайне важно было посмотреть, насколько успешно удастся этот первый шаг.
– Ну, и как ваше впечатление?
– Вы знаете, по-моему, блестяще.


 

БН. После этого программа стала общенациональной, а для Нижнего Новгорода она означает только одно: что, конечно, качество обслуживания в наших магазинах, как бы критики не осуждали нас за приватизацию, так вот, качество обслуживания стало гораздо выше, а заполняемость товарами магазинов стала тоже гораздо выше.

 

НЗ. Давайте вернемся в начало 92-го года, помните, к нам приехал президент Ельцин. Вы помните, он был возмущен ценами нашими, и до сих пор очень многие говорят – и приезжие, и жители Нижнего Новгорода – что Нижний Новгород чуть ли не самый дорогой город в России.

БН. Во-первых, Нижний Новгород не является самым дорогим городом в России, Нижний Новгород имеет цены средние в России среди крупных городов. Что касается ценовой политики, то она здесь проводится, исходя из реальных условий. Так вот, реальные условия следующие: Нижний Новгород никогда не обеспечивал себя продовольствием.

Короче говоря, Нижний Новгород является импортером сельскохозяйственной продукции.
Как привлечь сюда товары, в Нижний Новгород? Товар привлечь можно только одним – тем, что здесь будут не очень низкие цены. Если здесь будут низкие цены – сюда товар никто не привезет. Поэтому еще в 92-м году было принято решение о том, чтобы, не сдерживая цены, увеличивать доходы населения. Самая главная идея – это повысить покупательную способность граждан.
Сейчас главная проблема в стране отнюдь даже не цены. Сейчас главная проблема в стране – отсутствие денег. Если у вас очень много денег в кармане, то вам не страшны никакие цены.


<Рабочий>: «Зарплаты нету. 300 рублей, вот, у нас. А чего жить…»
<Женщина на улице>: «Положение тяжелое, денег не хватает даже на хлеб с нашими зарплатами».


 

БН. На первых порах мы просто увеличили минимальную заработную плату в бюджетных организациях, что разу же привело к тому, что доходы в Нижнем Новгороде стали выше, чем у соседей приблизительно на 10–15%.
После этого мы ввели систему социальной поддержки граждан, которая основывалась не на талонной системе, а на том, что граждане, которые имеют доход ниже определенного уровня, получают компенсации, независимо от того, кто они: пенсионеры, инвалиды, школьники, студенты и так далее – это не имело никакого значения. Главное в системе социальной защиты для нас – это доход на одного жителя, причем эти компенсации из бюджета люди получали только те, которые не имеют возможности работать. Те, которые имеют возможность работать, естественно, таких компенсаций не получают, потому что плодить тунеядцев мы тоже не собираемся.

 

НЗ. Вы помните, как летом 92-го года в течение нескольких месяцев у нас работала группа Явлинского. Что явилось непосредственным итогом этой работы? И чего мы лишились бы, если бы этой группы здесь, на нижегородской земле не было?

БН. Вот то, о чем я говорил только что, а именно, вот эта система опережающего роста доходов, эта идея родилась во время работы здесь группы Явлинского.
Должен сказать, что вся команда Явлинского работала в Нижнем Новгороде очень эффективно, творчески и очень и очень напряженно. Работали всего 100 дней, за это время, во-первых, разработаны основные принципы региональной политики в России, которые потом стали настолько банальными, что уже забыли, кто это все придумал.
Разработаны совершенно замечательные идеи региональных займов, которые тоже сейчас стали повсеместными и забыли, откуда они вообще появились.
Разработана система социальных индикаторов, которые дают возможность очень быстро оценить социальную обстановку в регионе, и такая система социальных индикаторов взята на вооружение даже Министерством социальной защиты и Министерством труда.
Наконец, разработана модель привлечения средств в негосударственные пенсионные фонды.


Григорий Явлинский (архивная съемка, лето 1992 г.):
«Дальнейший рост цен, спад производства, усиление безработицы – это будут главные тенденции ближайшего времени, и поэтому в этих условиях предлагается выработать некую программу действий для того, чтобы в максимально возможной степени смягчить эти последствия, и, кроме того, создать условия, которые позволят продолжать реформы».


БН. Короче говоря, тогда, в далеком 92-м году, уже можно сказать, в далеком, здесь формировались элементы региональной политики, или, если говорить более, может быть, высокопарно, здесь закладывались принципы федерализма.

НЗ. Что касается областного займа и известных уже теперь всем «немцовок», вопрос звучит очень просто: это было сделано для того, чтобы бюджет нашел деньги для проведения реформ, для помощи малоимущим, или это было сделано для того, чтобы защитить деньги граждан?

БН. Это было сделано для того, чтобы защитить деньги граждан. Ни копейки денег в бюджет мы от этого займа не получили. Кстати говоря, 1-го января 95-го года истек срок первого в России регионального займа, нижегородского областного займа, и я могу с гордостью сказать, что впервые за долгую и советскую, и постсоветскую историю, впервые за всю эту историю, государство не обмануло свой собственный народ.

Мы выполнили все свои обязательства, мы платили вовремя дивиденды, мы проводили два раза в год тиражи. Были, конечно, проблемы, очереди были очень большие, люди занимали очередь с 6-ти часов, чтобы купить эти бумаги, но, тем не менее, обмана не было, и именно это позволило нам выпускать и второй заем, который уже сейчас широко известен в стране, на 100 млрд рублей мы выпустили, и сейчас мы выпустили жилищный заем, который позволяет нам буквально в считанные дни и месяцы достраивать годами не строившееся жилье. То есть, сама система займов, она настолько эффективна, и она настолько, кстати говоря, делает взамозависимыми власть и народ, это очень важный момент, что теперь мы уже вряд ли от нее когда-нибудь откажемся, и можем использовать займы не только как социальные, но и как экономические.

 

НЗ. Хорошо. Но приватизация магазинов, особенно малая приватизация, прошла по всей стране. Тут никак нельзя… Можно только говорить, что наш аукцион был первым, но никак нельзя сказать, что это нижегородская реформа. А вот приватизация грузового транспорта была только в Нижнем Новгороде. Почему она вам потребовалась, не жалеете ли вы об этом, поскольку по всей стране ничего подобного не было?

БН. Ну, все-таки, было, конечно. Хотя такого размаха, как малая приватизация, приватизация грузовиков не получила, к сожалению. Что отличает нижегородскую модель: дело в том, что мы 20% всех грузовиков продавали поштучно. Люди могли прийти, купить КАМАЗ, а если им не нравится КАМАЗ, то они могли купить УАЗ или какую-то другую, ГАЗ, например, нашу машину. Главными покупателями становились, в основном, водители, простые люди. Что мы добились? Мы добились, самое главное, решения практически всех проблем снабжения города.

Я должен сказать, что приватизация грузовиков, несмотря на то, что не получило это развития в России, на мой взгляд, одна из самых эффективных программ. Во-первых, она сделала людей по-настоящему собственниками, это не простой ваучер у тебя в руках, а настоящий грузовик, во-вторых, мы разбили монополизм на рынке грузовых перевозок. Откройте любую нижегородскую газету – вы увидите массу совершенно объявлений о том, что предлагаются транспортные услуги. Далее, мне кажется, что мы сумели привлечь деньги в транспорт, деньги, которые бы никогда бы мы не привлекли, если бы не приватизировали грузовой транспорт.

 

НЗ. Примерно в то же самое время начались впервые у нас на Ярмарке выставки вооружений, в связи с тем, что город стал открытым. Хотелось бы знать все-таки – это принцип нижегородской власти: торговать самим, в том числе тем, что делается на нижегородской земле, а это МИГи, подводные лодки и прочая сверхважная техника?

БН. С XVIII–XIX веков Нижний Новгород получил славу «кармана России», сначала из-за Макарьевской ярмарки, потом из-за Нижегородской.
Торговля стала, пожалуй, самым главным приводным ремнем экономики региона. Поэтому не развивать Ярмарку и не развивать тем самым оптовую торговлю было бы абсолютной глупостью для власти. Власть поэтому этим занимается.
Волею судьбы случилось, что Нижний стал еще при этом и арсеналом России. Мы производим практически все виды вооружений, которые существуют в стране и мире. Причем уровень, например, наших самолетов и подводных лодок не уступает никаким западным аналогам. Поэтому, если есть возможность торговать оружием, то нужно торговать им тоже. Конечно, нельзя поставлять оружие в горячие точки, которое потом обернется против России. Но там, где торговля оружием не приводит к опасностям для России, я считаю, что эту торговлю нужно развивать, и мы ее развиваем, в том числе, и с помощью вот таких вот выставок-ярмарок, которые стали уже ежегодными и правительством де-факто признано, что Нижний Новгород – это фактически, такой, российский Абу-Даби, где можно, действительно, демонстрировать оружие и заключать контракты.

НЗ. В течение последних двух лет особой вашей заботой стала земельная реформа. Вообще, это странно. Ну, мало того, что вы физик и человек сугубо городской, слабо знакомы с проблемами земли, но и именно эта земельная реформа, она вышла на уровень тоже правительственных решений, неоднократно вы были и в кабинете Черномырдина, и готовилось постановление…
Почему вы так настаиваете, Борис Ефимович, чтобы тот вариант, который опробовался у нас в Нижегородской области, был принят за вариант для всей России?

БН. Вы знаете, ответ довольно простой. Ответ очень простой. Дело в том, что другой программы земельной реформы в стране просто нет.

С другой стороны, в Нижнем Новгороде в результате усилий гигантского количества экспертов со всего мира была разработана на мировом уровне, я бы сказал, <я уже могу здесь> с кем угодно спорить, программа земельной реформы, которой никогда не было в России из-за следующих причин:
во-первых, это единственная в России за всю ее историю программа добровольной реорганизации колхозов, добровольной, когда решение принимают собрания колхозников,
во-вторых, это программа, которая реально дает возможность любого выбора форм собственности, начиная от кооперативов и колхозов, и кончая частными предприятиями,
наконец, это программа, которая абсолютно отрицает черный передел, потому что процесс разделения имущества и земли происходит открыто и гласно, на так называемых внутриколхозных аукционах.
Конечно, может показаться весьма экзотическим такое словосочетание – «внутриколхозный аукцион», но, тем не менее, иного способа честно распределить землю, чтобы потом не было войны <нрзб.>, чтобы люди потом не подбрасывали красного петуха друг другу, другого способа мы, откровенно говоря, придумать не смогли.


Виктор Черномырдин (архивная съемка, интервью Нине Зверевой март 1994 г.):
«Я, вот, сегодня только еще раз могу сказать, что вот отсюда, с этого момента начинается по-настоящему аграрная реформа, именно по-настоящему. Вот, когда я посидел в зале, и когда аукцион, когда, вот, сидишь и…
– Мы снимали ваше лицо, и все было видно.
– Это, знаете, вот здесь все можно представить, можно говорить, можно представлять. Даже мы, руководители, мы обязаны это все делать: и вести, и призывать, и убеждать в этой части, но, когда ты видишь сам – я считаю, вот в этом самый главный смысл».


 

БН. Кроме того, программа уже действует один год, и мы можем подвести итоги. Итоги совершенно замечательные. Итог состоит в том, что все показатели, начиная от надоев и привесов, и кончая заработными платами и занятостью, все показатели реорганизованных хозяйств на 40–50% выше, чем в среднем по области. Уже одно это доказывает необходимость осуществления этой программы у нас в области, я не буду говорить про всю страну.

 

НЗ. Недавно я читала статью о вас, причем в санкт-петербургской газете. И там было сказано, что пресса любит Немцова, любит показывать его реформы, и не любит говорить об его ошибках. В качестве ваших ошибок был приведен конфликт с директором ГАЗа, популярным в народе, первое, и второе – это несостоявшиеся выборы мэра Нижнего Новгорода. Сами вы считаете это своими ошибками, и каким образом, все-таки, удается достигнуть в нашем городе стабильности?

БН. По порядку. Я не считаю, что конфликт с генеральным директором – это ошибка. Я, наоборот, считаю, что это огромная удача – то, что президентом ГАЗа стал Николай Андреевич Пугин. И удача, кстати, не для Немцова. А удача для всех нижегородцев, и для страны, я бы даже сказал.

И тот факт, что сейчас автозавод – единственно автомобильное предприятие России, которое увеличивает свое производство, единственное предприятие в России, которое активизирует жилищное строительство, единственное предприятие в России, которое активным образом привлекает сбережения за счет выпуска облигаций. Это предприятие, которое постоянно ищет и партнеров, и ищет пути реорганизации и повышения эффективности. Этот факт говорит сам за себя – это не ошибка, а наоборот, моя удача, я очень этим горжусь. Что тандем Пугин – Видяев – это наиболее оптимально сейчас для автозавода.
Что касается второго вопроса, то тут я согласен с санкт-петербургским автором. Это действительно моя ошибка. Причем, это довольно, такая, грубая ошибка. Но я два раза на одном и том же месте не спотыкаюсь, и ошибаться в аналогичных условиях не буду.


Архив «Вести» (март 1994 г.):
Нижний Новгород продолжает активно обсуждать последнюю новость: а именно, снятие указом президента исполняющего обязанности мэра Нижнего Новгорода Дмитрия Беднякова. Ему и правда не повезло. Сначала соперник на выборах мэра снял свою кандидатуру, и тем самым выборы не состоялись. Затем Беднякову не удалось стать депутатом областного Законодательного собрания, потому что выборы не состоялись и на том участке, где он баллотировался. А затем указ о снятии с должности за однократное нарушение, вызвавшее дестабилизацию обстановки в городе и области. Речь идет об Уставе города, который был выставлен Бедняковым на референдум, но за несколько дней до 27 марта областной Совет отменил референдум на том основании, что новый Устав должен выноситься новой городской Думой. Так закончилось противостояние между Бедняковым и губернатором Борисом Немцовым. Кстати, известный экономист Григорий Явлинский, который недавно посетил наш город, считает, что такие конфликты провоцируются самим законодательством, согласно которому губернаторов назначает президент, а мэров избирает народ, хотя логичнее было бы избирать губернаторов, а они потом сами подбирали бы себе команду. Кстати, после указа президента о снятии Беднякова губернатор назначил исполняющим обязанности мэра Нижнего Новгорода вице-губернатора Ивана Склярова, который активно занимался все эти дни не политической борьбой, а борьбой против грядущего паводка».


 

НЗ. К нам зачастили гости, высокие гости, очень интересные, знаменитые – и Маргарет Тэтчер и Мейджор, хотя они, как известно, не очень любят друг друга, оба побывали в Нижнем Новгороде, равно как и министр иностранных дел Франции, и еще многие американские сенаторы. Как вы к этому относитесь – нужны ли вам такие гости, и в связи с чем такой интерес к Нижнему Новгороду, или к вам лично?

БН. Для нас большая честь, когда символ, фактически, настоящей власти, причем, власти зачастую жесткой, госпожа Тэтчер, посещает Нижний Новгород. Я считаю, что ее оценка того, что здесь происходит – это дополнительный стимул для развития Нижнего Новгорода. Пребывание здесь госпожи Тэтчер, я думаю, сделало для Нижнего Новгорода, может быть, больше, чем пребывание многих других начальников. Потому что, во-первых, не так боятся сюда сейчас приезжать, а город ведь был когда-то закрытым, вкладывают в Нижний Новгород деньги, потому что Тэтчер где-то сказала, что это регион, куда можно вкладывать деньги, а раз вкладывают деньги, то создаются рабочие места.
Я считаю, что международное признание Нижнего Новгорода очень нам нужно, в том числе, и для развития Нижегородской Ярмарки, в том числе, и для того, чтобы здесь у нас были более тесные контакты со всеми странами мира. У нас тысячи детей учатся за границей, у нас огромное количество ученых получают гранты и работают и у нас в Нижнем Новгороде, и за границей. Очень многие предприятия находят деловых партнеров за рубежом, а для того, чтобы все это осуществлялось, необходимо благожелательное отношение, в первую очередь, кстати, со стороны уважаемых политиков.

 

НЗ. Вернемся к реформам. Вот, это замечательная идея – дать военным, офицерам сертификаты жилищные. Чья это идея, и почему так легко вдруг оказалось одарить жильем военных, да, хотя уже были неоднократные попытки и огромные очереди?

БН. Идея эта родилась во время нашей встречи с первым заместителем министра финансов Андреем Вавиловым, тогда, когда здесь был президент России, в середине августа 94-го года. Идея была, я считаю, мгновенно по российским масштабам реализована, то есть, через месяц появилась программа, а через три месяца появились первые счастливчики-военнослужащие.
Достижение этой программы даже не в том, что квартиры предоставляли, это, безусловно, замечательно. А главное достижение в том, что униженные и оскорбленные военные, наконец-то, почувствовали себя людьми. К ним стали ходить люди и стали говорить: «Давайте, мы вам эту квартиру дадим. – Нет, давайте эту вот. Нет, давайте я лучше, вот, другую возьму». И они почувствовали себя людьми, которые нужны стране собственной. Вот, ведь в чем главный смысл программы, с точки зрения, вот, идеологической, скажем.


Архивная съемка, ноябрь 1994 г. (Нина Зверева и офицер, получающий сертификат на квартиру):
– Скажите, пожалуйста, вы предпочли бы получить ордер на квартиру, или сертификат?
– Вы знаете, в сегодняшних рыночных условиях, все-таки, я, видимо, сторонник Бориса Ефимовича. Все-таки, лучше выбирать самому, чем то, что предлагают. Предлагают не всегда то, что хотелось бы, то, что подходит моей семье, условиям и так далее.
– Где вы сейчас живете?
– Я сейчас живу в частном секторе, снимаю квартиру. Это уже не один год продолжается.


 

НЗ. За эти последние три года произошло еще одно чудо: в самых дальних деревнях и районах стали появляться маленькие колбасные заводы, завод по переработке мяса, завод по производству йогуртов. Вот это как удалось, откуда взялись деньги на такие перерабатывающие предприятия, и правда ли, что их целых 200 штук?

БН. За два года существования программы развития малой переработки, мы построили около двухсот предприятий – это и мельницы, и пекарни, и пивоварни, и сыроварни, и кожеварни, я уж не знаю, что там еще, в общем, вся область, фактически, застроена этими самыми заводами. Откуда взяли деньги? Очень просто – мы отказались от дотаций на сельскохозяйственную продукцию. Мы не дотируем ни молоко, ни мясо, ни хлеб, ничего. На все свободные цены. Да, это не очень приятно, конечно, не очень приятно, потому что цены возрастают, и так далее. Но эти освободившиеся деньги мы немедленно, в виде очень льготных кредитов дали тем, кто хочет строить перерабатывающие предприятия.

Чего мы добились? Сейчас, несмотря на то, что есть перебои, в том числе, и с продуктами, в частности, и с маслом, у нас таких проблем нет. У нас таких проблем нет, то есть, люди просто могут купить товар, да, он дорого стоит, но он есть.
Второе: крестьяне получили возможность зарабатывать деньги напрямую и не кричать о том, что их, вот, грабят перерабатывающие предприятия, потому что они могут переработать на своих собственных. Да, мы получили гигантскую децентрализацию хлебной торговли и вообще выпечки хлеба. 23 мельницы, построенные за один год в Нижегородской области, позволили нам, во-первых, удешевить стоимость муки и сделать более дешевым хлеб, а во-вторых, решить проблему снабжения хлебом многих отдаленных деревень.
То есть, программа довольно болезненная, потому что нам пришлось отказаться от субсидий на сельскохозяйственную продукцию, но необходимая.

И еще – может быть, идет незаметный процесс, но, когда едешь по нашей области, и, в том числе, находишься в глубинке, видно, как восстанавливаются разрушенные храмы. За эти несколько лет, в том числе, при активном содействии местной власти, ну, естественно, благодаря прихожанам, которые помнят, как выглядела церковь до революции и сразу после нее, были восстановлены более чем 100 храмов, и, что особенно поразительно, в ряде мест даже заложены новые храмы, храмы, которых никогда не было, в том числе, и не было до революции. Причем, и на юге области, и в Пильнинском районе, на севере области, в Шахунском районе – эти храмы буквально на деньги граждан построены. И несмотря на бедный иконостас и отсутствие старинных икон, люди приходят туда и могут найти для себя определенную отдушину.
Мне кажется, что это признак возрождения не только в том, что строятся дороги, не только в том, что строятся мосты, но и в том, что люди могут, действительно, почувствовать себя ближе к Богу, приходя в святые места.

 

НЗ. Все заметили, что некоторые из ваших реформ вы курируете как бы лично. Вот сейчас что является особой заботой губернатора как реформатора?

БН. Сейчас несколько вещей. Во-первых, это жилищный заем, поскольку это строительство жилья, самая главная программа и проблема. Второе – это свободные экономические зоны на оборонных предприятиях. Третье – это упрощенная система налогообложения для малого бизнеса. Четвертое – это программа социальной помощи, вот, строительство домов для престарелых и так далее. И ряд таких, строительных программ: международный аэропорт, ремонт библиотеки нашей областной, дороги и Ярмарка.

 

НЗ. За кого будете голосовать на президентских выборах?
БН. А я не знаю, кто будет участвовать. Еще пока никто не заявил – кто будет участвовать. Из тех, кто заявил – я буду голосовать за Явлинского.

НЗ. Последний вопрос: в какой стране вы чувствуете себя комфортно?
БН. Я вам даже скажу – не в стране, а в месте. Я себя комфортно чувствую в одном месте: в Нижнем Новгороде.

Публикация в FB
Расшифровка — Алена Голубева


Видеоархив Бориса Немцова

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.