Борис Немцов: «Война с Украиной – это война Путина»

26.09.2019
История. Интервью с Борисом Немцовым. Август 2014 года
Тема: Война с Украиной

Борис Немцов:
«Это не наша война. Это не война ребят, которые там сейчас находятся, это не война граждан, не война, естественно, матерей и близких. Это война Путина за собственную власть и за собственные деньги, а также за власть и деньги его дружков-миллиардеров. Ребята должны понимать, что они не за Россию там воюют, а за этих негодяев…»

«Самые антироссийские санкции ввёл Путин против собственного народа, а именно запретив ввоз продовольствия, что привело уже к росту цен. И болтовня, что импортозамещение приведет к развитию сельского хозяйства России — она только для наивных».

«Цель Путина — отомстить украинцам за то, что они свергли жулика Януковича и чтобы не дай бог русские не догадались также свергнуть Путина, а во-вторых, чтобы у русских не было даже представления о том, что европейский выбор — это для России годящийся выбор».

«Когда будет русский Майдан? Ой, Саша… Я не хочу никого обманывать. Не скоро».

Boris Nemtsov
Это война Путина за свою власть и деньги, а не за интересы России.
Мое интервью Саша Сотник ТВ

 

Борис Немцов, интервью Саше Сотнику, опубликовано 29 августа 2014 года

О природе войны между Путиным и Украиной; чем чревато продолжение этой войны для России и Украины; о санкциях и грядущих экономических трудностях России, а также о том, возможен ли «русский Майдан», говорит оппозиционный политик, сопредседатель партии РПР-Парнас Борис Немцов.

БОРИС НЕМЦОВ: «ВОЙНА С УКРАИНОЙ – ЭТО ВОЙНА ПУТИНА»
29 августа 2014 года

Канал Sasha Sotnik

РАСШИФРОВКА

– Здравствуйте, и позвольте разжечь. Сегодня на самые острые темы мы беседуем с известным оппозиционным политиком Борисом Немцовым.
Здравствуйте, Борис Ефимович.

– Добрый день.

– Первый вопрос: итак, Путин ввел войска. К чему готовиться, чего ожидать?

– Ну, во-первых, Путин грубейшим образом нарушил Конституцию, потому что право на введение войск – и на восток Украины, и вообще за рубеж – это право дает ему Совет Федерации. Совет Федерации в конце июня принял решение отказать Путину в возможности вводить войска. Таким образом, Путин нарушил клятву, которую давал, когда вступал в должность – вы помните, он на конституции клялся ее соблюдать – и это основание для отрешения его от должности. Ну, понятно, что Зюгановский, Жириновский, Миронов и вся там эта бригада думская холуев, она, конечно, никогда в жизни этого не сделает, но преступления против Конституции, против России, они срока давности не имеют, и, в принципе, так же, как после Беслана, после «Норд-Оста», все это запоминается, и в умах граждан, и среди активистов, и так далее. Второе. Самое главное – это судьба солдат, которые там находятся. Судьба их очень и очень страшная. Дело в том, что, находясь там на нелегальном положении, а у них нет знаков отличия, вы знаете, что хоть они и служат, там, в 76-й дивизии, 98-й дивизии костромской, ивановской, Свирская она называется, в мотострелковых частях Чечни (расквартированных в Чечне) и в Осетии), тем не менее, они там без опознавательных знаков – это Путин так скрывает как раз регулярные войска. Но страшно то, что ребята-то бесправные. Понимаете, вот, погибли двое пацанов там двадцатилетних в 76-й дивизии из Пскова, их тайно хоронили, а родителям сказали, что если, не дай бог, расскажете, где они погибли (они погибли в Луганской области), то вы лишитесь пособия.

Сейчас более четырехсот человек ранено, находятся в госпитале здесь, в России, в Петербурге, в Ростове, в Краснодаре. Комитет солдатских матерей пытается, конечно, как-то матерей и близких поддержать, но это очень трудно. Офицеры врут, что никто нигде не служит, задним числом ребят там увольняют из Вооруженных сил. Это абсолютный кошмар. Самое главное, что, мне кажется, стала уже страна понимать, несмотря на цензуру, несмотря на подлость зомбоящика и так далее, самое главное, это то, что это не наша война. Это не война ребят, которые там сейчас находятся, это не война граждан, не война, естественно, матерей и близких. Это война Путина за собственную власть и за собственные деньги, а также за власть и деньги его дружков-миллиардеров – Тимченко, Ковальчуков, Ротенбергов, Якуниных так далее, и тому подобное. Ну, вот, ребята должны понимать, что они не за Россию там воюют, а за этих негодяев. Мне кажется, что это понимание уже наступает.

– А введет Запад очередные новые санкции? Если да, то насколько они будут ощутимы?

– Ну, самые антироссийские санкции ввёл Путин против собственного народа, а именно – запретив ввоз продовольствия, что привело уже к росту цен. И болтовня о том, что импортозамещение приведет к развитию сельского хозяйства России –она только для наивных, потому что понятно, что для того, чтобы увеличить поголовье скота, увеличить надои и так далее, нужны годы, да? Понятно, что у нас, вот, накануне осени урожай новый посеять, собрать, тем более, тоже нельзя. Поэтому стали расти цены, в Ярославле уже на молоко выросли на 10–15%, на мясо примерно на столько же, на рыбу выросли, и в Москве тоже рост цен существенный, просто еще народ из отпусков не вернулся и до конца этого не ощущает. Поэтому самые антироссийские санкции ввел, собственно, Путин. Знаете, назло маме отморожу уши и отрежу себе, там, еще какие-то причинные места… Вот, теперь – может ли Запад вводить еще санкции? В принципе, я думаю, Европа будет очень осторожно себя вести, поскольку, все-таки, ну, торгово-экономическое сотрудничество очень большое, и, хотя Россия сильнее зависит от Европы, тем не менее, дело в том, что более половины товарооборота у нас с Европой. Дело в том, что Россия в европейской торговле занимает несколько процентов всего, а Европа в российской жизни занимает больше половины. Ну, потому что маленькая экономика с большой экономикой когда торгует, то всегда такой баланс. Но, тем не менее, Европа будет осторожно себя вести, что касается Америки, то они завязли в Сирии сейчас, они, там, в Ираке, в Афганистане, и Обама сказал, что он не собирается никоим образом военным помогать Украине. И, честно говоря, он вряд ли готов к новым санкциям, но санкции у них где-то там за пазухой есть. Самые страшные санкции, разрушительные для Путина и в целом путинизма – это арест долларовых активов либо замораживание долларовых активов банков. Это приведет к коллапсу банковской системы, причем, буквально, там, в считанные, может, дни и недели. Насколько я понимаю, они пока к этим санкциям не готовы, но то, что у них такая возможность существует – это очевидно.

– А способен ли Путин прибегнуть к ядерному шантажу?

– Ну, я, все-таки, надеюсь, что нет, хотя его, можно сказать, правая рука Рогозин, политику которого он проводит, вместе с Жириновским и с Глазьевым (чтоб вы понимали – сейчас осуществляется политика Рогозина, Жириновского и Глазьева, по крайней мере, внешняя политика) – он уже угрожал ядерными какими-то ударами и так далее и тому подобное, но Путин считает, и во многом справедливо, что Вооруженные силы России намного мощнее украинских и что, несмотря на всеобщий обман и так далее и тому подобное, ему удастся вот эти все подлые задачи в Украине решить без помощи ядерных сил.

– Чем грозит пролонгация этой войны Украине и России?

– Ну, смотрите, Украина находится в тяжелейшем экономическом положении, об этом мало говорят. Во-первых, рухнула гривна. Значит, там было восемь гривен за доллар, сейчас уже 12–13 гривен. Во-вторых, дикий бюджетный дефицит в Украине, то есть, бюджетный дефицит там 10% ВВП. В-третьих, огромный внешний долг Украины – 65% ВВП. Гигантский промышленно-экономический спад, этот спад ну, там, в некоторых отраслях 10–15%, огромная безработица, низкие зарплаты. Вы должны понимать, что уровень жизни в Украине в разы ниже, чем в России. И Путин активно этим пользуется, и его цель, одна из целей – это экономически уничтожить Украину, кроме того, расчленить Украину, а делается это для чего – во-первых, для того, чтобы отомстить украинцам за то, что они свергли жулика Януковича, и чтоб не дай бог русские не догадались так же свергнуть Путина, а во-вторых, чтобы у русских не было даже представления о том, что европейский выбор – это для России годящийся выбор. Ну, Украина сделала европейский выбор, подписав соглашение, так вот, она на этом пути никакого успеха достигнуть не может, и поэтому Путин пытается ее расчленить. Ну, еще одна задача важная, поскольку у него в Крыму все проваливается, там выросли резко цены, в разы, уровень сервиса остался ужасным, совковым, и количество туристов сократилось, одна из задач, которую он сейчас решает – это сделать коридор в Крым. Вот, собственно, он и обескровить Украину должен, и не дать ей европейский путь какой-то пройти, и, главное, еще и спасти провальную ситуацию в Крыму. Так что он будет, конечно, исподтишка, подло, но действовать дальше.

– А для народа чем это чревато, для народа России?

– Да плохо это все. Слушайте, у нас экономика в кризисе, у нас дикое бегство капиталов, из страны убежало 75 млрд долларов, у нас растет безработица, в том числе и скрытая, у нас банкроты региональные бюджеты – я вам это говорю как депутат Ярославской думы. У нас не хватает денег на лекарства, у нас не хватает денег на дороги. Я вот сейчас открываю, там, спортивные площадки на свои деньги для детей Ярославля, школы как после бомбежки, они абсолютно не готовы ни к чему. У нас растут коммунальные тарифы, у нас в Ярославле, например, отключили от газа тут на днях за неуплату, не было воды. Если зимой это случится – ну, будет просто коммунальный кошмар и коллапс. То есть, конечно, для регионов это очень плохо, Москва не так ощущает это, потому что Москва гораздо богаче. Значит, долги регионов запредельные, больше двух трлн рублей, причем, это долги коммерческим банкам. Но он абсолютно Россией не интересуется, Россией не занимается, что очень плохо, а ситуация будет ухудшаться. Растут цены, то есть, на самом деле, ничего хорошего для граждан России все это не несет, да даже тот же самый Крым. Ну, хорошо, взяли, Крым наш, годится. Теперь там надо в три раза больше платить, доехать туда невозможно, надо стоять на переправе Керченской, на самолете не каждый может летать, сервис там в десятки раз хуже, чем в Турции. Ну, и кто туда едет?

– Ну, и наконец, последний вопрос – это не от меня. Не идут ли брожения в элитах, и способны ли они угомонить кремлевского засранца?

– Ну, я не интересуюсь так предметно кремлевской жизнью, давно уже там не был, скажу вам откровенно, и не особо…

– Хочется?

– Не, не, особого желания нет. Ну, что вы, там в гадюшнике находиться кому хочется? Нет, а к тому же я в детстве там был, знаете, так что я уже более-менее знаю, там что. Я думаю, что на них надеяться не надо, они гнилые, алчные, циничные, и они преисполнены кощунства, да? Вот, срывают таблички с могил, уничтожают венки, ребята делают вид, что от инфаркта умерли, или, там, от инсульта, хотя они погибли на полях сражений. Подлецы, конечно, ну, на них чего обращать внимание, на самом деле все будет зависеть от нас. Если мы 21 сентября выйдем на Марш мира, и это будет массовый марш, то я думаю, что это гораздо быстрей его в чувство приведет, чем какие-то интриги внутри элиты.

– А почему, кстати, именно 21 сентября, почему не раньше?

– А потому что сейчас репрессивное законодательство нам не позволяет быстро все организовать. Нам нужно заявку подать, должно пройти 15 дней, очевидно, что без согласования мы массовый марш собрать не можем. Кроме того, люди еще не все из отпуска приехали, только эти причины, а не потому, что мы не понимаем важности. Была бы возможность юридическая сделать быстрей, мы бы, конечно, это сделали.

– Когда будет русский Майдан?

– Ой, Саша… Думаю, что не скоро.

– Год, два, десять – сколько?

– Я, понимаешь, я… Я в этом смысле не могу никого обнадежить и обрадовать. Я привык, все-таки, говорить такие вещи, чтоб потом не краснеть. Потому что, ты же потом архив достанешь, я ж тебя знаю. Достанешь архив – «а вот помните, нам Немцов сказал, вот, перед новым учебным годом, что всего пять месяцев осталось?» Я вам откровенно скажу, просто как экономист, да? У него запас прочности большой, у него 500 млрд долларов денег, нефть выше 100 долларов по-прежнему, бюджет хоть и дефицитный, но не так, как, например, украинский бюджет. Так что, у него есть запас определенный прочности, и этот запас прочности, честно – два года. Два года. Ясно, что он может заливать деньгами разные вот такие очаги возгорания в течение этих двух лет, не опасаясь, что что-то полыхнет по-настоящему.

– Спасибо вам большое, Борис Ефимович.

Алёна Голубева


ВИДЕОАРХИВ БОРИСА НЕМЦОВА

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.