Борис Немцов: «Мы считаем, коммунист-губернатор для области неприемлем»

20.11.2019
История. Интервью с Борисом Немцовым

В Нижнем Новгороде 15 июля 2001 года прошел первый тур выборов губернатора Нижегородской области. Избирательная кампания подходит к концу. Скоро второй тур.
Борис Немцов о своем отношении к кандидатам на пост губернатора Нижегородской области
Еще информация по этой теме здесь

 

Еженедельник «Биржа, №27
Борис Немцов: Мы считаем, коммунист-губернатор для области неприемлем
26 июля 2001

— Борис Ефимович, до окончательного голосования на губернаторских выборах осталось всего несколько дней. Кого же все-таки поддерживает «СПС»?

— Сейчас я вам расскажу официальную позицию руководства «Союза правых сил». Согласно нашему Уставу, решение о поддержке или неподдержке губернаторов в регионах принимает федеральное руководство «СПС». С учетом мнения, естественно, региональных организаций.
По вопросу губернаторских выборов в Нижегородской области есть консолидированная — и я хотел бы это подчеркнуть — позиция всех сопредседателей «Союза правых сил». Она выражается в следующем.

Первое. Мы считаем, что тот сложный выбор, перед которым сейчас стоит Нижегородская губерния и ее жители, во многом связан с тем, что в первом туре выборов была очень низкая явка. И это плохо: люди, проголосовав ногами, фактически дали возможность другим за себя решать, кто будет губернатором — вот только потом им не надо жаловаться, что не того избрали. Поэтому я призываю всех наших сторонников прийти на второй тур выборов — это принципиально. Вот сейчас судебное разбирательство должно начаться — а не было бы никаких разбирательств, если бы явка была хотя бы больше пятидесяти процентов.

Второе. Мы считаем абсолютно неприемлемым для нашей родной Нижегородской губернии избрание представителя Коммунистической партии в качестве губернатора. И проблема не в том, что нам Геннадий Максимович Ходырев не нравится — лично я вообще считаю его человеком приличным — но проблема в том, что он состоит в организации, где личность, с нашей точки зрения, особого значения не имеет. КПРФ построена по законам демократического централизма — поэтому очевидно, что член этой партии самостоятельные решения вряд ли может принимать. Этим придется заниматься Зюганову, Купцову и так далее — в общем, многим кому придется, но только не самому рядовому члену КПРФ. И еще. Надо посмотреть, а как живут регионы, где победили коммунисты. В Ульяновске, в Воронеже, в Смоленске, в Иванове, в Кемерове и так далее. Я считаю, там просто печальная картина. Но опять-таки хочу подчеркнуть, что к личности конкретного человека — Геннадия Ходырева — это не имеет никакого отношения. Далее. Очевидно, что Нижегородская губерния находится в тяжелейшем финансовом положении…

— И кто же ее, бедную, довел до такого состояния?

— Вопрос риторический. Так вот, единственный шанс выбраться из этой ситуации — это все-таки иметь нормальные отношения с Кремлем. В том числе и финансовые отношения, потому что самостоятельно губерния — это я вам точно говорю — выбраться из этой ситуации не может.

Третье. У области появилась уникальная возможность в связи с тем, что Нижний Новгород президентским Указом назначили столицей Приволжского округа. Не надо терять шанс. Думаю, что «красная» Нижегородская область на столицу будет тянуть весьма условно. Губернатор Самарской области Титов уже съязвил: на ваших выборах я поддерживаю Ходырева, потому что столицу тогда могут перенести в Самару. Если вы заметили, все семь столиц округов находятся в некоммунистических регионах. Хотя я, конечно, понимаю ностальгию определенной части общества и нежелание голосовать за нынешнюю областную власть. Но, с другой стороны, надо помнить, что было. После путча ГКЧП, когда я начал управлять нашим регионом, губерния была в развале. Талоны, поломанные автобусы, разбитые стекла… Короче говоря, мы считаем этот выбор для губернии опасным. Наша позиция такая: надо обязательно прийти на выборы и сделать выбор по совести.

— А это как? Что не за Ходырева — из ваших слов понятно. Но ведь кандидатов всего двое: Ходырев и Скляров. Значит, за Склярова?

— Я озвучил просто слово в слово позицию официальную, абсолютно со всеми согласованную. Руководитель «СПС» обязан излагать именно официальную позицию. «Союз правых сил» официально действующего губернатора не поддерживает. Вы слышали, чтобы я хоть раз сказал, что «СПС» поддерживает Склярова? Наоборот, я сказал, что перед областью предельно сложный выбор. Что называется — тяжелый случай. Я знаю, что сейчас оба из оставшихся кандидатов цитируют мою фразу о «выборе между плохим и ужасным», причем каждый при этом считает себя «плохим», а соседа — «ужасным». И слава богу.

— Значит — что, против всех?

— Догадайтесь сами. Я считаю, что умные люди — по крайней мере автора этого вопроса я отношу как раз к такому разряду граждан — должны именно догадаться.

— С трех-то раз догадаться нетрудно. Но вот такой момент: известно, что местная региональная организация «СПС» чуть ранее, сразу после первого тура, уже приняла решение поддержать Склярова условно…

— Условно-досрочно? (Смеется.)

— Вам виднее. Но тем не менее — как же это согласуется? Ведь сторонники «СПС» совсем запутались.

— Я лишь могу повторить, что решение о поддержке либо неподдержке принимает федеральный центр «СПС». Естественно, мы должны иметь в виду и мнение в том числе региональной организации. И вот имея его в виду, мы все же приняли решение, о котором я сказал.

— Такая нечеткая позиция, по-моему, лишь дезориентирует избирателей.

— Исправимся. Лучше поздно, чем никогда. Дело в том, что я в очень высокой степени был занят строительством нашей партии в стране. Нельзя объять необъятное.

— А почему была отменена планировавшаяся на минувшую субботу конференция местного «СПС»?
— Конференция не состоялась, потому что было намерение на ней решать кадровые вопросы «СПС», в том числе избрание руководства региональной организации. И чтобы не осложнять обстановку перед вторым туром губернаторских выборов, мы решили провести ее в конце августа или в сентябре.

— Можно ли понять все это так, что «СПС» поставил Склярову ряд жестких условий — и он отказался?

— Мы от любого губернатора требуем исполнения нашей правой программы. Да, не скрою: мы предлагали Склярову подписать соответствующее соглашение — и он отказался. И это мы тоже учитывали при принятии решения.

— В связи с этим есть ли у вас какие-то разногласия с Кириенко?

— Нет, так нельзя сказать. Просто задачи представителя федеральной власти и задачи партии не всегда совпадают. «СПС» часто вступает в конфликт с властью. Однако по поводу избрания нижегородского губернатора Кириенко с пониманием относится к позиции «СПС».

— Как вы считаете, почему именно Скляров и Ходырев оказались во втором туре?

— Скорее всего потому, что как раз они были меньше всего вовлечены в черный пиар. То есть от их имени, конечно, всякие там вещи штабами исполнялись, но сами лично они этими процессами не дирижировали — и за это им надо отдать должное. Я думаю, это важный результат — особенно для тех, кто в будущем хочет деньги на имиджмейкеров потратить.

— Скажите, как сведущий человек: ясно, что если Ходырев — это железно на четыре года. А если Иван Петрович?

— Трудно сказать. А вообще — я знаю, что добровольно никто от власти не отрекался, кроме Николая II и Ельцина. Я думаю, что Ивана Петровича к таким историческим личностям можно отнести с большой натяжкой. Он, безусловно, захочет работать до конца.

— Каковы шансы Склярова на победу?

— Я считаю: то, что Скляров проиграл выборы в крупных городах области — причем даже в родном Нижнем Новгороде, где он был мэром и немало в свое время для Нижнего сделал, когда мы вместе с ним работали — это, я вам скажу, конечно, сильно. Он должен извлечь урок. Причем я могу сказать, почему это произошло. Ему надо было продолжать то, что я начинал. Просто делать то, что я говорил — и все. Ведь была масса программ, абсолютно не связанных ни с какими идеологическими доводами. Мы делали программы «Одаренные дети», «Дороги и храмы», «Народный телефон», «Метр за метром» (жилищная программа), «Ярмарка», «Cтроительство предприятий перерабатывающей промышленности», «Газификация сел». Надо было все это продолжать делать, а не говорить: вот я пришел, он ушел — и до свидания. Я с себя ответственности не снимаю: во многом в том, что произошло в Нижнем Новгороде, есть и моя вина. Но что же дальше? Конечно, можно теперь всю жизнь каяться. Но жизнь-то продолжается. Во всяком случае главное, что в финансовом плане моя совесть чиста. Когда я ушел, у Склярова на счете было 100 миллионов долларов — не хило? Сейчас область в долгах.

— А кого из кандидатов, не вышедших во второй тур, вы поддержали бы безусловно?

— Во втором туре мы поддержали бы однозначно Булавинова.

— А ведь сначала лично вы по крайней мере поддерживали Савельева?

— Нет, я его не поддерживал.

— Но он во время предвыборной кампании чуть ли не каждый день ссылался на вас и на вашу поддержку. Говорят, вы даже деньги в предвыборный фонд помогали ему собирать.

— Нет, это неправда.

— А вот если бы «СПС» перед первым туром хоть кого-нибудь официально поддержал , может быть, сейчас и ситуация была бы другой?

— Ну что же делать, если у нас на этих выборах не было своего кандидата. Вот на выборах мэра Нижнего в следующем году обязательно будет — мы приложим к этому все усилия.

Мигачева Ольга
Еженедельник «Биржа

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.