Борис Немцов: «Говорить надо с теми, кто не согласен!» Съезд в Чечне

29.12.2019
Борис Немцов, лидер СПС, депутат Государственной думы
Визиты Бориса Немцова.
Чечня, декабрь 2002 года. Съезд чеченского народа

Борис Немцов:
«Чечня — это самая большая боль, и не приехать сюда было бы безнравственно»

Важность этой находки для видеоархива Немцова, да и вообще для истории трудно переоценить. Это его знаменитое выступление на Съезде чеченского народа в Гудермесе, где произошло первое знакомство и первый конфликт с Рамзаном Кадыровым, у которого предложения Немцова по мирному урегулированию в Чечне вызвали бешенство и поток недвусмысленных угроз.
Но выступление это замечательно не только этим, и не только смелостью и настойчивостью Немцова, договаривавшего свою речь сквозь недоброжелательный гул.
(Надо сказать, на приглашение посетить этот съезд в Чечне из депутатов Думы откликнулся только лидер СПС, видимо, остальных не слишком прельщала такая поездка).

Я не знаю, правильны ли были тогда его идеи, я не специалист. Но вот как они человечны, проникнуты уважением к чужому народу и его обычаям, и именно своей человечностью мудры — можно судить, даже не разбираясь в политике. Послушайте!

СПРАВКА
11 декабря в Грозном открывается съезд народов Чеченской Республики
10 декабря 2002 г. (город сменили в целях безопасности). В Гудермесе

11 декабря в Грозном открывается съезд народов Чеченской Республики
Практически все готово к началу работы съезда народов Чеченской Республики, который откроется в Грозном 11 декабря, сообщил сегодня ИТАР-ТАСС председатель оргкомитета съезда Таус Джабраилов.
По его словам, в работе форума примут участие 420 делегатов. В Грозный приедут представители всех национальностей, живущих в Чечне, а также чеченских общин со всех регионов России. В качестве гостей приглашены депутаты Госдумы, представители федеральных министерств и ведомств, руководители Южного федерального округа.

Делегаты съезда обсудят общественно-политическую ситуацию в республике, вопросы подготовки к референдуму по принятию Конституции Чечни, законов о выборах президента и органов законодательной власти республики. Съезд завершит работу обращением к народам Чечни. Съезд станет историческим событием в жизни чеченского народа, заявил сегодня журналистам в Грозном глава администрации Чечни Ахмад Кадыров.

Съезд народов Чечни «призван положить начало широкомасштабному политическому процессу в республике», заявил спецпредставитель президента РФ по обеспечению прав человека и гражданина в Чечне Абдул-Хаким Султыгов.
Спецпредставитель отметил, что «федеральный центр поддерживает проведение этого форума на территории Чечни».

«Эта акция положит конец политическому безвременью, более десяти лет происходящему в Чечне», — подчеркнул он. По оценке Абдул-Хакима Султыгова, съезд станет очень важным этапом широкомасштабного обсуждения проекта новой конституции Чечни, создаст возможность участия в политической жизни республики всех слоев населения.
Newsru.com

Глава администрации Чечни Ахмад Кадыров заявил накануне, что съезд народов республики позволит объединить чеченский народ и обсудить важнейшие для будущего Чечни вопросы, связанные с принятием конституции и проведением выборов.
Глава Чечни высказался против обсуждения на съезде кандидатов в президенты республики. «Сейчас главное — это достижение стабильности в республике, урегулирование ситуации и создание конституционной базы для дальнейших шагов», — подчеркнул Кадыров.

Безопасность и порядок на съезде будут обеспечиваться силами чеченской милиции. По словам секретаря Совета безопасности ЧР Рудника Дудаева, «все необходимые меры по обеспечению безопасности предстоящего форума были заблаговременно разработаны». Не детализируя план проводимых мероприятий, секретарь Совета безопасности отметил, что «каких-либо особых мер, которые бы нарушили обычный ритм жизни республики, не будет». Меры безопасности будут приниматься только непосредственно в местах проведения съезда, подчеркнул Дудаев.
Newsru.com

11.12.2002. Командировка Борзенко в Чечню.
Гудермес — съезд народов чеченской республики. Выступление Бориса Немцова с трибуны о восстановления мира:
«Чечня – это самая большая боль», о незавершенности проблем Чечни, об осторожности в движении к миру.
2 этапа — принять конституцию и выбрать президента и парламент.
«Не хотелось бы, чтобы референдум и выборы превратились в фарс»

Гудермес, 11 декабря 2002 года. Съемка телеканала ТВЦ.
Выступление лидера СПС на Съезде чеченского народа в Гудермесе 11 декабря 2002 года.
Предложения Немцова по установлению мира в Чечне, сокращению российской военной группировки и установлению парламентской республики (а не президентской во главе со старшим Кадыровым) вызвали недовольство съезда, гнев и угрозы младшего Кадырова. Ахмат Кадыров вынужден был охранять гостя Чечни от собственного сына. Это было первое знакомство и первый конфликт Бориса Немцова и Рамзана Кадырова.

Канал newstube

РАСШИФРОВКА

Борис Немцов:
«Чечня – это самая большая боль, это самая большая проблема и не приехать сюда, я считаю, было бы просто безнравственно. Я должен вам сказать…
Я бы хотел, чтобы мы говорили откровенно. Конечно же, решить проблему и установить мир в Чечне – дело не одного дня. И очевидно, что проведение референдума в марте, как предполагается, и проведение выборов еще не ставит точку в этой многотрудной задаче. Понимаете, есть огромная пропасть между Чечней и федералами, это пропасть недоверия, это пропасть, где десятки тысяч убитых и раненых, это пропасть, где сбитые российские вертолеты, это пропасть, где зачистки и убийства невинных людей, это пропасть сотен тысяч беженцев, которые ушли со своих родных мест и не могут вернуться, потому что боятся вернуться.

И в этой ситуации, я считаю, нужно быть политически мудрым и осторожным, взвешивая каждое слово, двигаясь по пути к миру и порядку. Слава богу, федеральная власть осознала, что в Чечне нет военного решения. Я считаю, что это грандиозный успех, хотя дойти до этого… доходили до этого очень долго и очень много было жертв. Теперь предлагается некий политический такой процесс, который состоит из двух этапов.

Этап первый – принять конституцию на референдуме, этап второй – провести выборы президента и парламента. В принципе, неплохие предложения, должен сразу вам сказать, предложения неплохие. Только я бы не хотел, чтобы референдум и выборы превратились в фарс. В фарс! Очевидно, что референдум под дулами автоматов, когда в Чечне находится огромная военная группировка войск, очевидно, что проводить референдум, когда происходят зачистки, поборы на блок-постах, очевидно, что проводить референдум, когда орудуют террористические группы можно, но в его результаты не поверит ни чеченский народ, ни российский.
Поэтому, на самом деле, для того, чтоб референдум проводить, нужно тщательно все готовить. Как готовить – нужно, чтобы в мирных условиях проходил референдум, в мирных. То сеть нужно, чтобы, во-первых, чеченцы сами, наконец, взяли на себя ответственность по наведению здесь порядка, нужно укреплять чеченскую милицию, нужно поэтапно выводить войска, потому что по сути боевая часть операции уже давным-давно закончилась, а еще со времен Римской империи, если войска стоят, то они деградируют: наркотики, коррупция, поборы, воровство и так далее и тому подобное – все это атрибуты не российской армии, а все это атрибуты армии, которая находится вне поля своей деятельности. Вот это надо понимать.

Теперь по поводу условий и переговоров. Почему-то, знаете, один большой начальник сказал, что вести переговоры с теми, кто носит оружие – это значит говорить с террористами. Это неправильно! Не все те люди, которые носят оружие, они террористы. Если у тебя в результате зачистки убили мать, отца или твоих братьев и сестер, и ты ушел в горы, то это еще не значит, что ты террорист. И говорить с теми, кто согласен, допустим, с федеральной властью – это дело, конечно, приятное, но бессмысленное.
Говорить надо с теми, кто не согласен! И не было еще случая в истории человечества, чтобы вот так вот просто мир установили без всяких разговоров и переговоров. Конечно, есть люди, которые запятнали себя кровью невинных жертв, это международно признанные террористы. Очевидно, что, например, с Басаевым говорить нельзя, я, например, категорически против подобного рода переговоров. Но, тем не менее, среди тех, кто носит оружие, очень много людей, которые не захватывали женщин и детей, которые… которые не являются террористами. Они борются за свои дома, да, и, так или иначе, все равно придется с ними говорить.
Теперь, что нужно иметь в виду. У нас есть такой синдром Хасавюрта, в России я имею в виду, синдром Хасавюрта. Кажется, что как только начинаем разговаривать, так тут же происходит унизительное – договор в Хасавюрте. Ничего подобного, я считаю, что мы должны совсем другую формулу сейчас проводить. А формула, которая, на мой взгляд, адекватна ситуации в России и на Кавказе, следующая: уничтожать террористов так, как будто нет переговоров, и вести переговоры так, как будто нет террористов. Понимаете, вот это сочетание, с одной стороны, силовой составляющей, а с другой стороны – переговорной составляющей, вот это ровно то, что может, действительно, вывести ситуацию из кризиса. В какой степени будет воспринято это предложение…

– Регламент!

Я сейчас закончу, я понимаю, что не очень это, может, кому-то приятно, но, тем не менее, стоит это закончить. Так вот, я вам должен сказать следующее: что, конечно, осуществление этой формулы потребует огромного политического мужества, но я хочу вам привести два примера. Вот, Шарля де Голля, генерала, который поднял Францию, нельзя было в слабости обвинить, однако он вел переговоры с боевиками алжирскими, и, в конце концов, в Алжире был установлен мир. Маргарет Тэтчер тоже нельзя обвинить в слабости, однако она вела переговоры с ирландцами, с Ирландской Республиканской армией, а Тони Блэр, кстати, их продолжил, сейчас там, слава богу, с террористическими актами, по крайней мере сейчас, никаких особых проблем не существует. Поэтому хотим мы этого или не хотим – все равно над этим надо думать.

И последнее. Многих людей обманывали, говорили: «Вы сдавайте оружие, а мы вас не тронем». Они сдавали оружие, а потом ночью приходили и их забирали, и мы это знаем. Поэтому, когда говорят, что «вы давайте сдавайте, а мы больше не тронем», я считаю, что должны быть обязательства. И очевидно, что перед референдумом, уж по крайней [мере], нужно сказать, по крайней мере, нужно сказать, что те, кто сдадут оружие, те, кто готовы вернуться к мирной жизни, в отношении этих людей точно должна действовать амнистия, и их точно никто не тронет.

Теперь по поводу конституции. Конституция предполагает президентскую форму правления. Я считаю, что… Понимаете, я был губернатором много лет, губернатором Нижегородской области, и, работая губернатором, наши нижегородцы собрали миллион подписей против войны в Чечне.

Может быть, это еще одна из причин, почему для меня эта проблема так дорога. Так вот, должен вам сказать следующее, что президентская форма правления предполагает приход к власти вполне определенной группы, неважно, какой. И очевидно, что будет очень много недовольных. И так много недовольных, а будет дополнительно много недовольных. Поэтому, на мой взгляд, было бы правильно и гораздо более эффективно с точки зрения мирного процесса, если бы, все-таки, все слои чеченского общества могли участвовать в управлении, а этой форме управления соответствует парламентская форма. Поэтому, я считаю, что нужно очень внимательно к этому вопросу отнестись.
Спасибо.

Материал подготовила Алена Голубева
Расшифровка Алены Голубевой


ВИДЕОАРХИВ БОРИСА НЕМЦОВА

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.