Немцов: «В правительстве была одна линия: Газпром должен платить налоги»

22.02.2020
Борис Немцов, вице-премьер
Деятельность Немцова. Июль 1998 года

Борис Немцов: «Я знаю, что это государственная линия!»

У меня были (и есть) сомнения по поводу публикации таких вот видео. Иногда кажется, что это настолько «древние» истории, что они мало кому нужны в наше достаточно бурное время. Но, с другой стороны — мало кто из широкой публики знает и помнит подробности о том времени, а ведь те, «кому надо», не стыдятся до сих пор распространять мифы даже о далекой войне, что и говорить про их излюбленную мишень — «лихие 90-е». Значит — увидят те, кому интересно.

Здесь нужна краткая справка. Правительство «молодых реформаторов» в 1997-1998 гг. вело стратегические битвы не только со всем известными олигархами — Березовским и Гусинским, но и с таким самым настоящим олигархом как глава Газпрома Рем Вяхирев. Многим из книг и интервью самого Немцова известна история, как он уговорил Ельцина расторгнуть кабальный трастовый договор с Вяхиревым, по которому тот мог получить за бесценок огромный «кусок» Газпрома.
Но, нажив очередного смертельного врага, вице-премьер не успокоился и уже в составе правительства Кириенко просто-таки вышибал из Газпрома миллиардные налоги, которые тот платить категорически не желал (и продолжает ту же политику уже в путинские годы, когда, увы, такого вице-премьера на него уже нет).

В этом интервью Немцов, не скрывая торжества, и рассказывает о частичной победе правительства — выбитых из Газпрома налогах, совершенно необходимых бюджету тревожным летом 1998 года.
Но даже такой «наезд» на Газпром и всесильного Вяхирева (которого не удалось снять) вызвали скандал в коммунистической Думе, вот странность, поддерживающей отнюдь не интересы трудящихся, ждущих зарплаты…

На вчерашнем (2 июля 1998 года) — зауряднейшем — заседании правительства родилась, наверное, самая громкая сенсация года. Премьер-министр Сергей Кириенко отдал распоряжение о разрыве договора об управлении госпакетом акций «Газпрома» с Ремом Вяхиревым и аресте имущества и счетов РАО. Обоснованием послужила неполная уплата компанией налогов в прошлом месяце. В результате Государственная дума прекратила «до выяснения ситуации» обсуждать правительственный пакет антикризисных законов и вызвала руководителей правительства для дачи объяснений. Появившегося первым в Думе главу Госналогслужбы Бориса Федорова депутаты встретили замечаниями типа «они бы еще дворника прислали»: Думе нужен был только премьер-министр. И Сергей Кириенко в конце концов был вынужден подчиниться. Глава Газпрома, ведший переговоры в Вене с нефтяной компанией Shell об условиях финансирования сделки по покупке госпакета акций компании «Роснефть» (ценой $1,6 млрд), вынужден был прервать переговоры. К закрытию торгов на бирже акции «Газпрома» подешевели на 14%. Наконец президент был вынужден вмешаться и объявить, что сегодня он проведет специальную встречу со всеми участниками конфликта.

Пресс-конференция Бориса Немцова
«О долгах Газпрома. Коллегия-1, 2», ТВЦ, 2 июля 1998 года.
За столом Немцов, А.Кудрин, Б. Федоров, синхрон Немцова о «Газпроме» («никто расчленять компанию на куски не собирается»).

 

РАСШИФРОВКА:

Пресс-конференция
Борис Немцов:. …Своевременно уплаченными налогами, в первую очередь. Дальше, никаких кадровых решений в отношении председателя правления РАО Газпром мы принимать не собираемся… , компания Газпром как была, так и останется единой компанией, и никто ее расчленять на куски не собирается, просто..
Высказываться…

Подход к прессе
Борис Немцов: Нет…

– [Ареста] имущества, да?

Борис Немцов: Ну, это, вот, спросите…

Борис Федоров: В соответствии с законом все происходило. Если кто-то не платит налоги – всегда будет арест имущества. Если договариваемся, что будут платить все налоги – это не будет никаких арестов.

– А в конкретных цифрах, это сколько получается они должны платить?

Борис Немцов: Ну, это, я не знаю, Борис Григорьевич, наверное, лучше знает, но это платежи в размере где-то около 4 млрд рублей в месяц. Ну, и соответственно, мы должны платить за потребленный газ тоже значительную сумму, она подлежит окончательной выверке. Но это сотни и сотни миллионов новых рублей в месяц.

Борис Федоров: В любом случае, это будет больше, чем платили до настоящего времени, это больше, чем по старым соглашениям. Я считаю, что это очень разумный подход, давно надо было договориться, тогда не было бы никаких проблем.


Борис Немцов. Коллегия
«О долгах Газпрома. Коллегия-2.
Интервью Н.Сванидзе», ТВЦ. 2 июля 1998 года

РАСШИФРОВКА:
Интервью Николаю Сванидзе. Программа «Подробности» (РТР)

Борис Немцов: Ну, вот, только что закончилось. На этом заседании были приняты важнейшие решения, решения, которых раньше не было. А именно: Газпром обязуется в полном объеме с 1 июля платить все налоги, федеральное правительство с 1 же июля оплачивает те затраты, которые несет Газпром по содержанию бюджетных организаций. А что касается долгов, которые у нас возникли ранее, по ним будут приниматься отдельные решения, и создана специальная рабочая группа, которая это будет делать. Теперь в деньгах, что это означает. Значит, Газпром за июнь месяц заплатил чуть меньше двух млрд рублей. Начислено налогов около четырех млрд. Газпром сегодня принял решение, и на коллегии это подтверждено – платить 4 млрд. Долги бюджетных потребителей будут в течение месяца где-то на уровне 600, 500–600 млн рублей

Николай Сванидзе: Шел разговор еще об аресте на имущество.

Борис Немцов: Нет, а арест на имущество – это такое, фискальное дело, этим занимается налоговая инспекция и налоговая полиция. Сегодня, кстати, мы приняли решение о том, что, поскольку Газпром становится законопослушным налогоплательщиком, то, естественно, все санкции, связанные с арестами, снимаются автоматически.

Николай Сванидзе: Создалось такое впечатление, что в правительстве имели место две линии в отношении Газпрома: более радикальная и более умеренная, так ли это?

Борис Немцов: Вы знаете, в правительстве была одна линия: Газпром должен платить налоги. Я не знаю, радикальная она или умеренная, я знаю, что это государственная линия. Что касается методов, какие есть у государства, то их масса. Масса! Другое дело, что сейчас все закончилось, я считаю, мирно, спокойно и с сохранением интересов нашего государства.

Николай Сванидзе: Проблема вышла на президентский уровень, проходило сообщение, что завтра президент собирается встречаться на эту тему с Кириенко и с Вяхиревым.

Борис Немцов: Ну, я слышал об этом.

Николай Сванидзе: Сейчас сохраняется необходимость в участии президента в решении этой проблемы, на ваш взгляд?

Борис Немцов: Ну… в принципе, судьба компании и судьба государства – это, конечно, не только проблема правительства, но и это вопросы, которые требуют вмешательства президента иногда, хотя, мне представляется, что сегодня достигнуто важное решение, и если завтра президент его просто освятит, то это только улучшит наши взаимоотношения, сделает их совершенно цивилизованными и законными.

Николай Сванидзе: Сегодня имел место конфликт или, скажем, намек на возможный конфликт с Думой по поводу Газпрома. Какая ситуация сейчас в отношениях между правительством и Думой именно на эту тему?

Борис Немцов: Ну, дело вот в чем, что, к великому сожалению, отсутствие информации не дало возможность депутатам адекватно оценить ситуацию. Сразу возникли различные домыслы, слухи, инсинуации на тему о расчленении Газпрома, о свержении Вяхирева, о замене, там, всех руководителей и так далее. Ничего подобного не было, но государство всеми средствами будет добиваться уплаты налогов. Об этом я сегодня говорил с председателем Государственной Думы, о этом я говорил с первым вице-спикером Рыжковым, об этом говорил в Думе сегодня и Борис Федоров. Совершенно нормальная ситуация, я вообще не понимаю, по поводу чего сыр-бор?!

Итак, все хорошо, что хорошо кончается…


VIPERSON
Сергей Кириенко поручил Борису Немцову расторгнуть трастовый договор с главой «Газпрома» Ремом Вяхиревым, акции компании упали на 10 процентов.

МОСКВА, 2 июля. /ПРАЙМ-ТАСС/. Премьер-министр России Сергей Киринеко поручил вице-премьеру Борису Немцову сегодня вечером на коллегии госпредставителей в ОАО «Газпром» расторгнуть трастовый договор по управлению госпакетом акций с главой компании Ремом Вяхиревым. Об этом премьер заявил сегодня на заседании правительства.
ГНС поручено начать арест имущества «Газпрома». Кроме того, поручено начать готовить внеочередное собрание акционеров. По словам, премьера возможно будет изменен состав совета директоров.

В интервью журналистам министр топлива и энергетики Сергей Генералов подтвердил, что такое решение принято и его причиной послужило неуплата «Газпромом» 2,450 млрд руб. по соглашению с ГНС. Цены акций «Газпрома» снизились сегодня по сравнению с ценой закрытия среды почти на 10 проц. Так, вчера к закрытию торгов на Московской фондовой бирже цена акции «Газпрома» находилась на уровне 2,34 руб. за акцию, цена сегодняшнего открытия составила 2,18 руб за акцию/падение на 6,9 проц/, цена на 12.30 мск составила 2,11 руб за акцию /падение на 10 проц к закрытию/.
Трейдеры связывают такое мощное падение цен акций «Газпрома» с поручением премьера расторгнуть трастовый договор с главой компании Ремом Вяхиревым.

Договор о доверительном управлении 35 проц из 40-процентного федерального пакета акций РАО «Газпром» с Ремом Вяхиревым подписал по поручению правительства РФ 22 декабря 1997 г Сергей Кириенко, занимавший тогда пост министра топлива и энергетики РФ. Срок действия договора был определен до 1 марта 1999 г.

Трастовый договор предоставляет право председателю правления РАО голосовать 35 процентов его акций в соответствии с рекомендациями крупнейшего акционера — государства, по согласованию с коллегией представителей государства. За управление акциями управляющий получает вознаграждение, связанное с суммой дивидендов по государственным акциям. В ранее действовавшем договоре был предусмотрен опцион на получение акций.
Одновременно был признан утратившим силу прежний трастовый договор от 21 октября 1994 г, подписанный тогдашним первым вице-премьером РФ Олегом Сосковцом с РАО «Газпром» как с компанией.


VIPERSON
Коллегия госпредставителей в «Газпроме» рассмотрит сегодня вопрос об оплате текущих платежей в бюджет.
МОСКВА, 2 июля, /ПРАЙМ-ТАСС/. Коллегия госпредставителей в ОАО «Газпром» рассмотрит сегодня вопрос об оплате компанией текущих платежей в бюджет. Об этом сообщил журналистам председатель коллегии, вице-премьер Борис Немцов. По его словам, если «Газпром» заплатит свою задолженность то, «все будет хорошо». В противном случае будут применены жесткие меры, о которых говорил премьер С.Кириенко на сегодняшнем заседании правительства.


VIPERSON
Государство заинтересовано в эффективной работе и нормальном развитии «Газпрома» — С. Кириенко

МОСКВА, 3 июля. /ПРАЙМ-ТАСС/.
Государство заинтересовано в эффективной работе «Газпрома» и нормальном развитии компании. Об этом заявил сегодня председатель правительства РФ Сергей Кириенко в ход рабочей встречи с председателем правления ОАО «Газпром» Ремом Вяхиревым, сообщил пресс-секретарь премьера Константин Войцехович.

По словам пресс-секретаря, собеседники основное внимание обратили на необходимость неукоснительного выполнения «Газпромом» обязательств по налоговым платежам в федеральный бюджет, передает ИТАР-ТАСС.
Р.Вяхирев подтвердил обязательства «Газпрома» перед федеральным бюджетом, согласившись с протоколом, который был выработан в четверг на заседании коллегии представителей государства в компании.

Этот документ предусматривает, что задолженность «Газпрома» реструктурируется, а с 1 июля компания обеспечивает бесперебойное поступление налоговых платежей в бюджет; одновременно государство проводит работу с бюджетными организациями, имеющими долги перед «Газпромом», с целью их погашения.


VIPERSON
Борис Федоров: Меры по принудительному взысканию налогов с «Газпрома» приостановлены до 1 августа

МОСКВА, 3 июля. /ПРАЙМ-ТАСС/. Меры по принудительному взысканию налогов с Газпрома приостановлены до 1 августа, но если текущие платежи не будут поступать, то санкции к «Газпрому» будут применены вновь.
Об этом заявил сегодня на пресс-конференции руководитель Госналогслужбы Борис Федоров.
По его словам, по поручению Б.Немцова создана специальная комиссия, в которую входят представители Минтопэнерго, Госналогслужбы и «Газпрома», которые в течении июля должны сверить все данные по «Газпрому», и если получится, что государство что-то должно, то оно должно будет расплатиться. Однако, по мнению Б.Федорова, результат будет такой, что должником окажется «Газпром».

Как отметил глава ГНС, такими действиями правительство добилось желаемого — «Газпром» должен наравне с другими предприятиями платить налоги. По его данным на 1 июля 1998 года сумма недоимки по РАО «Газпром» и его дочерним предприятиям перед федеральным бюджетом составило 6,4 млрд руб без учета пени и штрафов, недоимка выросла с начала года на 2,2 млрд руб. или в полтора раза. Сумма налоговых платежей РАО «Газпром» составила в июне текущего года 824 млн руб. из 4,2 млрд руб. начисленных налогов. По системе «Межрегионгаз» на 1 июня сумма недоимки составила 4,603 млрд руб, т.е. выросла с начала года с 13,3 раза.
За июнь месяц сумма платежей в федеральный бюджет составила по «Межрегионгазу» 1,005 млрд руб, в том числе 971,8 млн руб. в виде зачета по государственному заказу. Всего за июнь сумма налоговых платежей по всей системе РАО «Газпром» с учетом «Межрегионгаза» составила 1,9 млрд руб. Внесение авансового платежа в мае 1998 года за июнь в размере 839 млн руб не может быть учтено как авансовый платеж в виду наличия недоимки по системе РАО «Газпром», сказал Б.Федоров.

Он подчеркнул, что все мероприятия проводятся в соответствии с законом, и никакой атаки на «Газпром» нет. Такие же мероприятия проводятся и по другим предприятия, в том числе и по РАО «ЕС России».
Б.Федоров отметил, что он будет вводить санкции в соответствии с законом при условии отсутствия официальных решений не принимать в отношении того или иного предприятия подобных санкций.


Газета «Коммерсантъ» №118 от 03.07.1998
Арест имущества «Газпрома»
Не раздербанили

Ельцин защитил «Газпром» от правительства

Вчерашний (02.07.1998) скандал вокруг РАО «Газпром» показал, что правительство Сергея Кириенко достаточно сильно, чтобы заставить платить налоги крупнейшую российскую компанию. Но недостаточно сильно, чтобы ею управлять.

На вчерашнем (2 июля 1998 года) — зауряднейшем — заседании правительства родилась, наверное, самая громкая сенсация года. Премьер-министр Сергей Кириенко отдал распоряжение о разрыве договора об управлении госпакетом акций «Газпрома» с Ремом Вяхиревым и аресте имущества и счетов РАО. Обоснованием послужила неполная уплата компанией налогов в прошлом месяце. В результате Государственная дума прекратила «до выяснения ситуации» обсуждать правительственный пакет антикризисных законов и вызвала руководителей правительства для дачи объяснений. Появившегося первым в Думе главу Госналогслужбы Бориса Федорова депутаты встретили замечаниями типа «они бы еще дворника прислали»: Думе нужен был только премьер-министр. И Сергей Кириенко в конце концов был вынужден подчиниться. Глава Газпрома, ведший переговоры в Вене с нефтяной компанией Shell об условиях финансирования сделки по покупке госпакета акций компании «Роснефть» (ценой $1,6 млрд), вынужден был прервать переговоры. К закрытию торгов на бирже акции «Газпрома» подешевели на 14%. Наконец президент был вынужден вмешаться и объявить, что сегодня он проведет специальную встречу со всеми участниками конфликта.

Рискнув публично заявить об аресте имущества и счетов РАО и расторжении трастового договора с Ремом Вяхиревым, правительство достигло сразу двух целей.

Во-первых, заставило-таки РАО платить столь нужные бюджету налоги. С июля «Газпром» будет платить текущие налоги полностью, а не в соответствии с какими-либо устными или письменными договоренностями с ГНС. Правда, за весь вчерашний день сторонам так и не удалось прийти к согласию относительно того, сколько Газпром платил до этого и сколько будет платить впредь. Правительство утверждает, что в июне перечисления составили 2,4 млрд рублей, а в июле РАО должно отдать 4 млрд. «Газпром» уверен, что в прошедшем месяце он заплатил 3,3 млрд рублей. Что же касается обоюдных просроченных задолженностей, которые на сегодняшний день сопоставимы и составляют около 12-13 млрд рублей, то созданная вчера правительственная комиссия должна будет в течение месяца уточнить цифры и разработать механизм взаимного погашения.

Во-вторых, Сергей Кириенко довольно убедительно доказал, что его правительство всерьез намерено собрать налоги с неплательщиков. Ему удалось заставить платить компанию, влиятельности менеджеров которой достаточно для того, чтобы остановить обсуждение Думой принципиально важных для Белого дома законопроектов. Ни один из других олигархов простым телефонным звонком (как это вчера сделал «Газпром») добиться этого не сможет. А значит, и в налоговых спорах будет более покладистым.

Впрочем, попытка правительства установить реальный контроль над крупнейшей российской корпорацией, налоги которой составляют около 15-20% всех налоговых доходов бюджета, фактически провалилась. Трастовый договор об управлении 35% из 40% государственных акций, подписанный правительством с Ремом Вяхиревым, все-таки остался в силе. Достигнутое соглашение о введении шестого представителя государства в совет директоров серьезно не меняет расклад сил. Рем Вяхирев по-прежнему полномочен принимать решения за правительство по весьма широкому кругу вопросов. Ирония ситуации состоит в том, что, не расторгнув договор, правительство не может даже уволить наемного менеджера Вяхирева. Еще более смешным выглядит то, что нынешний глава правительства, как и раньше, в соответствии с условиями договора будет отвечать «за своевременное и полное перечисление налогов в бюджеты всех уровней».

Раз все осталось так, как было, то правительству будет очень сложно выполнить то, что оно обещает международным финансовым организациям. Взамен разделения «Газпрома» на несколько частей, которого требовали Мировой банк и МВФ, Белый дом уговорил их согласиться с повышением прозрачности российских естественных монополий и постепенной мягкой реструктуризацией. Но вчера выяснилось, что даже это может у правительства не получиться. Как не удались предыдущие попытки правительства изменить систему управления компанией, кадровый состав или, например, проверить структуру себестоимости. Зато устав «Газпрома» по-прежнему является тайной даже для большинства правительственных чиновников, а имеющиеся у «Газпрома» льготы по налогу на имущество депутаты старательно не замечают, когда изыскивают дополнительные бюджетные доходы.

Строго говоря, вчера в Москве не было еще одного человека, который с полным основанием мог бы зачесть итоги однодневного скандала себе в актив. Одной из любимых фраз бывшего премьера и будущего кандидата в президенты России была: «Не дадим раздербанить ‘Газпром'». Не раздербанили. Вернее, не разлучил Вяхирева и «Газпром» лично президент Борис Ельцин. Который через своего пресс-секретаря Сергея Ястржембского заявил, что, с одной стороны, «принципиальный подход правительства в данной ситуации правильный», а с другой — чтобы ни в коем случае «не было и речи об аресте имущества и счетов ‘Газпрома’ или смене совета директоров и председателя правления Рема Вяхирева».
Открытым остался лишь вопрос, для кого именно сохранил главного кассира предвыборной компании на его посту Борис Ельцин.
НАТАЛЬЯ Ъ-САМОЙЛОВА


Издание «Деловой квартал»
Россия – в трубе. Газовой

09.07.1998
Конфликт между правительством и РАО «Газпром» стал для российской экономики главным событием прошедшей недели. Сегодня мы публикуем комментарий Кирилла Рогова из интернетовского издания ПОЛИТ.RU
Недавно А.Солженицын выпустил книжку, которая называется то ли «Россия в подвале», то ли «Россия в провале», не помню, короче — в трубе. Читать экзальтированные ламентации о том, что окружающая действительность не отвечает чаяниям русского человека, я посоветовать не могу. Но актуальность названия вчера подтвердила сама жизнь. В последнее время это стало лозунгом дня: Россия не в Москве, Россия — в трубе.
По-моему, было интересно, по-настоящему, интересно. Надо сказать, многие предполагали, что партия правительства с «Газпромом» еще не окончена, но такого триллера не ожидали.
Собственно, событие было очень простое: «Газпром» не заплатил 2,5 млрд руб. налогов, которые «обещал» правительству в июне. Дело в том, что обещал он их в преддверии собрания совета директоров, на котором Вяхиреву было важно подтвердить незыблемость своих позиций, а платить надо было уже после прошедшего в прекрасной дружественной атмосфере собрания.
События начали закручиваться еще в среду, 1 июля, а в четверг на заседании правительства Сергей Кириенко поручил председателю коллегии госпредставителей в «Газпроме» Немцову расторгнуть договор с Вяхиревым на доверительное управление 35% акций монополии и созвать новый совет директоров. Т.е. проработать и запустить схему смещения Вяхирева.
Это все. Аресты счетов и имущества можно считать просто «рюшечками», не имеющими особого отношения к делу, тем более что в телеграмме об аресте имущества особо подчеркивалось, что речь идет о «непроизводственной» собственности, а именно — «самолетах, яхтах, прогулочных судах, служебных автомашинах руководителей, дачах, охотничьих домиках, бассейнах, спортивно-оздоровительных комплексах, загородных резиденциях, домах приемов».
Что тут началось — все видели. На первом рубеже газпромовского фронта была, естественно, Дума, но и масс медиа не отставали. Вечерние новостные выпуски олигархических телеканалов почти целиком были посвящены защите «Газпрома», причем предсказания развала России, полного краха и чуть ли не гражданской войны (в результате смещения Вяхирева) лились таким потоком, что живо напомнили 1992-1993. Собственно, стало очевидно, что Российская Федерация — это не более как не самый крупный акционер «Газпрома», некое строптивое и глупое АО, которое к тому же «Газпрому» сильно задолжало. Собственно, экономическая доктрина премьерства Черномырдина выведена была из тени и превратилась в политическую реальность.
Дума впала в совершеннейшую истерику и доставила проницательным наблюдателям немало приятных минут. Об обсуждении антикризисной программы по спасению страны от финансового краха не могло быть и речи. Думцы прямо так почти и кричали: что мы будем ерундой здесь заниматься, когда речь идет о судьбе России. Жириновский требовал немедленных действий — то ли захватывать Кремль, то ли еще чего — уж я не знаю, в общем, кричал, что нельзя терять ни минуты, потому что в эти минуты правительство захватывает Россию. Именно эскапады Жириновского, как всегда, наиболее ярко и откровенно раскрывали ситуацию.
Дело в том, что «Газпром» не только не Россия, а акционерное общество, но еще и такое акционерное общество, в котором у российского государства нет достаточного для полного контроля пакета. Уж как там это получилось — страшно интересная и отдельная история. Но «Газпром» — это частная лавочка, в которой государство является крупным, но рядовым акционером. На это пытался осторожно указать депутатам премьер Кириенко, вызванный вечером в Думу: на истерические крики об ущербе государству, которые нанесли действия правительства, приведшие к падению газпромовских акций, он заметил, что, собственно, ущерба государству не было, ущерб был бы, если бы государство начало продавать акции из своего пакета.
Эта бескомпромиссная и самоотверженная защита думцами интересов практически частного концерна особенно трогательна, конечно, на фоне того, как два месяца назад думцы совершенно сознательно обрушили рынок акций РАО ЕЭС, в котором-таки государству принадлежит контрольный пакет. Впрочем, чего уж тут насчет Думы удивляться. Как говорится: «Кто девочку ужинает, тот ее и танцует».
Любопытно, что думские представления о действительности вполне свойственны и большинству СМИ, обрушивших свою мощь на защиту правительства от «Газпрома». Естественно, самая популярная концепция состоит в следующем: все вчерашние события — это происки «олигархов», которые хотят то ли посадить своего человека на место Вяхирева, то ли купить себе кусочек «Газпрома», то ли не дать консорциуму «Шелл-Газпром» купить «Роснефть» (ибо, якобы, на переговоры об этом и поехал Вяхирев в Вену). Выбор варианта и нужного олигарха (Березовский, Потанин, Ходорковский) осуществляется в зависимости от того, кому принадлежит соответствующее СМИ.
Не говоря уже о том, что и стилистика, и сама множественность и однотипность этих концепций слишком уж отдают традиционными играми PR-технологов, здесь интересно, что за ними стоит ровно та же идеология, что и за патриотическими высказываниями Жириновского: интересы частной компании отождествляются с интересами России, а правительство, несомненно, представляет какие-то частные интересы, и надо лишь «раскусить», чьи в данном конкретном случае. В результате, защита частной компании от государства объявляется общенациональным делом.
Это, на самом деле, и есть результат PR-работы гораздо более высокого уровня, чем поделки про заговоры, которые можно стругать десятками. При этом используется готовая модель массового сознания: «олигархи» обкрадывают государство, — а тот факт, что сам Вяхирев, собственно, и есть «самый-самый» олигарх, камуфлируется формулой, что, мол, «Газпром» — это и есть Россия. С другой стороны, этот массовый психоз не только, конечно, следствие работы медийщиков — это диагноз. Русские люди ругают правительство, как лузгают семечки — охотно, привычно и почти бездумно! Однако ж оценить плохое или сносное ныне правительство можно лишь с точки зрения того, насколько адекватно и сбалансировано оно выражает интересы общества и, извиняюсь за выражение, — нации. Однако, если общество и эта самая (не буду второй раз называть) сформулировать некий минимум интересов не могут, предпочитая и в этом винить правительство (нет стратегии, нет национальной идеологии — ничего нет!), то от перемены правительств ничего решительно не меняется. И периодически оказывается, что общество готово патетически разделить возмущение Березовского и Гусинского за то, что им не продали «Связьинвест» по более низкой цене, или возмущение тех же граждан, что за трансляцию телесигнала, на котором они зарабатывают деньги, их пытаются заставить платить полностью (как же! это ж наше общенациональное достояние! свобода слова!), или возмущение «Газпрома» тем, что его заставляют платить налоги.
Самое интересное, что Рэм Иванович — человек государственный и не прочь платить пенсии бабушкам (естественно, впрочем, не в ущерб «непроизводственному имуществу» — список см. выше), но он хочет платить им сам и называет это «помогать правительству» (он так вчера и сказал на НТВ, что, мол, мы один месяц помогли правительству, другой — помогли, мол, сколько можно — подразумевая под этим, что «Газпром» платил, естественно, не все, но весьма приличную часть налогов).
Как известно, правительственная атака на «Газпром» пошла во второй половине дня на убыль столь же стремительно, как и началась. Про отстранение Вяхирева и разрыв трастового договора уже не упоминалось. Создавалось ощущение, что правительство утерлось. Сам Вяхирев говорил по телеку о правительстве в обычном полухамском тоне, называл его руководство «ребятами» и пр., а кроме того, заявил, что, если так, то он сам во вторник расторгнет этот «пустой» договор.
Тут надо пояснить. У Вяхирева, согласно договору, находится в доверительном управлении 35 из 40 государственных процентов акций. Догадайтесь, почему именно 35. — Потому что еще 15% «зарезервированы» за трудовым коллективом. То есть они также находятся — и в еще более доверительном — распоряжении Вяхирева. Таким образом (если произвести действие сложения), Вяхирев распоряжается контрольным пакетом концерна-монополиста. Давешнюю его угрозу разорвать договор нельзя расценивать иначе как намек, что и из негосударственных 60% он вполне способен собрать 50% в свою пользу, и вот тогда государство станет уже настоящим «младшим акционером», не способным провести свои решения. Мы, собственно, никогда и не сомневались, что акции «Газпрома» попадали в основном в надежные руки. Кроме того, неизвестно, какое количество акций находится в собственности самого Вяхирева и какое — в собственности Черномырдина.
Проблема, однако, в том, что незыблемость положения Вяхирева основывалась, в частности, на его безусловных возможностях обеспечить эксклюзивное положение газового концерна в неспокойном море российской экономики. А вот конфликтующий с правительством и «опускающий» тем самым «Газпром» Вяхирев может уже оказаться некоторым акционерам и не столь дорог. Кроме того, Кириенко не так уж и отказался от своих намерений, как это могло показаться. Вечером, выступая в Думе, он сказал, что «такие объемы государственной собственности, как «Газпром», должны быть в управлении Мингосимущества». А это может означать, что трастовый договор все-таки будет расторгнут. Но тогда вновь встает проблема представительства государства в совете директоров. И опять же Кириенко вечером говорил, что представительство государства в нем должно быть увеличено. Последнее собрание сформировало совет директоров из 5 представителей государства и 6 «газовиков». Кириенко заявил, что нужно ввести шестого представителя государства. Таким образом, и от идеи переизбрания совета директоров правительство не отказалось.
Наконец, встретившийся сегодня с Ельциным Вяхирев выслушал весьма грозную нотацию, а, выйдя из кабинета, имел весьма кислый вид — от вчерашнего олимпийского хамства не осталось следа — и подтвердил вчерашние обещания своих заместителей, что «Газпром» будет с 1 июля выплачивать все налоги независимо от того, заплатили ему за газ или нет. А это очень серьезно (примерно лишние 1-1,5 млрд руб. в месяц) и, видимо, вполне устраивает правительство. Схема здесь очень простая: не получая с бюджетных потребителей, «Газпром» зачитывает эти суммы в недоплаченные налоги, а чрезвычайная непрозрачность финансовых потоков концерна, нарочито диверсифицированных, создает у правительства разумные подозрения, что зачет происходит не в его пользу.
К тому же, как справедливо заметил однажды сам Вяхирев, на одной трубе обычно висят и детский садик, и поселок, и спиртовой заводик — и кто там сколько получает реально, разобраться довольно трудно. Между тем, в отличие от небюджетных потребителей, которые всегда «Газпрому» недоплачивают, получается, что бюджетные потребители выплачивают сполна, т.к. эти деньги экономятся концерном на налогах. Так вот получается, таким образом, что кредитует небюджетных потребителей (дает возможность «Газпрому» не требовать с них всего) государство, исправно оплачивая завышенный газпромовский тариф таким зачетом.
Наконец, как ни странно, скандал вполне может поспособствовать принятию Думой антикризисного пакета. Кириенко твердо сказал, что ему нужно собирать на 3 млрд руб. в месяц больше. И вчера, в общем, было показано, что доля «Газпрома» в них будет напрямую зависеть от того, сколько можно будет собрать с помощью принятых Думой налоговых новаций.
Ну, и последний вопрос. А что это вообще было? Терпеть не могу всяких «закулисных» объяснений и гипотез. Однако ж сдается мне, что стиль этот мне знаком: внезапный, скандальный, ставящий всю страну на уши наезд, а потом столь же внезапный откат, создающий у противника, даже еще не развернувшего всей артиллерии, ощущение полной победы и явного торжества. Этот стиль называется «Ельцин». Абсолютно неправдоподобным кажется, что скандальные формулировки данного перед телекамерами премьером Кириенко Немцову поручения были импровизацией и самодеятельностью. И вечером в Думе Кириенко показал, как все тоже самое можно сказать в иной стилистике, усыпляющей несамостоятельных думцев (этой стилистикой он как раз владеет блестяще). Зато президентские и правительственные структуры могли понаблюдать за вчерашний день позиции противника, прощупать его ряды. Так что, думаю, рекогносцировка была. Рекогносцировочка.

Материал собрала Алена Голубева
Расшифровка Алены Голубевой


ВИДЕОАРХИВ БОРИСА НЕМЦОВА

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.