23.06.2020
Из истории судебных тяжб Бориса Немцова и семьи Лужковых

Снеговики дошли до Страсбурга

ЕСПЧ защитил право “Ъ” на свободу выражения мнения

«Коммерсантъ» от 

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) во вторник принял решения по двум делам, среди заявителей по которым был издательский дом «Коммерсантъ». Речь, в частности, идет о жалобах, поданных 22 июня 2010 года издательским домом «Коммерсантъ», его журналистом Марией-Луизой Тирмастэ и оппозиционным политиком Борисом Немцовым, а также 14 декабря 2010 года издательским домом «Коммерсантъ» и его корреспондентом Александром Вороновым. Обе жалобы касались судебных решений, принятых московскими судами по искам мэра Москвы в 1993–2010 годах Юрия Лужкова к “Ъ” и его авторам. Жалобы удовлетворены, материальная компенсация не предполагалась.

 

Доложенному верить

По одному из двух дел с участием “Ъ”, рассмотренных в ЕСПЧ 23 июня, “Ъ” был созаявителем Бориса Немцова. В 2009 году, во время выборов в Московский городской совет, Борис Немцов опубликовал доклад «Лужков: результаты» об итогах 17-летнего правления Юрия Лужкова в российской столице. В докладе, в частности, содержались выводы о «неистребимой, системной коррупции в Москве», а также о состоянии семьи господина Лужкова и о переходе под ее контроль 20% московского рынка жилья. 17 сентября 2009 года “Ъ” опубликовал заметку Марии-Луизы Тирмастэ о том, что Юрий Лужков готовится подать иск против господина Немцова, в котором политик ответил на комментарий пресс-секретаря мэрии Сергея Цоя: «Я абсолютно согласен с Цоем, что мы с Лужковым разновеликие фигуры: я считаю, что Лужков — коррупционер и вор, а я — нет!»

  • 7 октября 2009 года правительство Москвы и Юрий Лужков подали иск против Бориса Немцова, а также “Ъ” и Марии-Луизы Тирмастэ о возмещении ущерба, нанесенного репутации мэра.
  • 30 ноября 2009 года Замоскворецкий районный суд Москвы частично удовлетворил иск, взыскав с господина Немцова и с “Ъ” по 500 тыс. руб. Мосгорсуд отклонил апелляции ответчиков. “Ъ” выплатил 500 тыс. руб.
  • 6 апреля 2010 года Борис Немцов, “Ъ” и Мария-Луиза Тирмастэ обратились в ЕСПЧ с жалобой на нарушение ст. 10 Европейской конвенции о правах человека, которая защищает право на свободу выражения мнения.

Заявители отмечали, что выводы доклада отражали личное мнение господина Немцова и таким образом не требовали доказательства, а господин Лужков, будучи публичным политиком, должен быть более терпим к критике. Наконец, заявители сочли завышенной сумму компенсации — по их мнению, она сама по себе должна была подавить возможную критику градоначальника в СМИ.

ЕСПЧ в итоге согласился, что судебное решение по иску о диффамации «представляло собой вмешательство в право заявителей на свободу выражения мнения». Европейский суд особо подчеркнул, что доклад господина Немцова о господине Лужкове был опубликован перед выборами в Мосгордуму и «мог повлиять на их намерения голосовать»: «Свободные выборы и свобода выражения мнений вместе составляют основу любой демократической системы». По мнению ЕСПЧ, российские суды при рассмотрении иска господина Лужкова «не учитывали избирательный контекст, в котором были сделаны оспариваемые заявления, или не признавали роль сторон в качестве политических субъектов».

В отношении “Ъ” и его корреспондента Марии-Луизы Тирмастэ ЕСПЧ отметил, что российские суды фактически привлекли их к ответственности не за их собственные высказывания, а за трансляцию комментария господина Немцова.

«Наказание журналиста за содействие в распространении заявлений, сделанных другим лицом, затрудняет вклад прессы в обсуждение вопросов, представляющих общественный интерес, и не должно предусматриваться, если для этого нет особо веских причин»,— заключил ЕСПЧ. Судьи также согласились с утверждением заявителей о чрезмерном характере компенсации, присужденной господину Лужкову: российскому правительству при подготовке возражений по жалобам «удалось выявить только пять аналогичных дел, по которым были получены сопоставимые или более высокие возмещения».

ЕСПЧ признал дочь убитого 27 февраля 2015 года Бориса Немцова Жанну его допустимым преемником в соответствующем деле и обязал российское правительство выплатить ей €12 994 компенсации материального ущерба, а также €7800 компенсации морального вреда. Суд отклонил другие требования госпожи Немцовой о справедливой компенсации (она оценила моральный вред в €50 тыс.). Остальные заявители исков о компенсации не подавали. Издательский дом «Коммерсантъ» заявил о моральном удовлетворении, а также о возможности обратиться в российский суд с заявлением о пересмотре дела 2009 года о диффамации по вновь открывшимся обстоятельствам, в том числе для получения с наследников умершего в декабре 2019 года Юрия Лужкова выплаченной ранее суммы. Решение о том, будет ли такое заявление подано, пока не принято.

Уклюжий вор

Во вторник ЕСПЧ также принял решение по делу «»Коммерсантъ» и Воронов против России» по жалобе издательского дома «Коммерсантъ» и его корреспондента Александра Воронова, поданной 14 декабря 2010 года. Жалоба касалась обстоятельств дела о клевете в связи с публикацией “Ъ” о протесте против решения мэра Москвы о сносе Дома художников на Крымском Валу. 25 февраля 2009 года “Ъ” опубликовал материал Александра Воронова «Художники выставились на защиту ЦДХ». В репортаже рассказывалось о перешедшем в митинг перформансе, во время которого «художники налепили снеговиков, «держащих» плакаты «Молодец, Лужок, сноси, а художник — отсоси!»». Художник Герман Виноградов, в частности, написал на одном из плакатов слова «Юрий Лужков — уклюжий вор»: вторая часть фразы представляла собой анаграмму первой, а все вместе было цитатой из поэтического произведения, созданного господином Виноградовым за четыре года до этого.

  • 1 апреля 2009 года Юрий Лужков подал в суд на “Ъ”, Александра Воронова и Германа Виноградова за клевету, утверждая, что плакат подорвал его честь, достоинство и репутацию.
  • 8 июня 2009 года Тверской районный суд Москвы удовлетворил иск частично, взыскав 35 тыс. руб. с “Ъ” и 15 тыс. руб. с Александра Воронова.
  • Александр Воронов и Юрий Лужков подали апелляции на решение, 22 июня 2010 года Мосгорсуд приступил к рассмотрению апелляций в отсутствие заявителей, дополнительно признав несоответствующей действительности фразу «Юрий Лужков — уклюжий вор» и увеличив размер взысканной компенсации до 50 тыс. руб. с “Ъ” и до 30 тыс. руб. с его корреспондента.
  • “Ъ” и Александр Воронов обратились в ЕСПЧ с жалобой на нарушение ст. 10 Конвенции, которая защищает право на свободу выражения мнения.

Они отмечали, в частности, что российские суды, встав на сторону господина Лужкова, не смогли провести различия между оценочным суждением и изложением факта — то есть описанием акции протеста против предполагаемого сноса.

ЕСПЧ согласился, что решения судов о компенсации за клевету «представляли собой вмешательство в право заявителей на свободу выражения мнений».

Судьи подчеркивают, что заявителями по делу были газета и журналист, публикация которых освещала акцию протеста против планов мэрии, а обязанность СМИ в демократическом обществе состоит в том, «чтобы передавать информацию и идеи по всем вопросам, представляющим общественный интерес».

ЕСЧП не нашел признаков недобросовестных действий заявителей или действий, «несовместимых с усердием, ожидаемым от ответственных журналистов, освещающих общественные интересы». ЕСПЧ признал нарушение ст. 10 Конвенции. Компенсации заявители не требовали.

***

Также во вторник ЕСПЧ присудил по €10 тыс. интернет-изданиям «Каспаров.ру» и «Грани.ру», усмотрев в решениях Роскомнадзора об их блокировке нарушение ст. 10 (свобода выражения мнения) и ст. 13 (право на эффективное средство правовой защиты). €12 тыс. присуждены директору Ассоциации интернет-издателей Владимиру Харитонову за блокировку Роскомнадзором его интернет-библиотеки. В тот же день вынесены решения по трем делам с участием правозащитного центра «Мемориал». €28 тыс. российское правительство должно будет выплатить его активистам, задержанным и избитым на пикете памяти Анны Политковской в Назрани в конце 2006 года. €80 тыс. присуждены матери жителя Кабардино-Балкарии Зейтуна Гаева, погибшего в 2007 году в результате падения из окна отдела милиции,— власти РФ признаны ответственными за его гибель. Кроме того, €101 тыс. получит семья таксиста Хамзата Ужахова, погибшего во время спецоперации в Ингушетии в 2009 году, в качестве компенсации морального вреда, причиненного его смертью и непроведением эффективного расследования.

Иван Тяжлов

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.