Лесневская: «Круто шел в гору Борис Немцов»

14.09.2020
Вспоминая Бориса Немцова
Лихие 90-е

Проект 90-е: История Великого Поворота
Прощай, XX век! Глава 15
Автор Ольга Лесневская

Жизнь делала меня активным участником переломных для нашей страны событий и сводила с людьми, роль которых в них была воистину исторической. Не исключая собственных оценок, основанных может быть во многом на чувственных ощущениях, описывая эти события и упоминая имена, я буду опираться исключительно на действительные факты
Ольга Лесневская

1995 год проходил под знаком жестокой войны и предстоящих думских и президентских выборов. После очевидных провалов на фронтах, после того, как очевидным стало, что с Чечней не справиться физически, а политически — только уступив, авторитет Ельцина пал до нулевой отметки. Всерьез возникло опасение, что ельцинский Кремль сделает все, чтобы президентские выборы через год под каким-либо предлогом отменить: такой маловероятной казалась его победа и таким, не вызывающим сомнения, желание сохранить власть любой ценой. Первым такое опасение высказал Горбачев. Он призвал политическую общественность, чтобы не допустить потери достигнутых демократических ценностей, повсеместно создавать комитеты в поддержку проведения выборов Президента РФ в1996 году. Федеральное собрание тоже не очень-то настаивало на собственном переизбрании.

С верхней палатой особая проблема, поскольку прямым голосованием она избиралась всего лишь однажды на переходный период 1993-1995 г.г., а затем по Конституции должна формироваться из избранных губернаторов и руководителей представительных органов власти субъектов Федерации. Проблема в том, что губернаторы по всей России избраны народным голосованием в единичных случаях, в большинстве — назначены Ельциным. Таким образом, если к тому времени не пройдут выборы глав администраций, Совет Федерации в 1996 году грозит превратиться наполовину в орган, ничего общего с представительной властью не имеющий.
А выборы в губерниях президент назначать не торопится. Торопятся сами проявить инициативу наиболее уверенные в себе губернаторы: хочется заручиться поддержкой избирателей, стать независимыми от настроения президента и взаимоотношений с кремлевскими «стукачами» на местах. Известно, что хочет избираться Борис Немцов.

В самом конце месяца с 29-го по 31-е мы с А.П. были в Нижнем Новгороде. Круто шел в гору Борис Немцов.

 

С Мананниковым они были знакомы давно — еще по Съезду народных депутатов. Теперь вместе заседали в Совете Федерации. Слухи об экономических успехах в Нижнем шли сами по себе, кроме того старательно распространялись средствами массовой информации. Конструировалось положительное общественное мнение о демократических реформах. Мананников был информирован о российских экономических успехах вообще, и не очень доверчив по отношению к отдельным губернским. К тому же хорошо разбирался в пропагандистских “штучках”. Поэтому как-то в разговоре с В.Мукусевым — бывший “взглядовец”- усомнился в достоверности нижегородских достижений. А Мукусев — возьми да и скажи об этом вслух. Немцова слегка “зацепило”: приезжай и сам посмотри. Так возникло решение съездить. Издали мне Немцов нравился той решительностью, с которой взялся руководить областью в конце смутного постпутчевского 1991 года. Хотелось сделать цикл фильмов о ярких явлениях в череде общих разочарований. Даже название было наготове: “Молодые губернаторы России”. Поэтому с нами был и телеоператор с аппаратурой — Сережа Радаев.

Прилетели мы в полночь, а наутро отправились в нижегородский Кремль. Там губернатор проводил полугодовую отчетную пресс-конференцию. Очень много журналистов, с десяток телекамер расположились перед обширным президиумом, за которым в свою очередь расположился почти полный состав областной администрации во главе с Немцовым. Мне приходилось бывать на многих пресс-конференциях. Бывала и на встречах с журналистами новосибирских губернаторов и Мухи, и Индинка. Конечно, гораздо меньше представителей СМИ, хотя едва ли в Нижнем больше газет и телеканалов. Понятно, Немцов “раскручивается” для пропаганды столичными силами. Но это не портит впечатления, потому что интерес к объекту всамделишный, вопросы “из жизни”, ответы — наполненные содержанием.

В какой-то момент возникла даже перепалка, и я поняла, что Немцов эмоционально легко заводится. А в целом было интересно. Действие отличалось не только обилием пишущей и говорящей братии, но и тем, как она себя вела. В Новосибирске, например, журналисты, когда общаются с властью, ведут себя пассивно. Слушают, тщательно фиксируют в общем-то банальные речи, вопросы задают дежурные. И уж точно, никогда не спорят и каверзу не подстраивают. Здесь чувствуется то, что называется “прозрачностью” власти. И если сообщение о том, кто , в том числе и губернатор, из руководящих лиц области сколько получает, выглядит несколько популистским, то детальный доклад о расходовании бюджета за полугодие внушает оптимизм и веру в искренность благих намерений. А газетчики из “районок” наскакивают, требуют, протестуют: почему, куда, зачем… Такой живой диалог власти с прессой получается.

Потом мы с телекамерой гуляли по городу, точнее я с микрофоном в руках приставала на центральной пешеходной улице к гражданам с вопросом “любите ли вы своего губернатора?”. Оказалось любят, вот что странно: обычно в России власть не любят. Голый вопрос о любви я, разумеется, драпировала политической ширмой: “У вас в Нижнем в декабре выборы губернатора. Знаете ли вы об этом? За кого будете голосовать?” А жители сбрасывали драпировку и признавались в любви. Кто как: от “он такой хорошенький”, до “деловой”. Ни один из прохожих даже не намекнул на корыстолюбие или мздоимство. Не было и злобных выпадов против “дерьмократов”. А бородатый раввин в шляпе рассказал философскую притчу на тему “зелено, если молодо, или необязательно?” В итоге выходило, что не всегда. В общем, народ активно собирался на выборы и готов был доверить область своему молодому губернатору.

Вечером в кабинете у Немцова рассказывала ему о такой всенародной любви и хотела показать отснятый материал, но не оказалось под рукой видеомагнитофона. Ему было по-мальчишески интересно, что думают о нем нижегородцы. Приник к окуляру камеры. И просмотрел от начала до конца мою долгую беседу с его земляками. Это был трудный для него день: произошла авария на железной дороге, разлилось что-то в большом количестве: то ли мазут, то ли керосин. И он до позднего вечера занимался этой проблемой.

 

 

Прежде, чем затевать разговор “о реформах”, пошутила, что к реформаторским достижениям в Нижнем не мешало бы снять вопрос: “где бы выпить чашечку кофе?” И в самом деле, при заметном изобилии в продаже пива, тогда это еще не для всей России было характерно, кофейни или просто кафе, где подают кофе, были далеко не на каждом углу. Немцов отреагировал азартно, мне показалось даже с обидой: “Неправда!” Это было правдой, но настаивать не стала: может не такой любитель кофе, как я, и потому кажется, что хватает, может вообще в Нижнем нет спроса на этот продукт общепита — вот рынок и реагирует. Если так, то все вписывается в схему рыночных отношений. Зато, как выяснилось чуть позже в разговоре, в области произошла реформа потребительской кооперации, и с преобразованиями в аграрной сфере дело тоже продвигается.

А рано утром назавтра мы отправились на передовую нижегородских реформ — в Шахунский район — смотреть показатели. Главой района оказалась энергичная женщина Валентина Аркадьевна Буркова. Она водила нас по магазинам, в которых “все было”. Дело в том, что мы не успели отряхнуть еще пыль новосибирских проселков, как оказались здесь на Волге. И могли воочию сравнить состояние наших и здешних сельских магазинов. Буркова долго рассказывала технологию реформы потребительской кооперации, если честно — я не вникала в суть, это было не важно: я смотрела на полные прилавки и верила своим глазам.
Дальше наш путь лежал в деревню с красивым названием “Большая свеча”. Там располагалось, сложенное по новому образцу, крестьянское хозяйство — ООО “Родники”. Возглавлял его В.К.Черкасов — крепкий, рослый мужик в красной рубахе и в сапогах. В таком колоритном образе он запомнился мне. Фактически хозяйствовал Черкасов не на правах привычного “председателя”, а хозяина, который хорошо платит тем, кто хорошо работает. Такое экономическое чудо произошло путем добровольного перераспределения в его пользу земельных паев, принадлежащих жителям “Большой свечи”. Пенсионеров и прочих немощных он взялся пожизненно за эти паи опекать, а кто может работать, тех обеспечил работой и зарплатой. А все проблемы хозяйства, когда с прибылью, а когда наоборот с убытком, взвалил на себя. Посмотрели хозяйство. Глубокий пруд, созданный уже при “хозяине”, полон рыбы — это, сказал Черкасов, почти чистая прибыль. Обедали у пруда, уха — замечательная! Рядом горел костер, пламя большой свечой стремилось ввысь. Впечатление осталось радостное. Вообще, что самое характерное и общее в лицах нижегородцев бросилось в глаза — оживленность, отсутствие повсеместного в России в последние десять лет уныния.

Hассказывающий о нашей с Мананниковым поездке в Нижний Новгород двадцатиминутный фильм “Молодые губернаторы России”, в котором главный герой — Борис Немцов, в эфир новосибирского телевидения вышел в первые дни августа 1995 года.
© Ольга Лесневская

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.