Перейти к содержимому

Немцов: «Воровская диктатура не терпит инакомыслия»

30.01.2022
Немцов. Видео. Интервью
Апрель 2014 года
Борис Немцов — депутат Ярославской облдумы, член политсовета движения «Солидарность», сопредседатель партии ПАРНАС

«Путин — это смесь Сталина и Абрамовича»

Борис Немцов

В мире обсуждаются возможные сценарии того, как поступит Владимир Путин в отношении Украины. Один из ведущих российских оппозиционеров Борис Немцов считает, что Путин повторит там крымский сценарий. Он также считает, что Путин зайдет так далеко, как ему позволит украинский народ.

Господин Немцов дал интервью программе «Герой дня» 9 Канала.
Но начался разговор с вопроса о том, не собирается ли оппозиционер покидать Россию.

«Я не собираюсь покинуть Россию, — сказал Немцов. — Я здесь, в Израиле, в Тель-Авиве нахожусь, поскольку у меня была операция. А сейчас проходит восстановление.
В конце апреля я поеду в Москву. Потом в Ярославль, поскольку я депутат Ярославской думы. Просто иногда в моем возрасте бывают проблемы со здоровьем, которые надо решать».

«В России от тюрьмы и сумы зарекаться нельзя. Особенно сейчас, когда в стране творится полнейший беспредел, где против каждого могут возбудить уголовное дело и каждого могут бросить за решетку. Но я в этом состоянии живу уже много лет, поэтому для меня это не основание оставаться здесь. Конечно, я вернусь на родину и буду продолжать работать.

— Ваша фотография красуется на «Стене позора» — в списке людей, которые подлежат наказанию за то, что высказывали оппозиционные кремлёвским властям взгляды. Что это за способы, они ничего вам не напоминают?

Немцов: В 30-е годы в Германии тоже висели такие плакаты, и позорище, что Россия сейчас переживает те же самые времена…

Там написано, что мы «национал-предатели». Термин «национал-предатели» Путин заимствовал из книжки Гитлера «Майн Кампф». И вообще, должен сказать, что риторика, которая сейчас в России на официальном уровне признана мейнстримовской, похожа на нацистскую 30-х годов.

Кремль сознательно ищет врагов внутри страны, поскольку поиск врагов всгда приводит к консолидации общества вокруг вождя. И, кстати, поиск врагов и вне, и внутри – это ровно то, что Путин постоянно делает.

У него всегда одна цель — любой ценой удержать власть, править вечно Россией. Любой ценой удержать капиталы и свои, и своих друзей. Сейчас Европа и Америка приняли санкции в отношении друзей Путина – долларовых миллиардеров, которые за годы правления Путина из малоизвестных бизнесменов превратились в участников списка Форбса.
Рейтинг Путина падал, начиная с 2007 года, стремительно. В 2007 году он был 75%, до крымских событий перед Олимпиадой в Сочи он упал до 40%. И тенденция была — вниз. Сейчас же его рейтинг не просто вырос — он взлетел.

У нас в стране произошёл разворот. Была такая коррупционно-авторитарная система, а сейчас стала воровская диктатура. Она не терпит инакомыслия не только со стороны политиков и оппозиционеров, но и со стороны деятелей культуры, искусства, журналистики.

Путин — не 100-процентный Сталин, то есть он вообще не Сталин, Путин это такая комбинация Сталина и Абрамовича. То есть хочет править Россией как Сталин, а балдеть как Абрамович.
Оппозиционеров-политиков сажают потому, что они покушаются на власть Путина. А я же сказал, что главная цель Путина — это не сделать страну процветающей, не сделать здравоохранение эффективным и так далее, а сохранить власть. Поэтому, конечно, те, кто претендует на власть, они подвергаются жесточайшим репрессиям.

— Возможна ли ситуация Майдана в России? Может ли произойти народный бунт против этой власти?

Немцов: Майдан — это рукотворное дело власти. Социально-экономических причин для такого восстания сейчас нет. Но при той политике, которую Путин проводит, политике «железного занавеса», серьёзные социально-экономические проблемы могут возникнуть в стране, и предпосылки для подобного восстания будут. В руках Путина Майдан. Если он хочет Майдан — он его получит. Если не хочет — не получит. Издеваться над людьми не надо, тогда и Майдана не будет».

16 апреля 2014 года, программа «Герой дня», 9 канал (Израиль).
Ведущая Дина Марголина.


РАСШИФРОВКА

Дина Марголина: Практически во всём мире обсуждаются сегодня все возможные и невозможные сценарии того, как поступит российский президент Владимир Путин в отношении Украины. Один из лидеров российской оппозиции Борис Немцов считает, что Путин повторит крымский сценарий. Немцов также считает, что зайдёт Путин настолько далеко, насколько ему позволит украинский народ. Борис Немцов сегодня в нашей студии. Добрый вечер.

Борис Немцов: Добрый вечер.

Дина Марголина: Это уже, наверное, даже не модно — приветствовать вас на израильской земле, и, тем не менее.

Борис Немцов: Ну, почему не модно?

Дина Марголина: Давайте начнём с самого актуального.

Борис Немцов: Для многих в России это как раз главная новость, например, для Ксении Собчак.

Дина Марголина: Да, об этом я тоже планировала поговорить. Ну, я так поняла, что вы уже помирились с Ксенией Собчак.

Борис Немцов: Мы с ней им не ругались.

Дина Марголина: Но она обвинила вас…

Борис Немцов: Мы с ней скоро в Москве встретимся.

Дина Марголина: Она, кстати, обвинила вас… не то, что обвинила, она так на вид вам поставила один довольно интересный вопрос: почему, в случае, если российских оппозиционеров, скажем так, абстрактно, не называя имён, вынуждают покинуть Россию, почему они пытаются всячески это скрывать, ведь виноваты в такой ситуации вовсе не они, а власти?

Борис Немцов: Ну, во-первых, я не собираюсь покинуть Россию. Я здесь, в Израиле, в Тель-Авиве нахожусь, поскольку у меня была операция, сейчас идёт восстановление, и в конце апреля я поеду в Москву, потом в Ярославль, поскольку я депутат Ярославской думы. Так что… Просто вот иногда бывают в моём возрасте проблемы со здоровьем, которые надо решать, и всё.

Дина Марголина: То есть это никак не связано с вашими оппозиционными взглядами?

Борис Немцов: Не, ну, в России, в принципе, от тюрьмы и сумы зарекаться нельзя, сами понимаете. Особенно сейчас, когда в стране творится такой полнейший беспредел, в принципе, против каждого могут возбудить уголовное дело, и каждого могут бросить за решётку. Но я в этом состоянии живу уже много лет, поэтому для меня это не основание оставаться здесь, хотя здесь очень приветливые люди, и, в общем, я себя комфортно чувствую. Но, конечно, я вернусь на родину и буду работать там, где, собственно, я и продолжал.

Дина Марголина: Давайте вернёмся к украинской теме. Ваша фотография, наряду с многими другими, красуется сегодня на так называемой «Стене позора» — это такой плакат, который был развешан по территории Восточной Украины, а также в Москве на Арбате он висел, насколько мы смогли понять из Интернета. То есть это список людей, которые подлежат очень строгим наказаниям за то, что высказывали оппозиционные кремлёвским властям взгляды в отношении Украины. Вот это что за способы вообще, они ничего вам не напоминают, каких-то других времён?

Борис Немцов: Ну, в принципе, в 30-е годы в Германии тоже висели такие плакаты, и, конечно, позорище, что Россия сейчас переживает практически те же самые времена… Первый плакат, действительно, несколько дней назад появился на Арбате, на правительственной трассе, по которой Путин ездит в Кремль. Эта трасса, кстати, находится под контролем спецслужб постоянно. Плакат был вывешен на знаменитом Доме книги, одном из самых крупных книжных магазинов нашей страны, где, кстати, у меня была презентация моих книг. На плакате очень, на мой взгляд, достойные люди, в частности, Юра Шевчук, Андрей Макаревич, Лёша Навальный, я и Илья Пономарёв. Ну, в принципе, можно гордиться, в общем, тем, что я рядом с такими людьми. Подпись, там написано, что мы «национал-предатели». В принципе, термин «национал-предатели» Путин использовал в своей речи по поводу аннексии Крыма.

Дина Марголина: То есть враг народа, другими словами.

Борис Немцов: Да. Путин использовал этот термин, но он его заимствовал из книжки Гитлера «Майн Кампф». Дело в том, что впервые термин «национал-предатели» появился именно в этом произведении Гитлера. И вообще, я должен сказать, что риторика, которая сейчас в России на официальном уровне признана, ну, вот такой, я бы сказал, мейнстримовской, эта риторика, она похожа на нацистскую 30-х годов.

Дина Марголина: Это новое какое-то введение, вот с этой кампанией украинской появились такие пропагандистские истории?

Борис Немцов: Раньше подобные вещи позволяли себе «нашисты» в своих лагерях на Селигере. Ну, в частности, известных российских диссидентов, правозащитников и оппозиционеров представляли в нацистской форме. Путин тогда стеснялся «нашистов», говорили, что это перебор, что это перехлёст, что это ошибки исполнения, и как-то Путин и Сурков пытались отмежеваться от этого безобразий. Но сейчас, по всей видимости, вот эти нашистские штучки, которые на Селигере считались каким-то эксцессом, сейчас стали главной такой линией политической, которую ведёт Кремль. Кремль сознательно ищет врагов внутри страны, поскольку поиск врагов всегда приводит к консолидации общества вокруг вождя. И, кстати говоря, поиск врагов и вне, и внутри — это ровно то, что Путин постоянно делает, особенно последние несколько месяцев.

Дина Марголина: Чего, по вашему мнению, Владимир Путин добивается в итоге всей вот этой кампании с использованием нацистской риторики, с фактической аннексией свободного суверенного государства?

Борис Немцов: Ну, смотрите, у него всегда одна цель — цель любой ценой удержать власть, править вечно Россией. Любой ценой удержать капиталы и свои, и капиталы своих друзей. Вы знаете, что сейчас Европа и Америка приняли санкции в отношении друзей Путина — долларовых миллиардеров, которые за годы правления Путина из малоизвестных бизнесменов превратились в участников списка Форбса. В частности, я имею в виду Геннадия Тимченко, который крупнейший торговец российской нефтью. Кстати, он не гражданин России, он эмигрировал в Финляндию, потом стал жить в Женеве и налоги платит за границей, но продает 40% российской нефти. Против него были санкции. Санкции против братьев Ротенбергов, которые, вы знаете, были партнёрами Путина по дзюдо в детстве. Вот, в принципе, санкции против этих людей, на мой взгляд, Путина очень сильно как бы вдохновили на дальнейшую борьбу.

Дина Марголина: Но ведь это выглядит, это звучит, для западного уха это просто звучит чем-то сюрреалистичным. Неужели можно пойти на фактическую аннексию суверенного государства из-за того, что Запад «обидел» в кавычках каких-то твоих друзей?

Борис Немцов: Нет, на самом деле, аннексия ему нужна не для того, чтобы защитить русских. Дело в том, что русских в Крыму никто не трогал, никто по-русски говорить не запрещал, никто русских не притеснял, бандеровцев в Крыму никто не видел, должен вам сказать, даже «жидобандеровцев» никто не видел в Крыму. Это всё, конечно, выдумки путинской такой лживой, геббельсовской пропаганды, ничего этого в Крыму не было, и этого ничего нет на Востоке. Я ещё раз говорю: его главная цель жизни — это удержать власть и удержать капиталы.

Дина Марголина: А ей что-то угрожает, этой власти?

Борис Немцов: Смотрите, рейтинг Путина падал, начиная с 7-го года стремительно. Где-то в 2007 году у него было 75%, буквально до крымских событий перед Олимпиадой зимней в Сочи его рейтинг упал до 40%, и тенденция была — вниз. Сейчас, если вы посмотрите на данные исследований социологических…

Дина Марголина: Рейтинг вырос.

Борис Немцов: Он не просто вырос, а он взлетел, и он сейчас больше 80%. И тактически Путин может себя считать победителем. Стратегически при этом всё проиграно, потому что российская экономика живёт только за счёт экспорта нефти и газа. Нефть и газ продавались, в основном, в европейские страны. Сейчас очевидно, что Европа будет выстраивать определённые барьеры, будет выталкивать «Газпром» и нефтяные компании с европейского рынка, и у Путина ничего не останется, как отдаться Китаю.

Дина Марголина: Я хотела поговорить об оппозиции как таковой в России, в том числе о том, что с ней в последнее время, на последней присоединились деятели искусств, такие, как Макаревич, такие, как Шевчук, как Алла Пугачёва уже. Что, по вашему мнению, произойдёт с этими людьми в дальнейшем, действительно ли к ним будут применены какие-то санкции?

Борис Немцов: Смотрите, у нас в марте в стране произошёл разворот. Была такая коррупционно-авторитарная система, она называлась «суверенной демократией», а сейчас стала воровская диктатура. Воровская диктатура не терпит инакомыслия не только со стороны политиков и оппозиционеров, но и со стороны деятелей культуры, искусства, журналистов, публицистов и так далее. Вот возбудили уголовное дело против известного публициста и писателя Альфреда Коха. Он не может вернуться. Травят постоянно Виктора Шендеровича, он сейчас находится в Соединённых Штатах. После того, как Ирина Прохорова пришла на «Марш мира», против войны с Украиной, началось очень сильное давление на Прохорова и на, собственно, Ирину Дмитриевну. По поводу Андрея Макаревича вы знаете, какая травля, его пытались лишить, во-первых, наград, во-вторых, звания народного артиста России. Что касается Юры Шевчука, то он давно уже в чёрном путинском списке, ему срывают концерты, не дают прохода.

Дина Марголина: Тем не менее, находятся смельчаки…

Борис Немцов: Я не думаю, что этим людям грозит уголовное преследование, я не думаю, что их посадят. Всё-таки Путин — не 100-процентный Сталин, ну, то есть вообще не Сталин, Путин — это такая комбинация Сталина и Абрамовича, знаете. То есть, в принципе, хочу править Россией, как Сталин, а балдеть, как Абрамович. Там, где-нибудь на южном берегу Франции или смотреть футбол вместе на стадионе в Челси и так далее.

Дина Марголина: При комбинации Сталина и Абрамовича не сажают, просто травят?

Борис Немцов: Ну, травят… Оппозиционеров-политиков сажают потому, что они покушаются на власть Путина. А я же сказал, что главная цель Путина — это не сделать страну процветающей, не сделать здравоохранение эффективным и так далее, не сделать, действительно, современную…

Дина Марголина: А сохранить власть.

Борис Немцов: Да, именно сохранить власть. Поэтому, конечно, те, кто претендует на власть, они подвергаются жесточайшим репрессиям, а те, кто не претендует, как, там, Макаревич, Шевчук, тот же Кох — тех просто будут душить…

Дина Марголина: Тех просто травят. Я хочу предложить вам вместе с нами посмотреть небольшой фрагмент того, что сделала Анастасия Волочкова, небезызвестная, скажем так, деятельница различных искусств, которая набралась смелости и выступила, в отличие от многих других, против сложившейся ситуации.
Пожалуйста.

[Сюжет об Анастасии Волочковой]

Дина Марголина: Ну, давайте поясним, что это была наша техническая ошибка…

Борис Немцов: Что-то я вообще не понял, честно говоря.

Дина Марголина: Мы просто не тот фрагмент интервью показали, на самом деле Анастасия Волочкова сказала, что она с удовольствием присутствует на крымской земле, на Украине, что она считает её свободной, выступает против действий российских властей в отношении Украины. Вот это и было её публичное высказывание, которое мы хотели предложить вам посмотреть.

Борис Немцов: Ну, смотрите, я Настю знаю, во-первых, довольно давно. Она пыталась дружить с властью, она вступила в партию Путина «Единая Россия», она даже подписывала письмо против Ходоровского в своё время. Но потом она оказалась уникальным представителем шоу-бизнеса, гламура и так далее и тому подобное. Она оказалась единственной, пожалуй, из этой сферы, поскольку все они, в общем, облизывают власть, стараются, там, как-то приспособиться, приблизиться к Путину, она единственная, кто выступила против войны с Украиной, и, в общем, это вызывает уважение. Она смелая. Она смелая, я не знаю ни одного больше человека из этого мира… Вообще, эти люди, как правило, либо конформисты, либо холуи, либо желающие как бы промолчать тогда, когда, действительно, ситуация довольно сложная. Вот Настя так себя повела, я считаю, что это поступок, серьёзный поступок.

Дина Марголина: Вы сказали, что Путин зайдёт настолько далеко на Украину, насколько ему позволит украинский народ. Вы действительно считаете, что у народа есть хоть какая-то роль в этой ситуации, когда мы говорим о таких масштабах, как комбинация Абрамовича и Сталина, и когда речь об отношениях между Россией и Европой, Соединёнными Штатами и так далее, даже неизвестно, насколько сама Украина вообще имеет какую-то силу, а уж неужели народ может что-то изменить?

Борис Немцов: Ну, я напомню вам Майдан – там был народ. Там были сотни тыся людей, причём абсолютно разных взглядов, абсолютно разных национальностей, и абсолютно разных вообще вот страт социальных. Украинский народ доказал, что он может сильно изменять ситуацию, и свою судьбу, и судьбу страны.
Что касается намерений Путина, то я ещё раз повторю, что, конечно, он будет идти так далеко, как ему позволит Украина. Я сейчас вижу одну довольно печальную такую вот картину, что, к сожалению, украинская власть очень слаба, украинские вооружённые силы очень слабы, и, к сожалению, такой вот воли защищать свою страну я не вижу. Ну, это объективно так. Я не думаю, что так было бы, если б Путин захотел взять Киев, но то, что происходит на востоке страны, для меня совершенно очевидно. Тем не менее, мне представляется, что, в отличие от Крыма, кстати, жители Донецка, они хотят дружить с Россией, и Луганска, И, я думаю, там, Николаева и так далее, но они не хотят под крыло Путина идти, потому что эти люди знают, что это власть жуликов и воров, они знают, что будет твориться полный произвол и беспредел. Они знают, что их никто там не притесняет.
Я считаю, что украинская власть должна действовать адекватно. Адекватность, на мой взгляд, в этой ситуации следующая: я думаю, что власть должна объявить о проведении референдума общеукраинского о статусе регионов. Я считаю, что полномочия на востоке, на западе, в центре у регионов должны быть увеличены. Я считаю, что надо идти на прямой диалог с теми, кто сейчас захватил здания, понимая, кстати, что руководят этими людьми выходцы из спецназа и вооружённых сил России.

Дина Марголина: Это ваше, так сказать, предложение по тому, что должно произойти. Я просто очень хочу успеть вам задать ещё один вопрос, который мне кажется очень интересен нашим зрителям, в первую очередь. Возможна ли, по вашему мнению, ситуация Майдана в России, если мы сейчас оставим на время Украину. Может ли произойти такой народный бунт против вот этой власти, которую вы очень ёмко назвали, я ещё раз повторю эту аналогию, комбинацией Абрамовича и Сталина?

Борис Немцов: Ну, Майдан – это рукотворное дело власти. Если народ доведён до отчаяния, если народ видит крайнюю несправедливость, если народ нищий, если народ безработный…

Дина Марголина: Это всё есть в России — нарушаются права, нету денег на самом деле…

Борис Немцов: На самом деле, Москва живёт очень даже неплохо, уровень жизни в стране из-за дорогой нефти вырос. Средний класс в Москве действительно существует, и социально-экономических причин для вот такого восстания, назовём его, нет. Но, в принципе, при той политике, которую Путин проводит, при политике «железного занавеса» очень серьёзные социально-экономические проблемы могут возникнуть в стране, и предпосылки для подобного восстания будут. То есть, на самом деле, в руках Путина Майдан. Если он хочет Майдан — он его получит. Если он не хочет Майдан — он его не получит. Издеваться над людьми не надо, тогда и Майдана не будет.

Дина Марголина: Вопрос — будет ли он, если издеваться. Борис Немцов, спасибо вам большое за участие в нашей программе…

Борис Немцов: Спасибо.

Дина Марголина: Оставайтесь в Израиле, сколько вам захочется, и возвращайтесь потом к своей работе.

Борис Немцов: Ну, это такое неожиданное предложение. Нет уж, я в Москву поеду, ладно?

Дина Марголина: Спасибо вам ещё раз.

Борис Немцов: Спасибо.


Материал подготовила Алена Голубева
Страница в FB НЕМЦОВ.ВИДЕО
ВИДЕОАРХИВ БОРИСА НЕМЦОВА

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

%d такие блоггеры, как: