Пятьдесят первый день слушаний по существу дела об убийстве политика Бориса Немцова. Трансляция «Медиазоны»

05.04.2017 Слушания по существу дела об убийстве политика Бориса Немцова Москва, Госпитальный пер., 4А Московский окружной военный суд Пятьдесят первый день слушаний. Пятидесятый день здесь Процесс по делу об убийстве политика Бориса Немцова подходит к концу. Ожидалось, что сегодня в суде свою версию событий изложат подсудимые — экс-военный из Чечни Заур Дадаев, братья Шадид и […]

«В России действует настоящий фашистский концлагерь»

И ФСИН смеет заявлять, что это — НЕПРАВДА!

ФСИН: «нарушений не выявлено»

Если хотите узнать, почему колония ИК-7 — территория пыток, приходите сегодня, в понедельник, 28 ноября, в Сахаровский центр

Европарламент (ЕП) потребовал немедленно и без условий освободить российского оппозиционера Ильдара Дадина

резолюция ЕП требует, чтобы Российская Федерация приступила к глубокому пересмотру своей пенитенциарной системы с целью ее радикального реформирования и приведения в соответствие с нормами международных конвенций

«Необходимо медобследование И.Дадина в связи ухудшением состояния его здоровья» — Наталья Василькова, адвокат

адвокат просит разрешить организовать медицинскую комиссию

Свежие обновления по делу о пытках в Сегежской колонии ИК-7 (ссылки)

Ссылки на различные статьи, на интервью других заключенных, их рассказы о пытка, международная позиция по делу о пытках в ИК-7

Прошло три недели после первого письма Ильдара Дадина. Что происходит в ИК-7 и с самим заключенным?

«Медуза» рассказывает, что происходило с Ильдаром Дадиным после того, как были опубликованы его письма из колонии.

Пресс-релиз о рассмотрении дела Ильдара Дадина в Европарламенте

Текст пресс-релиза на русском и английском языках.

По факту драки Дадина с сокамерником «могут возбудить дело по статьям 115 УК или 116 УК»

по статьям 115 УК (умышленное причинение легкого вреда здоровью) или 116 УК (побои).

Подтвердивший пытки в ИК-7 заключенный объявил голодовку после избиений в другой колонии

Мамаева из ИК-7 перевели в ИК-1, где сотрудники администрации также продолжили применять силу