«Его трудно было сломить…»

Его трудно было сломить, оставалось только убить