Who’s Afraid of Boris Nemtsov? / Кто боится Бориса Немцова?

Vladimir Kara-Murza: «Однажды российские посольства будут гордиться тем, что имя Немцова на их бланках…»

Владимир Кара-Мурза: «Явка с повинной, как и было сказано»

«Реакция российской власти на увековечивание памяти российского политика не поддается объяснению». Поддается, конечно, но только в том случае, если российская власть признаёт свою ответственность за убийство Бориса Немцова. Только тогда появление площади Немцова перед российским посольством можно рассматривать как вызов.

Посольство России в Праге объяснило отказ упоминать площадь Бориса Немцова в своем адресе

Посольство России решило использовать адрес консульского отдела, который находится на улице Коруновачни, так как это название «является историческим, используется более ста лет и, как нам кажется, вероятность ее переименования значительно ниже, чем у внезапно появившегося в чешской столице топонима „площадь Бориса Немцова“»

Российское посольство в Праге отказалось указывать площадь Бориса Немцова в адресе своей резиденции

Посольство России в Праге решило изменить свой официальный адрес после того, как площадь, на которой располагалась его резиденция, переименовали в честь убитого политика Бориса Немцова

Первая реакция власти на доклад ОБСЕ по делу Немцова

Дело об убийстве Бориса Немцова. Доклад ОБСЕ

Кромешная лихорадочная испепеляющая тупость

Россия сегодня. Протесты. Реакция власти

Нынешняя власть по-прежнему воюет с Немцовым. Теперь — с его именем

Иллюстрация на заставке не соответствует сегодняшнему дню

Жанна: «Власти даже не скрывают, что они ненавидят Бориса Немцова»

Жанна Немцова прокомментировала «нервную» реакцию пресс-секретаря Путина и главы комитета Госдумы по международным делам…

Площадь имени Бориса Немцова появится к 27 февраля

Накануне, 9 января 2018 года, городской совет Вашингтона единогласно проголосовал за ускоренный порядок принятия законопроекта о присвоении площади имени Немцова.

Nemtsov Plaza. Реакция российского парламентария: «негодяи»!

«И мы сможем гордиться только тогда, когда сами увековечим память Бориса – причем не только табличкой или улицей, но изменением России».