Тридцатый день слушаний по существу дела об убийстве политика Бориса Немцова. Трансляция «Медиазоны»

21.12.2016
Слушания по существу дела об убийстве политика Бориса Немцова

Тридцатый день слушаний. Двадцать девятый день здесь

В Московском окружном военном суде продолжается рассмотрение дела об убийстве Немцова.
Сторона защиты изучила детализацию звонков Анзора Губашева в день, когда был куплен автомобиль ZAZ Chance.

На скамье подсудимых Заур Дадаев, Анзор Губашев, Шадид Губашев, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев, им предъявлены обвинения в наемном убийстве.

«Медиазона»

Фото: Евгений Одиноков / РИА «Новости»
Фото: Евгений Одиноков / РИА «Новости»

  • Вчера на заседании прокуроры представили детализацию звонков Бориса Немцова с 28 октября по 11 ноября 2014 года.
    К детализации политика обратились, поскольку ранее выяснилось, что Шадид Губашев, согласно биллингу, 28-29 октября и 5 ноября был в районе поселка Бенилюкс, где временами жил Немцов. Подсудимый объяснял, что возил грузы в поселок и садовое товарищество «Лира» поблизости.
    28 октября Немцов находился в Ярославле, а на следующий день выехал в Москву. Его телефон в пути был забиллингован во Владимирской области, Пушкинском районе, а вечером 29 октября — в Москве. В загородном доме в Бенилюксе Немцов оказался только утром 30 октября. В тот день телефон Шадида Губашева не был забиллингован в поселке.
    Вечером Немцов вернулся домой на Малую Ордынку, а утром 31 октября он уже находился в доме отдыха поселка Снегири Истринского района. Там же политик оставался в 15:14, когда Шадид, по данным детализации, приехал в Бенилюкс. От Снегирей до Бенилюкса около 30 километров. 1 ноября Немцов улетел из Москвы и вернулся только через десять дней.
  • После этого Семененко напомнила, что в машине ZAZ Chance среди прочих были обнаружены следы Шадида Губашева, а затем зачитала материалы дела, согласно которым автомобиль находился у дома Немцова 17 ноября и 12 декабря 2014 года, а также 27 и 30 января, 3 и 11 февраля 2015 года.
  • После этого адвокат Шадида Магомед Хадисов продолжил допрос Виктора Тымко, знакомого подсудимого, который также занимался перевозкой грузов. По просьбе адвоката он показал на карте, где жил Губашев и как доехать до Бенилюкса. От деревни Козино до поселка всего 15 километров.
  • Затем Хадисов продемонстрировал вещдоки — черный свитер, бежевую олимпийку, строительную куртку и бейсболку. Шадид говорил, что черный свитер и куртка ему не принадлежат, а во время задержания на нем действительно была олимпийка и бейсболка. «На ней (олимпийке — МЗ) нашли следы какой-то капсулы, а моей генетики там не нашли, это странно, да? — комментировал Шадид на заседании. — На бейсболке тоже капсула, но нет генетики моей».
  • Свидетель не вспомнил, ходил ли в черном свитере Шадид. После этого Виктор Тымко сообщил, что получил детализацию своего номера за октябрь-декабрь 2014-го и передаст ее защитнику
  • Последним допросили Василия Тымко, отца Виктора Тымко. Он также общался с Губашевыми и Бахаевым и возил песок в Бенилюкс, но позже «попал в черный список», рассыпав груз на одной из улиц поселка. Автомобиль ZAZ у знакомых ему подсудимых свидетель не видел, как и оружия у Шадида Губашева. Политику с братьями и Бахаевым он также не обсуждал.
    Кроме того, Тымко-старший настаивал, что в доме Бахаева и Губашевых был один вход, а не два отдельных, как рассказывали сами подсудимые и родственники Бахаева. После этого сын свидетеля отметил, что отец перенес два инфаркта: «Я вас сразу предупреждал: мой отец после двух инфарктов, он может много не помнить. Я удивлен, что он уже так много говорит».
  • Под конец заседания прокурор Мария Семененко попросила приобщить к дела справку с КПП поселке Бенилюкс: согласно ответу ЧОП, КАМАЗ с номерами Шадида Губашева в конце октября — ноябре 2014 года не приезжал в поселок. В свою очередь, защитники ходатайствовали об уточнении у охранников, велся ли журнал КПП, как его вели и как долго он хранится. «В бумаге говорится, что они хранятся меньше года, и этот момент нам не ясен», — пояснил адвокат Марк Каверзин.

Заседание начинается, в зал зашел судья Житников.

Марк Каверзин говорит Житникову, что адвокатам не дают нормально организовать работу, потому что в зал не пускают, пока ждут подзащитных, в коридоре толпа журналистов и некуда деться, всех гоняют туда-обратно. Житников обещает поговорить «с начальником караула» и попробовать решить эту проблему.
Судья удовлетворяет ходатайство адвоката Каверзина об уточнении данных о журнале КПП поселка Бенилюкс у ЧОП. Защитников интересует, велся ли журнал КПП, как его вели и как долго он хранится.

Адвокат Артем Сарбашев просит исследовать при присяжных детализацию телефонных соединений одного из абонентов. Согласно показаниям свидетеля Трапезина, с этого номера ему звонили по поводу покупки ZAZ. Защитник также просит исследовать детализацию телефона, который использовал Анзор Губашев, и детализацию связи GPRS и еще одного телефона, на который он хочет обратить внимание присяжных.
Он предлагает изучить карточку учета транспортного средства, информацию о передвижениях автомобиля ZAZ и машины ВАЗ-2112, протокол осмотра одной из видеозаписей.

Адвокат Муса Хадисов хочет также огласить протокол задержания Анзора Губашева, связанные с этим рапорта полицейских, заявление Губашева о желании дать признательные показания, заявление об отказе от адвоката. Он просит допросить этого адвоката об обстоятельствах получения признательных показаний.
Все обвиняемые и адвокаты поддерживают.

У прокурора Марии Семененко есть возражения по детализациям, потому что они уже были полностью исследованы, как и информация о передвижении транспортных средств. Автомобиль ВАЗ-2112 не фигурирует в обвинении, поэтому она возражает.
Семененко также возражает против изучения протокола осмотра видеозаписи, поскольку там есть скриншоты со стрелками, которые «выражают субъективное мнение следователя», а само видео уже не раз показывали присяжным. По остальным пунктам ходатайства Сарбашева прокурор не возражает.

На счет ходатайства Хадисова Семененко говорит, что сам протокол задержания не относится к доказательствам по делу, как и рапорта, заявление Губашева о желании дать показания. Это все процессуальные документы. Желание допросить адвоката — это вообще нарушение закона, говорит прокурор.

Адвокат Вадим Прохоров говорит, что «в некотором недоумении» о ходатайстве о допросе адвоката: закон это прямо запрещает, «это аксиома, по-моему».

Адвокат Сарбашев и судья Житников не могут найти, на каком диске находится нужная детализация. Диск поищут позже.
Судья Житников решает, что будут исследоваться детализации соединений, которые еще не исследовались перед присяжными. В остальном он отказывает.


Сегодня на заседании нет прокурора Алексея Львовича. В зал заходят присяжные.
— Ваша честь, я хотел бы дополнить, что адвокат не мои интересы представлял, а следствия и ФСБ, мои интересы он не защищал, — говорит Анзор Губашев про адвоката, которого предлагал допросить адвокат Сарбашев.

Судья спрашивает присяжных, пытался ли кто-то с ними общаться. Они молчат.

Адвокат Сарбашев достал диск с детализацией. Он говорит присяжным, что сейчас покажет им детализацию номера Анзора Губашева 20 октября 2014 года. «Именно в этот день, если вы помните, происходило приобретение автомобиля ZAZ Chance», — поясняет он.
Защитник просит обратить внимание, что в тот день Анзор не связывался с Зауром Дадаевым — это важно, потому что Губашеву вменяют приобретение этой машины в конспиративных целях, но чтобы что-то приобрести, нужно переговариваться и общаться. Он с ноутбуком подходит к присяжным и по очереди показывает им детализацию звонков. «У вас все номера записаны. Ни одного номера Заура Дадаева здесь нет», — добавляет он.

Сарбашев просит обратить внимание на местонахождение Губашева в тот момент, когда происходила покупка машины ZAZ: около полудня он находился в деревне Грязь Одинцовского района Подмосковья.
В 16 часов он по-прежнему был в Одинцовском районе. «А машину покупали на Мелитопольской улице в Москве — это другой конец города», — говорит Сарбашев.
— Я хотел бы напомнить вам, что вам обвинение показывало уже некий файл, таблицу электронную, и вам говорили, что видно, что абонент переставил свою сим-карту в другой телефон. И обвинители настаивали, что это был Губашев Анзор…

Адвокат говорит, что в таблице эта перестановка была отображена отдельной строкой без номера.
— Ваша честь! Сейчас адвокат вводит присяжных в заблуждение! Он просто нагло переворачивает доказательства обвинения! — возражает Семененко.

Судья просит ее успокоиться и говорит, что эта информация идет отдельной строкой, потому что номер переставлялся. Сарбашев продолжает говорить, что не понимает, откуда появилась эта строка. Семененко говорит, что в части этого 6 декабря 2014 года, когда меняется IMEI, покажут еще раз.

Сарбашев напоминает про «конспиративные трубки» и «фонарики», которые постоянно упоминало обвинение, и говорит, что Анзор Губашев всегда пользовался своим телефоном с микро сим-картой. Ее нельзя вставить в простой телефон-«фонарик», полагает защитник.
Адвокат говорит, что Анзор Губашев пользовался автомобилем ВАЗ-2112, оформленным на девушку, и этот автомобиль, как уже видели присяжные, никогда не появлялся на Мелитопольской улице, где покупали ZAZ. Он спрашивает Анзора, узнавал ли он себя на видео из ГУМа:
— Я не узнавал, там и качества такого нету, чтобы кого-то узнавать.

Мария Семененко спрашивает, знаком ли Анзор с Зариной Исоевой:
— А я вам не буду отвечать ни на какие вопросы, так как обвинение, следственный комитет, ФСБ, у меня доверия нет. Я вообще не буду вам отвечать!
Перерыв 20 минут, чтобы найти диск с детализацией.

Вернулся судья. Диск не нашли, может быть, он в Следственном комитете. «Проверим, где он находится», — говорит Житников.
Пока прокурор Семененко покажет детализацию с моментом перестановки симки, присяжных снова зовут в зал. Она обещает показать детализацию Анзора за те даты, когда Шадид Губашев был в Бенилюксе — и где в этот момент был Анзор.
Прокурор Антуан Богданов вскрывает конверт с диском и поясняет присяжным, что сейчас он покажет им детализацию на ноутбуке.

Это телефон 8-925-913-03-32, оформленный на Шадида Губашева, которым пользовался Анзор, он сам это признал.
Прокурор показывает в таблице 6 декабря 2014 года и момент смены IMEI, о котором говорил чуть раньше Сарбашев. Богданов показывает, где в таблице и в строке с каким номером происходит смена IMEI. «Это тот, благодаря которому потом было то, что я вам уже рассказывала», — поясняет Семененко.
29 октября 2014 года телефон Анзора Губашева включался в 13:08 и 16:58, между этими моментами соединений нет и «возможно, он был отключен» — где был Губашев, она не уточняет. А Шадид в 15:17 время был в поселке Бенилюкс.
31 октября, когда в 15:14 Шадид был в Бенилюксе, у Анзора есть соединения только в 14:46 и 18:51 — где был телефон Анзора между этими моментами, неизвестно.
5 ноября тоже не было никаких соединений между 11 и 16 часами, тогда как в 15 часов Шадид был в Бенилюксе.

Теперь прокурор Семененко рассказывает, что сделала запрос в ЧОП, который обслуживает «Резиденцию Бенилюкс» с вопросом, кто охранял поселок и велся ли учет заезжающих машин и водителей 29 и 31 октября и 5 ноября 2014 года. И заезжал ли туда КАМАЗ с номером ХА083АА 190Rus под управлением Шадида Губашева.
Учет автомобилей велся, говорится в ответе ЧОП, в указанные дни автомобиль с этим номером не заезжал. Срок хранения заявок на одноразовые пропуска — один год, поэтому нельзя установить, приходил ли туда Губашев пешком.

Адвокат Шамсудин Цакаев просит присяжных обратить внимание, что по поводу КАМАЗа в ответе — просто голословное утверждение, оно не ссылается ни на журнал учета, ни на что-либо еще.
— Я хочу сказать, что я не говорил, что приезжал именно в Бенилюкс. Если она говорит, что я нахожусь в Бенилюксе, пусть покажет, как я передвигаюсь, потому что если я нахожусь рядом в поселке, понятно, что я буду биться по вышке, которая в Бенилюксе. И также мы просили фиксацию КАМАЗа, пусть сделают ее, «Поток», или как он называется. Я хочу, чтобы мое передвижение показали так же, — говорит из «аквариума» Шадид.
Он рассказывает, что Горки-10 находятся ближе к Маслово, и когда он там рядом находится, его «хватает» вышка в Бенилюксе. А сам он в Бенилюксе не был.

Судья поясняет присяжным, что поскольку сейчас защита не может представить доказательства, то пока что представляет свои материалы сторона обвинения.
Семененко достает том с протоколом обыска 7 марта 2015 года в деревне Козино, его уже изучали. Прокурор обращает внимание на то, что из дымохода был обнаружен и изъят шприц. Еще один шприц обнаружен при входе на второй этаж.

Во время обыска в вытяжной вентиляционной трубе обнаружено 6 окурков сигарет «Парламент», окурки же нашлись в пепельнице. В ящике стола — «семена растительного происхождения».
Теперь прокурор зачитывает впервые протокол осмотра места происшествия 12 марта 2015 года в деревне Козино — холмистая местность с лесным массивом (это место располагается в 200 метрах от деревни). Там найдены и изъяты 6 стреляных гильз со следами, характерными для 9мм пистолетов. На гильзах клейма Барнаульского патронного завода. На гильзах следы, характерные для пистолетов Glock. Там же обнаружили осколки стеклянных бутылок и возле них 9 пуль со следами шести правых нарезов.
Там же обнаружены и изъяты еще 8 стреляных гильз с клеймом Барнаульского патронного завода. И еще 23 гильзы неподалеку. А также 10 гильз калибра 7-62, со следами, характерными для пистолетов ТТ или аналогов.

«Кроме того, обнаружен окурок от сигареты «Парламента»», — с нажимом говорит Семененко. Пулевые отверстия также обнаружили в сосне; на месте нашли два одноразовых шприца.
В общей сложности 57 гильз и 13 пуль калибра 9-19, 10 гильз и одна пуля калибра 7-62, окурок, обертка от жвачки и два шприца.
Присяжным показывают фототаблицу.

Семененко показывает присяжным протокол осмотра этих изъятых предметов — окурки, жвачка «Орбит» и прочее. Следов биологического происхождения на этих объектах не выявлено.
Теперь прокурор оглашает заключение эксперта ФСБ, исследовавшего окурки «Парламента» из дома в Козино, на 4 окурках нашлись следы Хамзата Бахаева и еще пяти неустановленных лиц.
Перед другим экспертом были поставлены вопросы о том, есть ли на изъятых в лесу возле Козино гильзах индивидуальные признаки оружия. Признаки на них есть, отвечают эксперты. Патроны и гильзы были изготовлены фирмой «Старлайн» в США и на Барнаульском патронном заводе. Стреляны они были в одном экземпляре оружия — пистолета ТТ или его аналогов. 25 гильз — стреляны из одного экземпляра пистолета Glock или аналогичного.
Прокурор Богданов вскрывает коробку с вещественными доказательствами и показывает присяжным эти гильзы.

Теперь прокурор Семененко перешла к экспертизе предметов из BMW Шадида Губашева.
Куртка строительная, свитер, бейсболка. Семененко напоминает, что вчера Шадид признал, что белый свитер и бейсболка принадлежали ему. На них обнаружены микрочастицы следов выстрела.

Губашев слушает стоя.
— Думаю, теперь вам понятно, как появились на них эти микрочастицы и следы выстрелов, — замечает Семененко.
Семененко тем временем перешла к новой экспертизе, которая определяла, есть ли там генетические следы на найденном в лесу. Следов не обнаружилось.
В другом заключении эксперты изучали два шприца из леса возле Козино. Биологических следов на них нет, но внутри эксперты нашли наркотическое средство — героин.
В ходе обыска в квартире 223 в доме на Веерной, 3 был обнаружен порошок белого цвета, напоминает Семененко. Там жили Заур Дадаев и Анзор Гуашев, и бывал Шадид. Эксперты пришли к выводу, что это героин. Также в квартире нашлась смола каннабиса.

Антуан Богданов показывает присяжным телефон из вещественных доказательств. Телефон он подключает к ноутбуку.
Шадид Губашев поднимается и говорит, что на вещах нашли генетику, но только не его.
— Я всего лишь поясняю, что на вещах генетику чью-то нашли! Не мою!
Про телефон он говорит, что этот телефон у него отобрали 6 марта, а где «телефон с двумя симками», который у него тоже был, он не понимает. «Нету его!», — повторяет Губашев.
На телефоне 884 фотографии, говорит присяжным Богданов. Он показывает фотографии, на которых «обвиняемые что-то курят».
— Ну, если так курят сигареты… — многозначительно разводит руками Семененко.
— Что я, сигарету не могу держать? Или что? — возмущается Шадид.

Фотографии показывают еще и подсудимым.
— Эта фотография, которую вы показываете, она на телефона у меня вообще не была! Она была на флешке, — вдруг возражает Шадид.
Одна из показанных фотографий была сделана в октябре 2013 года, второя — в январе 2015.
Семененко спрашивает у Шадида, кто изображен на фото на топчане рядом с Бахаевым:
— Это вы с Бахаевым?
— Уважаемая… Мария Эдуардовна… Семененко. Я объясняю вам, вы покажите мне фотографии и тогда вопрос задавайте, — говорит Шадид.
Ему показывают фотографию:
— Это я да, это Бахаев, рядом мой родственник. А что, здесь преступление в этом? — наконец отвечает Шадид Губашев.

Адвокаты и прокуроры препираются по поводу того, зачем было вообще показывать эти фото и какое значение они имеют. «Вы сейчас решили раскрыть страшную тайну?» — недоумевает Заурбек Садаханов.
Отвечая на вопросы Садаханова, Бахаев отвечает, что найденные на втором этаже дома в Козино шприцы он использовал для смазки петель маслом. Про шприцы, найденные в лесу, он ничего не знает. Что касается семян, то Шадид говорит, что они «по-моему, тминные».

О стрельбище Бахаев говорит, что ему неизвестно ничего. «Там кто может стрелять? Работники прокуратуры, следствия. Мы там если бы один выстрел произвели, нас бы на 25 лет посадили».

Адвокат Шамсудин Цакаев говорит присяжным, что все сказанное сегодня про оружие в обвинение не входит и что следствие не установило, что это оружие имеет отношение к подсудимым.

По поводу наркотиков Цакаев напоминает, что подсудимым не вменяется совершение преступления в состоянии наркотического опьянения и следствие не утверждало, что обвиняемые принимали наркотики.

Семененко возражет:
— Конечно, на Веерной не было найдено ничего. Именно для этого и было Козино, чтобы там тренироваться и стрелять.

Шадид Губашев:
— По семенам я хочу сказать. Они проверялись экспертом, он сделал вывод, что это действительно тминные семена.
Адвокат Муса Хадисов возражает против высказываний прокурора Семененко о том, что телефон Анзора Губашева был выключен, пока Шадид был в Бенилюксе. «Это ее мнение», — говорит он.

У адвоката Магомеда Хадисова заявление. Он напоминает, что присяжным продемонстрировали детализацию номера Бориса Немцова, и он не разу не зафиксирован в Бенилюксе.
Прокурор Семененко объясняет, что у «Мегафона», которым пользовался Шадид, вышка стояла в Бенилюксе, а у Билайна, которым пользовался Немцов, в Чесноково — поэтому когда Немцов бывал у себя, его фиксировала вышла к Чесноково.

Отвечая на вопросы адвоката, Бахаев рассказывает, что он «курил и курит до сих пор» сигареты «Парламент Аква».

Анзор Губашев говорит, что телефон HTC Шадида по протоколам был приписан ему. «Это мы здесь начали выяснять, что мой телефон мой, а егошний телефон это егошний», — поясняет обвиняемый.
Шадид снова говорит, что у него при задержании отобрали «Нокию» с двумя симками, где были все его рабочие контакты, и что в деле этого телефона нет нигде.
— Детализацию тоже можно подделать, подделали ее, — говорит Губашев, основываясь на том, что его HTC был все время включен, пока он ехал в Грозный, а по детализации есть данные только до Тульской области.
После перепалки с Шадидом, который начал спорить, судья выносит ему второе замечание.
Присяжных отпускают до завтра до 11.


  • У Марка Каверзина заявление. Он читает выдержки из УПК о том, что данные о личности подсудимых исследуются перед присяжными только для установления отдельных признаков преступления. А обвинение сегодня представляло доказательства, связанные с этими шприцами, наркотиками и фотографии, где обвиняемые курят, хотя в обвинительном заключении ничего этого им не вменяется. Все это направлено на то, чтобы сформировать у присяжных предубеждение, полагает Каверзин.
  • Теперь судья Житников говорит, что адвокат Каверзин просил исключить из перечня доказательств ряд заключений экспертов — по баллистике, дактилоскопии и прочие; он перечисляет массу документов.
    По мнению защитника, эти экспертизы были назначены с нарушениями, адвокат Цакаев не был своевременно уведомлен. Суд пришел к выводам, что нарушений норм УПК не было, а обвиняемые и адвокат знакомились с ними в установленном порядке. В ходатайстве он отказал.
  • Адвокат Муса Хадисов просит показать присяжным еще два диска с детализациями, они обсуждают их и спорят, что уже эти диски уже показывались присяжным. Судья отказывает.
  • Дадаев спорит и говорит, что не понимает, как ему доказывать свою невиновность, если он не может снова показать доказательство и обратить внимание присяжных на те или иные моменты.
  • Анна Бюрчиева подробно говорит о том же самом, и просит суд соблюдать права защиты и подсудимых и на нарушать равноправие в судебном заседании.
  • Каверзин напоминает судье, что тот обещал защите, что в свое время она сможет то же самое показать и сделать свои комментарии.
  • Анзор Губашев жалуется, что им во всем отказывают и не дают защищать себя.
  • Шадид тоже недоволен тем, что «вы мне запрещаете и не даете» показать, как и куда он ездил и почему не бывал в Бенилюксе.

Заседание продолжится завтра в 11:00.

Источник:
«Медиазона»


21.12.2016. Одиночные пикеты у суда продолжаются.

21-12-2016-court-solid-1

21-12-2016-court-solid-2

21-12-2016-court-solid-3

21-12-2016-court-solid-4

21-12-2016-court-solid-5

20-12-2016-bridge-morning-30
Фотографии — Надежда Митюшкина

Тридцатый день слушаний по существу дела об убийстве политика Бориса Немцова. Трансляция «Медиазоны»: Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s