В каждом журналисте Немцов видел личность

08.06.2020
Вспоминая Немцова…

Издание «Репортер и время»
В каждом журналисте видел личность
4 марта 2020 года
Обозреватель Алла Егорова – о знакомстве с Борисом Немцовым и его взаимоотношениях с прессой.

 

 

 

Пять лет назад не стало Бориса Немцова. Его застрелили в Москве в ночь с 27 на 28 февраля 2015 года. Сегодня этого неоднозначного, но несомненно яркого политика и человека – про таких говорят: «штучный товар» – вспоминают те, кто его знал, кому он был дорог. Я тоже хочу вспомнить – такого, каким его знала.

 

«Край непуганых журналистов»

Борис Ефимович Немцов был первым и многими любимым (не спорьте, это факт) губернатором Нижегородской области и возглавлял ее с 1991-го по 1997 год. Когда в марте 1997-го он покинул губернаторский пост, отдав предпочтение креслу вице-премьера РФ, для многих это стало шоком. Многие говорили, что наша область осиротела. И говорили на полном серьезе, без какой-либо иронии. Это ведь уже позже запели: «Хотим такого, как Путин». А в том далеком 1997-м хотели такого, как Немцов.

К деятельности Бориса Немцова на посту губернатора Нижегородской области – это шесть с половиной лет – можно относиться по-разному. Так и относятся. Я не собираюсь делать какой-либо общий анализ той деятельности – не моя компетенция, не мой уровень. Но об одном самом близком мне аспекте – взаимоотношениях губернатора Немцова с прессой – вспомнить себе позволю. Это своего рода ностальгия. Думаю, вы меня за это не осудите, ведь я пришла в журналистику как раз в те годы, когда Нижегородскую область возглавлял молодой, энергичный Борис Немцов. И именовалась тогда наша область не только «плацдармом экономических реформ», привлекающим к себе внимание различных ВИП-персон, но и «краем непуганых журналистов». И это было правдой: мы, те, кто хотел, действительно были непугаными, независимыми, свободными. И упивались, и гордились этим. Сегодня многие из нас продолжают трудиться на журналистском поприще, но многие ли ощущают себя независимыми, свободными и пишут без оглядки?!

Наше первое общение тет-а-тет состоялось с Борисом Ефимовичем в октябре 1994 года – ему только-только исполнилось 35 лет. У меня в «Дзержинце» была тогда полоса «Группа риска», и заполучить в качестве ее гостя губернатора мне очень хотелось. Мечта журналиста сбылась. Посодействовал мне в этом работавший в те годы в областной администрации Виктор Иванович Лысов.

Как сейчас помню: «рандеву» Немцов мне назначил на субботний вечер. Кстати, так неоднократно случалось и потом. В будни ему было некогда общаться с журналистами в индивидуальном порядке. Не скрою, шла на интервью – волновалась. Он это понял. Сразу предложил чая с конфетами, изюмом и сказал: «Спрашивайте обо всем, что интересует, – запретных тем нет». И я спрашивала, а он отвечал – откровенно, смело. И тогда, и впоследствии – во всяком случае, пока был губернатором.

 

Он был хорошим психологом

Но как ни странно, наши интервью с ним начинались всегда… с его вопросов. Он интересовался делами в газете: каков ее тираж, не «давит» ли местная власть? Кстати, именно Борису Немцову я обязана тем, что в свое время не променяла журналистику на чиновничество. Когда мне поступило такое заманчивое (на полном серьезе) предложение и я была на распутье, мне как раз предстояло брать интервью у Бориса Ефимовича. Он был хорошим психологом и сразу понял, что с моим настроением что-то не то. Спросил: в чем дело? Я ответила. И он сказал как отрезал: «Не суйся в чиновники – не твое. Не надо себя ломать». Я послушалась.

Скажу честно: брать интервью у Немцова (даже с чисто журналистской точки зрения) было очень легко хотя бы уже потому, что его потом не надо было переписывать с русского на русский. Борис Ефимович очень грамотно строил свою речь, его ответы всегда были по существу задаваемого вопроса. А еще он никогда не заставлял вычитывать с ним интервью. «Я тебе доверяю», – сказал при нашей первой встрече. И доверял, а я старалась не потерять этого доверия.

Интересно и приятно лично мне было общаться с Борисом Ефимовичем и в чисто человеческом плане. Большая эрудиция, отличное чувство юмора, свобода и образность мышления – это все было ему присуще. «Власть должна быть красивой, сильной, грамотной», – сказал он мне как-то. И ведь он был таким. В журналистах он видел не обслуживающий власть персонал, а личностей. Уважал, когда у журналиста была своя точка зрения, пусть даже отличная от его.

 

Очень ратовал за выборы

Когда Немцов был назначенным губернатором, он очень ратовал за выборы. Во время одного из наших разговоров он объяснил, почему, по его мнению, власть в России должна быть избранной: «Во-первых, избранный человек обязан нести ответственность за содеянное им. Во-вторых, если говорить о губернаторе, то избранный губернатор имеет возможность отстаивать интересы области, допустим, в Москве, не боясь, что его снимут с работы. Поверьте, очень сложно отстаивать интересы, например, пенсионеров-нижегородцев перед людьми, которые тебя назначили. Здесь существует определенная граница, которую нельзя переступать. И наконец, последнее: избранные российские губернаторы, я думаю, будут достойным противовесом в том случае, если президентом изберут придурка (именно так и сказал)».

Он вообще в высказываниях, оценках тех или иных деятелей порой бывал слишком безапелляционен. Нередко критиковал федеральную власть и самого президента Ельцина, любимчиком которого считался… Правда, возможно, поэтому и критиковал: знал, что останется безнаказанным. Хотя… от «любви» Бориса Николаевича в конце концов Борис Ефимович и пострадал. Не променял бы в угоду Ельцину в марте 1997 года Нижегородскую область на Москву – глядишь, по-другому бы сложилась его дальнейшая политическая карьера. Ну да что сейчас об этом.

 

А как он сам относился к критике?

Не журналистской – тут было все в порядке, а к критике, например, со стороны глав администраций городов. Иногда такая звучала. В том числе со стороны мэра нашего города Александра Романова.

«Мэр у вас, безусловно, горячий, – говорил мне тогда Немцов. – Часто делает какие-то публичные заявления, критикует меня. Это его полное право, он даже обязан это делать, отстаивая интересы своего города… Что касается обоснованной критики, то, пожалуйста. Я к этому отношусь достаточно хладнокровно и совсем не похож на семнадцатилетнюю девушку, которая на каждое заявление в свой адрес, сделанное громким голосом, краснеет и обижается. Краснеть и обижаться я не буду. Спрашивать же с Романова выполнение его собственных обязанностей буду по полной схеме. И в случае чего пусть он тоже не обижается».

Все вышеприведенные слова Немцова были сказаны им в 1994-1997 годах. С тех пор и в Нижегородской области, и в России в целом произошло немало изменений. Какие-то несколько лет, а времена всеобщей выборности власти уже успели кануть в Лету. Сейчас и губернаторы, по сути дела, снова назначаются, и народ лишили права избирать себе мэров. Нынче Нижегородское правительство является соучредителем многих газет… Помню, доходило до смешного (хотя это смех сквозь слезы): работники пресс-службы областной администрации заранее регламентировали количество вопросов, которое журналисты вправе были сметь задать губернатору Шанцеву, когда тот появится перед прессой в том же Законодательном собрании. Более того, даже тематика вопросов нередко заранее была оговорена и то, кто именно из журналистов получит право задать главе области «свой» вопрос.

При Немцове такого не было никогда. Журналистский интерес он всегда удовлетворял по полной программе, будь ты мэтром журналистики центральной газеты или начинающим газетчиком из Дзержинска или какого другого района области.

А уж если Немцов приезжал в наш город, то представители местных СМИ имели приоритетное право задать губернатору все интересующие их вопросы. Поэтому мы, а через нас и жители узнавали из первых рук, что он думал о Дзержинске и его руководителях.

Незадолго до своей гибели Борис Немцов давал интервью одной из центральных газет, в котором высказался по поводу нынешней свободы прессы, точнее – отсутствия этой свободы, когда пресс-конференции проводятся чуть ли не по сверстанным заранее сценариям. «Это унизительно для журналистов и опасно для здоровья государства, – сказал он. – Отсутствие свободной прессы – это рост воровства».

 

На повышение ушел в грустном настроении

Но вернемся назад, в 17 марта 1997 года. В тот день, в 11 часов дня, у него состоялась в Кремле встреча с президентом Ельциным, после чего вскоре центральные телеканалы сообщили о том, что Борис Немцов назначен вице-премьером. В тот же день уже в новой своей должности экс-губернатор Нижегородской области прилетел в свои уже бывшие владения. Намеревался провести здесь 10 дней, чтобы нормально сдать дела, проститься с теми, с кем работал. Но не тут-то было. На все про все ему дали два дня.

У нас тогда состоялся с ним непродолжительный неофициальный разговор. Помню, он откровенно сказал, что уезжает из Нижнего в очень грустном настроении, ибо знает, что впереди его ждет работа, за которую, кроме тумаков, он ничего не получит.

– Но большому кораблю – большое плавание, – сказала я.

– Скорее, большая торпеда, – как-то грустно засмеялся он.

На прощание Борис Ефимович пожелал мне, как журналисту, никогда не прогибаться под власть.

– Если власть умная, то оценит это, – сказал он тогда.

А если нет?

Этот мой вопрос остался без ответа. Да в те годы он и не был для меня злободневным и актуальным. Немцов же, видимо, видел дальше и лучше меня, отсюда и его пожелание.

Алла ЕГОРОВА.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.