«Ему было больно…»

От 20.03.2015
Рассказывает Ольга Лехтонен

Я вот только что с Немцова моста пришла. Вся в слезах опять… Господи, почему я должна пройти все это второй раз в жизни, а? За что мне это все…

Пока зажигали свечи в лампадах, цветы кое-какие убрали, я слышала краем уха, как один парень объяснял своей девушке. Подвел ее к большому портрету с улыбающимся Борисом и говорит: «Посмотри! Вот почему они горюют. Посмотри на его лицо. Это живой нормальный человек! А там кто? Там одни маски!»

10855084_762253607221779_565670643508561862_o

Хорошо сказал. Он живой был. В нем была душа, сила. А теперь в сердце — огромная дырка. И что с этой хренью делать, совершенно непонятно. Реви не реви, что изменишь?

Одна тетенька тоже говорит. «Да, Господи, ну знала я, кто такой Немцов, ну слышала краем уха про него, то тут, то там. Но его убили — и будто меня убили. Я 20 дней засыпаю и просыпаюсь только с одной мыслью: Бориса больше нет… Ничего в голову не идет больше».

Подходили какие-то люди с детьми. Дети задавали вопросы, взрослые что-то мямлили в ответ. А у каменного парапета — детский рисунок. На нем нарисовано, как убийца стреляет в Бориса. И в углу, детской рукой написано: «Покойся с миром…»

Добрые люди привезли и поставили там книжку про Ярославль. Сколько он там проработал депутатом? Книжка стоит до сих пор, спрятанная в целлофановый файлик.
Надпись на испанском «Адьос, амиго…»
Надпись на хинди и мантра «Ом мани падме хум».
Православная молитва об усопшем.
Ленточки украинские, польские, русские.
Видела флажок Венесуэлы.
Картонка с подписью «Оппозиция Азербайджана скорбит…»
Множество разных записок, стихи.
Даже восьмимартовая открытка с подписью: «Очень горько, что весна без тебя…»

Жуткая, убивающая наповал надпись на длинной белой бумажной ленте. «Ему было больно…»
Умирать буду — не смогу это забыть.

11083771_753305571455656_6366381703439444877_o
Фотография — Татьяна Новикова

Фотографии, фотографии — он везде такой решительный, веселый. А я реву и повторяю тихонько: «Боря, прости, пожалуйста, за эти слезы. Не обращай внимания…» Реву и извиняюсь.

И что делать с этой хренью, науке неизвестно.
Четыре пули, которые попали в сотни людей.

«Ему было больно…»: 2 комментария

Добавить комментарий