Немцов: «Жертвой конфликта между Путиным и Березовским стала свобода прессы»

17.04.2021
Статья Немцова
22 января 2002 года

Немцов о конфликте Путина и Березовского


СПРАВКА
Из книги «Олигархи» американского журналиста Дэвида Хоффмана
Журнал «Коммерсантъ Власть» №13 от 09.04.2007

«Путин встал и вышел»
«Ты был одним из тех, кто просил меня стать президентом. На что же ты жалуешься?»

…В течение нескольких лет Березовский упорно добивался сохранения «преемственности власти» после Ельцина. Он наконец нашел в Путине достойного преемника Ельцину. 27 марта 2000 года Путин был избран президентом на четырехлетний срок, чему способствовал Березовский и рабски покорный ему канал ОРТ. Я предполагал, что, добившись наивысшего результата в борьбе за власть, дав России нового президента, Березовский будет испытывать чувство уверенности и могущества. Я ошибался.

Прошло чуть больше года с тех пор, как Примаков испугал Березовского, и олигарх был снова вынужден спасаться бегством. Заблуждался ли Березовский в отношении Путина? Или Путин отбросил его, не желая напоминаний о том, что и он был созданием самого честолюбивого «делателя королей» в России? В то время как Кремль пытался стереть в порошок Гусинского, между Путиным и Березовским также назревал конфликт.

Сначала Березовскому, казалось, не о чем было беспокоиться. Он сказал мне одобрительно, что Путин предан своим друзьям. Чтобы подтвердить это, Березовский рассказал случай из собственной жизни. Весной прошлого года, когда у него были напряженные отношения с Примаковым, Путин пошел на определенный риск, придя на день рождения жены Березовского, который отмечался в клубе ЛогоВАЗа. Путину, занимавшему тогда пост директора Федеральной службы безопасности, должно быть, было непросто появиться в знаменитом клубе Березовского. Но Путин рискнул, хвалился Березовский, чтобы показать, что чувство личной преданности выше политики.

«Я понимаю, что публике было бы очень интересно, если бы Путин, став президентом, посадил Березовского в тюрьму»,— сказал мне олигарх, говоря о себе в третьем лице. Мы сидели за тем же большим столом в особняке ЛогоВАЗа, за которым я часто беседовал с Березовским, хотя на этот раз он казался более спокойным, чем раньше. Он снял спортивную куртку и смаковал красное вино из высокого бокала: «Честно говоря, я не жду этого ни завтра, ни в ближайшем будущем». Это было 22 марта 2000 года.

Но потом случилось неожиданное. Сначала Путин и Березовский разошлись во мнениях по вопросу о Чечне. В то время как Путин энергично завершал войну против чеченских сепаратистов, Березовский начал призывать к мирным переговорам. Путин попросил Березовского разорвать отношения с чеченскими полевыми командирами. По словам Березовского, он согласился с просьбой Путина, но сказал новому российскому президенту, что военное решение в Чечне невозможно.

Затем Березовского встревожило предложение Путина о более строгом контроле со стороны Кремля за независимыми российскими губернаторами. Демонстрируя свою власть, Путин объявил о намерении поставить семерых новых неизбираемых супергубернаторов над уже имеющимися восьмьюдесятью девятью руководителями регионов. Пятеро из семерых назначенцев Путина были бывшими сотрудниками КГБ или военными. Кроме того, Путин хотел принять законодательство, позволяющее ему увольнять губернаторов. Березовский видел в этом шаг в сторону авторитаризма.

Березовский предлагал Путину сделать Российскую Федерацию не столь монолитной, возможно, даже превратить ее в конфедерацию автономных независимых государств. Но Путин не слушал. Он делал прямо противоположное тому, что советовал Березовский. У них состоялся длинный разговор, вспоминал Березовский, и он понял, что его опасения относительно диктаторских замашек Путина были вполне обоснованными. «Он сказал, что по-прежнему верит в то, что мы должны построить либеральное демократическое государство в России,— сказал позже Березовский,— но мы должны делать это, опираясь на силу, потому что люди не готовы к этому». «Путин считает, что все должно управляться сверху,— добавил он,— поэтому необходимо концентрировать власть, концентрировать средства массовой информации и руководить бизнесом».

Березовский написал Путину длинное частное письмо, но российский президент отмахнулся от него. 30 мая Березовский впервые публично порвал с Путиным и опубликовал открытое письмо, критикующее его. Я говорил с ним в тот душный день в особняке ЛогоВАЗа. Он казался измотанным. Спокойствие, которое я заметил в марте, исчезло. Березовский обвинял Путина в «уничтожении некоторых демократических институтов», в «обмане» российских избирателей, которые лишатся избранных ими местных руководителей, а также в уничтожении региональных политических элит.
17 июля Березовский снова удивил меня, отказавшись от кресла депутата Государственной думы, в котором он провел всего шесть месяцев. «Я не хочу принимать участие в этом спектакле,— сказал он журналистам,— я не хочу участвовать в крахе России и в установлении авторитарного режима».

Когда в августе затонула атомная подводная лодка «Курск», унеся жизни всех 118 человек, находившихся на ее борту, Путин отреагировал неловко. Телевидение, включая ОРТ Березовского, показало российского президента катающимся на водном мотоцикле во время отдыха в Сочи на берегу Черного моря. Путин казался плохо информированным, не решался принять предложения о международной помощи и неоднократно лгал о судьбе моряков, попавших в подводную ловушку.

Путина возмутило то, как это было подано в программах новостей. Он сказал, что олигархи и их телевизионные каналы разрушают государство, а также армию и флот. Последовало распоряжение немедленно отстранить от эфира Доренко. Путин позвонил Березовскому и пожаловался, что ОРТ сравнило затонувшую подводную лодку с аварией в Чернобыле. Березовский предложил встретиться. Путин сказал: прекрасно. На следующий день Березовский приехал в Кремль и увидел, что вместо Путина его ждет Волошин.

«Послушайте,— сказал Волошин Березовскому,— или вы в течение двух недель отдаете ОРТ, или последуете за Гусинским».

«Не надо так со мной разговаривать,— ответил Березовский.— Вы кое-что забываете. Я не Гусинский».

Березовский попросил Волошина организовать ему встречу с Путиным. Волошин согласился. Он позвонил Березовскому на следующий день в 2 часа дня и предложил магнату приехать в Кремль через час. Березовский приехал. Волошин снова ожидал его в своем кабинете. Пришел Путин, он был напряжен, и Березовский начал, оправдываясь, говорить о том, как ОРТ освещало гибель «Курска», включая интервью с вдовами погибших моряков.

«Это помогало, а не мешало тебе,— сказал Березовский,— потому что помочь тебе может только открытость, и ничто другое».

«Это все?» — спросил Путин.
«Да, это все в основном»,— ответил Березовский.

«А теперь я должен кое-что сказать тебе»,— сказал Путин. Он открыл папку и начал монотонно читать. Березовский не помнил точных слов, но суть сводилась к тому, что ОРТ коррумпировано и управляет им только один человек — Березовский, взявший все деньги под свой контроль.

Березовский вспомнил о своем злом гении, о Примакове. Документ был явно подготовлен в рамках кампании, проводившейся против него в прошлом году Примаковым. Это задело Березовского. «Там внизу стоит подпись Евгения Максимовича Примакова? — спросил Березовский Путина.— Зачем ты мне это читаешь?»

«Я хочу руководить ОРТ,— сказал Путин.— Я лично буду руководить ОРТ».

Березовский был ошеломлен. Доренко говорил, что Путин считает себя порождением телевидения, и теперь было ясно, что он хочет контролировать каждую минуту вещания. «Слушай, Володь,— ответил Березовский,— это просто смешно. И, во-вторых, это невыполнимо».

«Сигнал ОРТ принимают на 98 процентах территории России, в 98 процентах домов россиян»,— холодно ответил Путин.

«Не приводи мне статистику! — ответил Березовский.— Я все это знаю. Ты понимаешь, о чем говоришь? Фактически ты хочешь контролировать все средства массовой информации в России лично!»

Путин встал и вышел…

Когда через несколько месяцев я встретился с Березовским в Нью-Йорке, он вспомнил заключительную сцену своей встречи с Путиным. Во время их последней беседы в Кремле Путин повернулся и задержал свой холодный взгляд на Березовском, невысоком, гиперактивном человеке, говорящем негромкой скороговоркой и готовом часами ждать у вашего порога. Путин смотрел на «торговца влиянием», который собственными руками благодаря своему неукротимому честолюбию и мечтам об огромном богатстве сделал больше, чем кто-либо другой, для наступления эры олигархов. Теперь дни их славы остались позади. На смену им приходили новые игроки, сколачивались новые состояния. И в Кремле был новый российский лидер.

«Ты,— сказал Путин,— ты был одним из тех, кто просил меня стать президентом. На что же ты жалуешься?»
Березовский не смог ответить.


Жертвой конфликта между Путиным и Березовским стала свобода прессы

Жертвой конфликта между Путиным и Березовским стала свобода прессы, телезрители, то есть мы все и журналисты, естественно. Как в той пословице, когда паны дерутся, у холопов чубы трещат.

Здесь я не хотел бы определять, кто больше виноват, кто меньше. Обычно, когда речь идет о конфликте между властью и частной компанией, даже если она олигархом возглавляется, всегда политическая ответственность лежит на власти. Началось это, безусловно, давно, но последней каплей стал даже не столько приход приставов к Министерству печати, сколько, на мой взгляд, абсолютно неправильное политическое решение президиума высшего арбитражного суда.

Это решение никакого отношения к законности не имеет. Об этом многократно уже говорилось, но тем не менее одно беззаконие порождает целую цепочку. И сейчас, собственно, что делать?

27 сентября 2001 года Арбитражный суд Москвы удовлетворил иск пенсионного фонда «Лукойл-гарант» о ликвидации ЗАО «МНВК» на основании, что чистые активы телекомпании на протяжении последних 3 лет были ниже минимального размера уставного капитала.
26 ноября апелляционная инстанция Московского арбитражного суда оставляет в силе решение того же суда от 27 сентября.
29 декабря 2001 года Федеральный арбитражный суд Московского округа отменяет решение о ликвидации МНВК и направляет дело на новое разбирательство в Московский арбитражный суд.
4 января 2002 года зампред Высшего арбитражного суда Эдуард Ренов в порядке надзора выносит протест на решение Федерального арбитражного суда Московского округа от 29 декабря.
11 января 2002 года президиум Высшего арбитражного суда РФ подтверждает решение нижестоящих судов о ликвидации МНВК. Данное решение было принято за два дня до принятия Государственной Думой РФ закона, запрещающего миноритарным акционерам, каким в данном деле являлся «Лукойл», подавать в суд подобные иски.
15 января на общем собрании трудового коллектива ТВ-6 ведущими журналистами телеканала было принято решение учредить вместо «МНВК» новую телекомпанию в лице ООО «ТВ-6». Среди учредителей были 36-47 человек из трудового коллектива канала, как из «старого», так и из «нового» состава сотрудников. Гендиректором новой организации был назначен Евгений Киселёв. Первоначально это ООО рассчитывало пройти необходимые юридические процедуры и попросить у Минпечати лицензию на вещание, отобранную у МНВК, а в марте 2002 года оно стало одним из владельцев ЗАО «Шестой телеканал».
Вещание ТВ-6 было отключено в 0:00 мск 22 января 2002 года непосредственно на 6 ТВК в Москве и через 10-15 минут — на все остальные регионы вещания. В это время в прямом эфире из 5-й студии Останкино шла программа о шансоне и русской блатной песне Владимира Соловьёва «Соловьиная ночь», гостем эфира был Михаил Круг.
В полночь Соловьёву отключают микрофон и убирают музыку, но через 20 секунд включают их обратно. Ведущий так попрощался с телезрителями:
Ребята, мы вынуждены с вами попрощаться, потому что власть сделала своё абсолютно чёрное дело. В Москве нас больше нет, (звук заглушён) и через несколько минут не будет по регионам. Простите нас, пожалуйста. Мы сделали всё, что могли. (далее неразборчиво, через две секунды звук включается) Это ничья не вина. Такая у нас власть, такая у нас жизнь, такое у нас время. Всего вам хорошего! До свидания!
wiki

Конечно, того ТВ-6, которое было, в том числе и с приходом команды Киселева, его теперь уже не восстановить, также как нельзя восстановить НТВ в старом формате, но я считаю, что когда вот такая эмоциональная оценка пройдет, тогда надо все-таки думать о будущем. И на мой взгляд, предельно важно, чтобы журналисты сейчас не разбежались, в том числе и на ОРТ, и на Российское телевидение, и на НТВ, РЕН-ТВ и так далее и тому подобное. И тем более не уезжали за границу, хотя я знаю, что у них есть такие предложения, а чтобы все-таки сохранилась команда журналистская, и чтобы они не опускали руки и готовились к конкурсу, который так или иначе пройдет в апреле, поскольку он уже объявлен.

Я убежден, что найдется немало людей, которые готовы не просто поддержать журналистов, потому что, я думаю, большинство приличных людей в стране их поддерживают, но и готовы стать инвесторами в этом важном деле, а именно в деле продолжения ТВ-6, хотя это уже будет какая-то новая телекомпания, сейчас это уже очевидно.

Что касается «Союза правых сил», мы безусловно имеем ту позицию, о которой мы неоднократно заявляли: мы считаем, что телеканал должен остаться в частных руках, и никакие аффилированные с Кремлем лица не должны воспользоваться ситуацией, чтобы им завладеть, потому что это будет уже окончательная и бесповоротная монополизация права на промывание мозгов в руках Путина и Кремля.

На самом деле все это сыграет злую шутку с теми, кто все это затеял, и вообще Путину хотелось разобраться с Березовским, а разобрался он с телезрителями и со свободой слова. Это, конечно, крупная ошибка политическая президента, и очень надеюсь на то, что рано или поздно либо ему это объяснят, либо он сам это поймет.

Но, так или иначе, мы сейчас должны все сделать для того, чтобы канал остался частным, чтобы журналисты сохранились как единая команда. И я думаю, что если у журналистской команды еще не опустятся руки, а я надеюсь, что не опустятся, просто потому что их поддерживает очень много народу, то такой шанс все равно остается.

Очень много будет зависеть от реакции в целом общества, от реакции в том числе и политиков, от реакции и коллег-журналистов, пусть даже находящихся в конкурирующих компаниях. И очень многое будет зависеть и, естественно, от реакции в мире на происходящее. Я убежден, что реакция будет вполне адекватной и на нее, собственно, вся надежда.
Сайт Немцова

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.