Сегодня путчу четвертак! А с нами снова всё не так…

19.08.2016
История. 19 августа 1991 года…
25 лет назад

Если вспомнить — то уххх…))
Я в то время был молодым (23-летним) раздолбаем (а сейчас я — раздолбай 48-летний), отсиживающим очередную «академку» в неком НИИ-ЧАВО на Авиамоторной.
Смысл дальше учиться на радиоинженера в стране, где полки года как с два были пусты, и внятной реакции свыше не было никакой, кроме всяких туманных «пятиста дней» (это такая программа действий Явлинского была тогда в обсуждении), у меня сошел почти на нет.
В бандитство тоже не тянуло.
Так, мыкал нужду, и ждал, что подвернется интересного.

Интересное подвернулось, отколь его не ждали — нас в паре недель от 1-го сентября ошарашили восстанием зомби-демонов прошлого!

Несмотря на мой тогдашний профессиональный инфантилизм и дыру в кармане, люмпеном и гопником меня назвать тоже было нельзя. Пять лет перестройки дали представление, в какую сторону нам двигаться. Прочитан был и «Верный Руслан» Владимова, и «Белые одежды» Дудинцева, и много чего у Шаламова, и аксеновский «Остров Крым».

Причём, видимо, не только у меня было это представление, но и у двух моих коллег по работе в лаборатории этого какого-то НИИ-ЧАВО, пацанов примерно моего возраста.

Послав предварительно начальника, который за нас, по-моему, держался сильнее, чем мы за свои места (с такой-то зряплатой), мы отправились к Белому Дому митинговать, чтобы зомби-демоны и всякие полусгнившие генсеки-гомосеки снова сверзлись в пучину забвения, где им и было место.

Вообще атмосфера в те дни была такая, что для всех текучка как бы отошла на второй план. Важность происходящего не понимал, наверное, лишь тот, кто пребывал в длительном благодатном запое.))

На митинге нам было немного скучно. Стояли мы поодаль от центра событий, слышно было, но видно не было, выходили на трибуну какие-то мужики и собирались «не допустить, не позволить, не дать».

try-dnya-1991
РИА Новости. Александр Поляков

Ну-ну, думалось, не допустить — дело-то хорошее.
А как быть, если СА, т.е. совейская армия (а в том, что она совейская, сомнений тогда не было ни у кого), в Москву уже введенная, попрёт, с танками да БМП?
Тогда как?

С такими тревожными мыслями и тащился к себе домой, в Выхино.
И у метро увидел плакат, призывающий тех, кто не робкого десятка, выйти к Белому Дому в ночь.
Чтобы зомби-таки не прорвались.
У плаката стояли люди. Обсуждали.
И уже вечером я решился!

Трудно сейчас сказать, что более всего повлияло: то ли присущий мне от природы авантюризм, то ли молодая кровь, то ли всё же осознание, пусть и не до конца пришедшее, что потом с этими зомбями снова придется съехать в душную и затхлую палату № 6, и прощай тогда SNC-радио с «квачами» (если кто помнит), и прощай тогда фёсты в Лужниках с Оззиком и Бон Джови, и прощай надежды на свободную жизнь в обновленной и избавленной от тяжкой застарелой болезни стране — опять все будем массово марксизьму-ленинизьму постигать.
Или повлияло всё вместе взятое…
Но как бы то ни было, часов в девять я двинулся с Выхино до Баррикадной.
Делать историю. Противостоять.

Вагон метро московским вечером мне напомнил раннюю подмосковную электричку в грибную осеннюю пору — мужики в телогрейках и резиновых сапогах!
Корзин только вот не было.))
Шутки и смех то тут, то там лишь ненамного снимали напряжение — что нас ждет на поверхности?
Помню, в мозгу мелькнула картина — у выхода из метро толпу весёлых и смелых людей крошат автоматчики в кровавый винегрет.
Но на выходе нас никто не ждал, кроме нудного холодного осеннего дождя, огней родного города, и ощущения… какой-то радостной силы, веселого упорства, чувства правильности нашего выбора.

На тогдашней площади Восстания (ныне — Кудринская), у высотного дома, к подножию которого и выливалась толпа из метро, были навалены какие-то стройматериалы, которые мы и стали конвейерным методом отправлять с высокого парапета (то место, где сейчас кафе «Кружка») вниз, и куда-то еще ниже (через Большой Конюшковский переулок, по крутой лесенке, через проход между домами на Конюшковской улице), и, как потом стало ясно, к углу Малого Конюшковского переулка. и Конюшковской улице, где были повалены на бок два ЗИЛ-а, составлявшие основу баррикады.
На них и наваливали то, что тащили со стройки.

Russia Coup

Здесь мы строили баррикаду
Здесь мы строили баррикаду

Под дождем, в промокшей телогрейке не холодно, пока двигаешься. Лес рук, человеческий муравейник. Кипение решимости и веселой злости.
Баррикада начиналась от забора, ограждавшего стадион «Красная Пресня», и до забора на противоположной стороне Конюшковской улицы у комплекса зданий посольства США.

Другие баррикады

Вскоре, когда стройматериалы были все спущены, мы все оказались внизу, на баррикаде.
И тут первый для меня грозный сигнал той ночи — над нашей головой пролетели трассеры.
Из чего стреляли, мне, не служившему, было не разобрать.
Но это было нешутейно, это возвращало тот тревожный контекст, который истаял в процессе дружной, слаженной работы, словно на каком-то запоздалом субботнике.
Как бы посыл из темноты — ага, чувачки, вас скоро, возможно, всё же будут убивать. Такими вот, или какими иными летящими адскими штуками!
Ну и черт с вами, убивайте!
А как начнёте, я за стену амерского посольства прыгну!
И принимайте рашн диссидента, каков есть, со всеми потрохами. Под пули-то не выгонят взашей, демократы как-никак.

Вот ей-богу, прыгну, благо, баррикада наша почти вровень с их стеной.
Ага, была… Сверху, из-за стены, свесилась какая-то штуковина подъемная, и забрала из-под кучи мусора машинку-иномарку, припаркованную около той стены, и служившую нам, отчаянным, но безоружным, одной из опор нашей баррикады.
Мат, который в ответ раздался, казалось, должен был заставить даже богов всё вернуть назад.)
Но бездушный подъемник не понимал русского мата, и наша баррикада оказалась оголённой с одного бока.

К сожалению, я совсем не запомнил лиц своих соратников по баррикаде…
Но помню один эпизод.
Пришел какой-то дядя с листами бумаги и ручкой, и попросил переписать всех, кто здесь находится — Ф.И.О., адреса, телефоны.
Взяв для убедительности в руку металлический пруток поухватистее, я его послал в довольно грубой форме. Назад в КГБ.
Вероятно, так мы и остались для истории безымянными и безызвестными.)

Долгое время ничего не происходило. А дождь всё лил и лил. Народ стал разбредаться. Решил прогуляться и я. И не только, чтобы согреться — ведь сколько интересного вокруг творилось!
Чем ближе к Белому Дому, тем больше становилось людей.
Но ощущалось, что событиями охвачена гораздо большая территория.
Где их эпицентр?  Где всё случится?

Свернул в Большой Девятинский переулок, и вот не помню, то ли нагнал, то ли повстречал большую толпу людей во главе с известным священником Глебом Якуниным.
Отчетливо услышал: «Что же вы хотите от церкви, Патриарх Алексий — агент КГБ!»
Во как!
«О, сколько нам открытий чудных…»

Иду дальше.
Недалеко от главного здания посольства США, на нынешнем Новинском бульваре стоят бронетранспортеры, в них сидят странные солдатики с монгольским разрезом глаз.
А рядом москвичи.
Попытки диалога. Но диалог вести не получается. Солдатики неразговорчивы.
И вот явление. Роскошно одетый, холеный такой франт, самец, бонвиван, в изрядном подпитии, а рядом две крали, интересные на вид.
Эдакая глянцевая иллюстрация, посланцы из другого мира на улицах переполошенной Москвы, залитой холодным дождем, наполненной кое-как одетым людом и почему-то — танками.
Приблизились. Девочки — отпад!
Куда ему две!))
И вдруг в красавце-франте словно что-то щелкает — побросав подружек, мачо с матом кидается на броневик:

— Чмыри вы …, вы у меня два года туалеты мыли, портянки стирали, а теперь в МОЙ РОДНОЙ ГОРОД ПРИПЕРЛИСЬ!!!

WOW! Это было то еще шоу!

Две девушки висят у него на ремне, стаскивают вниз с броневика, а парень рычит, ревет и лезет вверх.
Плохо помню уже, кажется, всё же стащили они его вниз.

Эта фотография очень хорошо иллюстрирует эту сцену

Возможно, это и есть тот мачо
Возможно, это и есть тот мачо

Но взгляд солдатика!
Холодный, презрительный, надменный, взгляд нерассуждающего исполнителя, будто это не человек, а механизм воплощения чьей-то недоброй воли, я запомнил очень хорошо!

Поболтавшись там и сям, снова направился было в сторону нынешней Кудринской площади.
Навстречу мужик, а по дороге мчится армейский джип, и мужик из сумки на плече извлекает камень, и что есть силы швыряет его в этот джип.
— Что ж ты делаешь, говорю, ведь грохнут!
— Ты не понимаешь, — говорит, — там, под мостом, наших ребят убили…

Стал сворачивать к Белому Дому. Слился с людьми вокруг, где-то присел, угостили горячим питьем, дали перекусить.
Фантастические московские интеллигентные бабушки, уже таких нигде не сыщешь …
Разговоры, предположения, версии …
И сгущающееся чувство тревоги.
Тревога и холод, но тепло сердец.
Скоро развязка. Какой она будет?

tri-dnya-v-avguste.1991.19-21 (16)

Время близилось к 6:00. Сообщения из мегафона, просят сплотиться и проявлять бдительность, в нашу сторону двигаются «альфовцы» в штатском, с их стороны возможны провокации. С их стороны возможен газ.
«Альфовцы» не уважают интеллигентных московских бабушек, они не хотят горячего чая, это серьезные ребята, у них есть газ, это убийцы.
А против них — НАРОД!
Двадцать, пятьдесят, сто тысяч, мы тогда не знали…
С термосами чая и бутербродами, промокшие, усталые и испуганные.
Со своими жизнями в руках.
С упорством и решимостью в сердцах.
И мы выстояли!

Тьма стала рассеиваться, и с наступлением рассвета стала крепнуть надежда на … перемогу…
Как, почему, что повлияло — нам, вымотанным, замерзшим и усталым, было невдомек.
Бог не выдал. Свинья не съела. И это было главное!

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Радость — не радость, но другое чувство, а именно — безмерное удивление — вот что запомнилось!
Я своими глазами видел ПАНКА…
НА ТАНКЕ!
Танкист в шлемофоне, а рядом чувак В ИРОКЕЗЕ!
Тогда уже я понял — это ВСЁ!
ЭТО — ПОБЕДА!

И я поехал домой.
Вечером мне уже было зябко, хотелось потеплее укутаться, а по черно-белому телеку видел, как ломают железного Феликса.
Ну-ну, ломайте, конечно, и в здание напротив ещё неплохо б заглянуть.
Не заглянули…
Далее было воспаление легких, Металлике и AC/DC в Тушино, конечно, было скучно без меня.))
А дальше — новая страна, новая работа, новая жизнь.
Мы многого тогда не поняли, и многого не сделали.
И, успокоенные казавшейся невозможностью возврата в прошлое, в политическом, в гражданском смысле заснули на долгие и долгие годы.
А сон разума, как известно, порождает чудовищ.

Сергей Киреев
18 августа 2016

One thought on “Сегодня путчу четвертак! А с нами снова всё не так…

  1. Да, я был старше и 19-го вывез жену и семью за город. И на баррикады пошёл только 20-го. И был там до конца, и не схватил воспаления лёгких. И да, мы многого тогда не доделали. Мне тогда казалось, что там в складывающемся руководстве есть много людей поумнее меня. Теперь я так не думаю. Расту надо думать, развиваюсь.)))

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s