Тридцать девятый день слушаний по существу дела об убийстве политика Бориса Немцова. Трансляция «Медиазоны»

21.02.2017
Слушания по существу дела об убийстве политика Бориса Немцова
Москва, Госпитальный пер., 4А Московский окружной военный суд

Тридцать девятый день день слушаний. Тридцать восьмой день здесь

Защитники подсудимых по делу об убийстве Бориса Немцова продолжают представлять доказательства невиновности своих подзащитных в Московском окружном военном суде. Адвокат Анна Бюрчиева попыталась допросить Темирлана Эскреханова, но инициативу то и дело перехватывала прокурор Мария Семененко. После того как присяжные покинули зал, стороны допросили специалиста «Мосгортелекома».

На скамье подсудимых Заур Дадаев, Анзор Губашев, Шадид Губашев, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев, им предъявлены обвинения в наемном убийстве.

«Медиазона»

Фото из материалов дела
Фото из материалов дела

Фото из материалов дела


  • Прошлое заседание началось с того, что судья удовлетворил ходатайство обвинения о проведении технической экспертизы, призванной установить, где находились в день убийства «боевые трубки», владельцы которых следили за Немцовым. И где в этот момент находился автомобиль ZAZ Chance, на котором, по мнению обвинения, скрылись подсудимые. Исследование поручено Институту криминалистики Центра специальной техники ФСБ России.
  • Далее адвокаты попросили предоставить карту с места убийства Немцова и решили, что она будет продемонстрирована присяжным на следующих заседаниях, вероятно, сегодня.
  • Потом в зал зашли присяжные и прокурор Мария Семененко подробно напомнила им, в чем состоит суть обвинения. Из-за длительного перерыва в заседаниях, в том числе связанного с процессом над Алексеем Навальным по делу «Кировлеса», судья признал это целесообразным. Семененко рассказала присяжным о фабуле обвинения, несколько раз выходя за рамки обвинительного заключения. Это вызвало недовольство адвокатов. По их мнению, Семененко уже перешла к прениям.
  • Далее защита продемонстрировала присяжным паспорт Дадаева — мятый, с потертостями и разводами. Адвокат Марк Каверзин обратил внимание, что один из свидетелей обвинения утверждал, что запомнил паспорт Дадаева и он был практически новым. Это был менеджер по продажам автомобилей, у которого подсудимые приобретали автомобиль ZAZ Chance. Присяжные долго изучали потертый паспорт, потом их отпустили.
  • Уже без присяжных Марк Каверзин попросил исследовать в суде записи с крыши дома, где жил Дадаев. Защита утверждает, что видеозапись с подъезда доказывает его алиби, но она не была принята судом из-за того, что там отсутствует время. Поэтому адвокат просил, чтобы были изучены записи с крыши, чтобы можно было сопоставить обе записи и определить астрономическое время, когда шла запись с камеры подъезда. Это ходатайство будет разрешено позднее.

Судья Юрий Житников вошел в зал и зачитывает ходатайство о вопросах экспертам для технической экспертизы, заявленной Семененко.
Каверзин не указал, что он хочет доказать с помощью этой экспертизы, читает решение судья. Самого Каверзина нет, он болеет и в записке, направленной в суд, просит отложить заседание.
Судья Житников спрашивает, готова ли адвокат Анна Бюрчиева сегодня представить часть своих доказательств.
Сначала она говорит, что не готова, потом добавляет, что может «задать два вопроса».
Адвокат Заурбек Садаханов отмечает, что, продолжая заседание без Каверзина, могут быть нарушены права его подзащитного Заура Дадаева.
Однако судья отклоняет ходатайство Каверзина о переносе заседания, поскольку у Дадаева есть второй защитник — Шамсудин Цакаев.

К судье обращается Заурбек Садаханов. Он просит предоставить ему время для ознакомления с материалами дела, поскольку у него похитили документы неделю назад.
Садаханов отмечает также, что у него возникают проблемы с проходом в суд, из-за того, что все документы, удостоверяющие его личность, также похитили. Ему выдали только справку с указанием похищенных документов. Из-за этого он с трудом попадает в здание суда. Садаханов просит разрешить эту проблему. Житников соглашается. Знакомиться с документами судья разрешил в свободное от заседаний время.

Пристав приглашает присяжных. Адвокаты Бюрчиева и Магомед Хадисов достали какой-то диск и подключают ноутбук к проектору.

Адвокат Бюрчиева показывает на экране фотографию Эскерханова из гостиницы Radisson. Подсудимый поясняет, что первый за ним мужчина это его знакомый Асланбек Хатаев, а третий — Заур Дадаев.

— Это не Геремеев? — уточняет у подзащитного адвокат.
— Прокуратура говорила, что это Геремеев. Это Хатуев.
— Это не Геремеев? — повторяет вопрос Бюрчиева.
— Да.
Фотография от 19 января, уточняет адвокат на вопрос судьи. У Бюрчиевой вопросов больше нет.

На экране демонстрируется видео от 26 февраля. В холл гостиницы «Украина» заходят трое мужчин, один из них Эскерханов. Время записи 15:21.
Следующий файл 26 февраля 2015 года, время — 15:39. В гостиницу через тот же вход заходит худощавый мужчина в кожаной куртке, смачно жующий жвачку. Эскерханов не знает, кто это.
Еще один фрагмент с неизвестными Эскерханову людьми, входящими в гостиницу.
Теперь фрагмент от 26 февраля, 18:02. Это тоже холл гостиницы с другой камеры, на записи видно, как ходят люди, но лица не различить.
На записи от 15:21, 26 февраля, с камеры, направленной на парковку у гостиницы, Эскерханов узнает себя и Геремеева, которые идут в гостиницу Украина.
— А зачем туда идете? — спрашивает Бюрчиева.
— Кушать. Я еще куртку тогда новую купил.

На видеозаписи с камер наблюдения гостиницы видно, что Эскерханов приезжал в гостиницу дважды.
Получается, что вы 26 февраля приехали в гостиницу дважды: в 15 часов и 17 часов, — обращается к Эскерханову адвокат.
— У меня было свободное время. Я приехал, он пригласил меня покушать.
— Геремеев?
— Да.
После пяти вечера он поехал в гостиницу за компанию.
— Он обсуждал покушение с вами?
— Нет, — говорит Эскерханов, смеясь.

Прокурор Семененко подходит к кафедре. Эскерханов обращается к присяжным: он говорит, что не будет отвечать на вопросы обвинения, потому что прокуроры «все переврут». Семененко замечает, что не собиралась задавать вопросы.

Прокурор говорит, что хочет повторно показать видеозаписи и обратить внимание на те моменты, которые интересуют обвинение. Бюрчиева просит не показывать записи во второй раз, потому что прокурор могла комментировать записи. Житников отказывает адвокату и разрешает повторно показать записи.
— Это нечестно, — говорит Эскерханов, отмечая, что защите запретили повторно демонстрировать доказательства.
Семененко повторно показывает запись от 15:21, на которой Эскерханов с двумя спутниками заходит в гостиницу «Украина».
Теперь запись из холла с другого ракурса в то же время — Эскерханов идет с Геремеевым и еще одним мужчиной, уточняет Семененко. Следующая запись от 18:02, на которой видно, как трое мужчин покидают гостиницу.
Семененко подходит к присяжным с томом дела и говорит, что 26 февраля в 11:37 у гостиницы Украины был автомобиль Бориса Немцова, за ним ехал ZAZ Chance.

Семененко говорит присяжным о Mercedes Bar в гостинице «Украина», куда, по ее словам, собирались идти Немцов и Дурицкая.
Бюрчиева просит прокурора не давать лишних комментариев.
— Мария Эдуардовна, вы говорите то, что там изображено, — обращается к прокурору судья.
— А, то что изображено? — переспрашивает Семененко.
— Она забыла, — комментирует Бюрчиева.
Семененко просит продемонстрировать вещдок — телефон Эскерханова. Перед этим Бюрчиева хочет добавить свои комментарии к выступлению прокурора:
— Она хочет навязчиво вам внушить, что это имеет отношение к Эскерханову, но он там появился только в 15:30, — обращается адвокат к присяжным.
— В 15:21, — поправляет ее Семененко.
— Хорошо. И эта машина там появляется в 11:27, — продолжает Бюрчиева.
— В 11:37, — снова поправляет ее прокурор.

Цакаев отмечает, что Эскерханов и его спутники приехали в гостиницу «Украина» в костюмах и галстуках, потому что они приехали на деловую встречу, а не для того, чтобы вести слежку.

Теперь слово берет Магомед Хадисов, он отмечает, что 26 февраля его подзащитный Шадид Губашев не мог находиться в ZAZ Chance в 11:37 у гостиницы «Украина», как говорили прокуроры, поскольку он тогда был на улице Матвеевской, а затем во Внуково.

Житников отвечает на записку от присяжных, что им пока не могут показать запись, которую они попросили, поскольку ее отправили на экспертизу. Он не конкретизировал, о каком видео идет речь.
Адвокат семьи Немцова Вадим Прохоров задает вопросы Эскерханову. Последний говорит, что не знает, служил ли в МВД Хатаев.
Бюрчиева просит не задавать эти вопросы, но судья разрешает Прохорову продолжить допрос.
Эскерханов не может рассказать, о чем говорили в тот день собравшиеся в гостинице, поскольку во время встречи он ушел к барной стойке .
— Я извиняюсь, я там с девушкой был, — добавляет подсудимый. Он также не знает, кто был с ним и Геремеевым в гостинице «Украина» 26 февраля.

Прокурор Семененко снова подходит к присяжным. Она признает, что Шадид Губашев не мог быть в машине ZAZ Chance.
— У нас остаются Губашев Анзор и Дадаев Заур (их следы были обнаружены в машине— МЗ), — заключает Семененко.
Адвокат Садаханов просит сделать прокурору замечание, но судья просто просит присяжных не принимать во внимание комментарии Семененко. Замечание он ей не делает.

Тем временем Семененко показывает телефон Эскерханова.
— В телефоне все те, кто относились к Веерной улице, судя по всему, указаны как Добрые. Например, «Зарина [Исоева] Добрая», — говорит Семененко.
Затем Семененко просит присяжных записать номер Исоевой — 8-968-594-27-27. Она его уже диктовала в суде во время допроса.
— Теперь посмотрим дальше. «Заур Добрый» — 8-964-614-00-00. Уже знакомый нам телефон, — вновь прокурор проносит перед присяжными телефон. — Заур говорил, что это его телефон. Соответственно, следы в ZAZ тоже его, согласно заключению экспертизы.

— Еще один номер телефона — «Русик Добрый». Не Руслан, а Русик. Номер 8-963-666-66-15, — диктует Семененко.

В этот момент телефон, который она демонстрировала, зазвонил.
— Время намаза просто сейчас, — комментирует Эскерханов.
— Телефон ваш или не ваш? — спрашивает у него Прохоров.
— Посмотреть можно? — просит Эскерханов.
Семененко ему показывает, Эскерханов признает телефон за свой.

Прохоров выясняет, «Русик» — это Геремеев или другой Руслан. Эскерханов говорит, что у него есть и брат по имени Руслан.
После того как ему показывают номер, Эскерханов говорит, что это номер Мухудинова.

Теперь Прохоров интересуется оружием на Веерной, 46.
— А, я видел пистолет травматический. Я не знаю, как он называется, но не советский какой-то. С резиновыми пулями.
— А пистолет чей?
— Я не знаю, просто телевизор, тумбочка и он в тумбочке лежал. Он постоянно там лежал, я не видел, чтобы его кто-нибудь носил.
— А ролик с высказыванием Немцова о Путине в этом телефоне?
— Да. Мне его через WhatsApp прислали. Это как прикол был. Я в тот момент не знал, что это Немцова.
— А вы ружье на Веерной, 46 видели? — спрашивает прокурор.
— Сторона обвинения, я не желаю на ваши вопросы отвечать.
На вопросы Семененко, владел ли он оружием, Эскерханов тоже молчит.
— Ну придется мне все за вас рассказывать, — говорит Семененко.
Сейчас обвинение будет показывать видео присяжным. Адвокаты просят демонстрировать его со звуком.
— Ну, в чем там прикол? — спрашивает адвокат Бюрчиева.
— Приколов здесь нет, — грубо отвечает ей Семененко.
— Нет, есть, — с вызовом говорит Бюрчиева.
Семененко попросила о 10-минутном перерыве.

Заседание продолжилось. Садаханов спрашивает у Эскерханова, были ли в его телефоне номера других подсудимых. Темирлан отвечает, что только номер Дадаева, а остальных он «первый раз в суде увидел».

Теперь вопрос хочет задать адвокат Магомед Хадисов.
— Почему когда обвинение что-то хочет сказать, у вас сразу вопросы появляются? — спрашивает Житников. Хадисов решил задать вопрос попозже.
Семененко показывает присяжным фотографии с телефона.
— Вместо слов Эскерханова приходится фотографии показывать, — говорит присяжным прокурор.
Теперь она показывает фотографию Эскерханову.
— Я вам отвечу, уважаемые присяжные, — начинает Эскерханов.
— Подожди, тебя еще не спрашивали, — тихо говорит ему Бюрчиева.
— Я 13 лет работал в органах полиции, я свою страну защищал 13 лет. Первый у нас был по контракту начальник, потом у меня брат был начальник полиции. У меня в табельном за мной закрепленные 6-7 пистолетов, — говорит Эскерханов.
Он уточняет, что, в зависимости от задания, он брал разные «стволы».

Семененко утверждает, что на Веерной, 46 было обнаружено оружие. Адвокат Бюрчиева напоминает, что квартира не принадлежала ее подзащитному.
Прокурор Антуан Богданов достает из пакета футляр, в котором лежит ружье.
— Анна Николаевна, а из этого ружья кого убили? — спрашивает Эскерханов своего защитника.
— Не знаю.
Прокурор Богданов достает коробку с пистолетом, также изъятым на Веерной, 46. Он описывает пистолет присяжным и демонстрирует его. Пистолет «Гроза-041», калибр 9 мм, завод «Техно Армс», зарегистрирован в Чечне, в Шелковском районе, приобретен Русланом Геремеевым, говорит прокурор. Ружье произведено на Ижевском оружейном заводе более 10 лет назад и данных о том, куда его направили, не сохранились. Это ружье ни на кого не зарегистрировано. Также прокурор показывает пакет с патронами.

Заур Дадаев просит дать ему слово. Он говорит, что на его ходатайство следователь Тутевич дал ответ — ни пистолет, ни ружье не относится к уголовному делу. Семененко говорит, что Дадаев сам все придумал.
— Я на следующее заседание принесу ходатайство в Следственное управление, на которое мне дал ответ следователь Тутевич, — отвечает ей Дадаев.
Теперь Семененко показывает вновь скриншот из Radisson. Она замечает, что он сделан после убийства Немцова. Прокурор говорит, что такие же скриншоты есть в телефоне Эскерханова.
Адвокат Роза Магомедова, которая сидит в зале со слушателями, говорит, что «там было какое-то дело или драка» и «им раздали эти скриншоты, чтобы они не шлялись».
Семененко просит коллегу Антуана Богданова показать присяжным дату появления в телефоне скриншота. В это время Эскерханов, вероятно на чеченском, что-то эмоционально говорит Шадиду Губашеву.
Прокурор Львович подходит к присяжным и показывает, что снимки в телефоне подсудимого появились 14 февраля, то есть до убийства Немцова.

Семененко добавляет, что с 3 февраля Эскерханов «сидел у дома Немцова» и следил за ним. Бюрчиева просит сделать замечание за этот комментарий, но судья с недовольством просит адвоката и Эскерханова вести себя в соответствии с судебным порядком.
Шадид Губашев напоминает, что хотел заявить ходатайство о предоставлении ему детализации и карты, чтобы рассказать о своих передвижениях. Судья, перебивая, отвечает, что помнит о ходатайстве. В итоге Шадид начинает злиться и говорит, что сторону защиты обделяют и ей не разрешают то, что позволяют прокурорам.

После перепалки судья просит присяжных покинуть зал. Он приказывает подсудимым встать и напоминает им, что они должны вставать, когда говорят с ним («А мы что, не встаем?» — спрашивает Дадаев), и не могут давать показания, пока им не разрешит это судья. Он напоминает, что может удалить подсудимых с заседания.
— По поводу сказанного мы можем высказаться? По поводу того, что вы сказали? У нас вообще мнение есть или нет? Это наша судьба решается? Могу ли я высказать сейчас свое мнение? — спрашивает Анзор Губашев.
— Можете.
Губашев напоминает ему, что в начале процесса судья обещал соблюдать права участников процесса, но в итоге, по мнению подсудимого, он не следует этому обещанию.
— Почему наши права полностью ущемлены?! Этот момент можете объяснить? — спрашивает подсудимый.
— Я не обязан вам объяснять! Успокойтесь.
Губашев продолжает возмущаться.

Теперь Шадид говорит о том, что в пересказанном на прошлой неделе обвинительном заключении, много «фантазии».
— Если это ружье имеет какое-то отношение, надо допросить хозяина [квартиры, где его нашли], что оно там делало, а не нас, — говорит Губашев. — Я вообще первый раз видел это ружье. Вы лучше бы нашли пистолет, из которого убили человека. 50 метров рядом с Кремлем убили человека и не видят, кто убил, из какого ружья. А вы непонятные вещи какие-то здесь показываете. Вот у человека есть доказательства, что он находился в квартире (речь идет о Дадаеве, защита которого утверждает, что он был дома, когда произошло убийство) — нет, запрещаете. А им все можно. А вы нам каждый раз угрожаете, что удалите из зала суда. И так мы здесь два года незаконно, похитили нас, пытали.

— Я дополню, ваша честь. Я надеюсь, что вы, будучи как председательствующий этого цирка, будете нести ответственность за то, что здесь происходит, — говорит Анзор Губашев.
— Губашев Анзор, я делаю вам замечание, — отвечает Житников.
— Давайте, давайте, я два года их уже получаю.
— За неуважение к суду и участникам процесса, — уточняет судья.
Подсудимый Эскерханов добавляет, что замечаний прокурорам судья не делает.
— Я от вас ждал честности. Нет тут такого вообще. Очень вас прошу, будьте лояльными и равноправно относитесь и к защите, и к обвинению, — говорит подсудимый.
— Всех подсудимых касается: вы соблюдайте требования закона и не нарушайте порядок, — парирует Житников.

Теперь адвокат Шадида Губашева Магомед Хадисов говорит, что заявит на следующем заседании ходатайство о предоставлении его подзащитному детализации для демонстрации данных присяжным.
Теперь слово берет адвокат Цакаев.
— А вы чем недовольны? — спрашивает его Житников.
Адвокат просит судью решить, относится ли продемонстрированное оружие к делу.
— Следователь четко говорил, что это не относится к предмету доказывания, — говорит Цакаев. Если судья решит, что оружие не относится к делу, адвокат просит сообщить об этом присяжным.
— Я разрешил демонстрацию этих вещественных доказательств. А то, что вы хотите, я не обязан исполнять. Расцениваю это как давление на суд, — говорит Житников.

В зал вернулись присяжные.
По просьбе представителей потерпевших присяжным покажут без звука видео с Борисом Немцовым. Бюрчиева просит показывать видео со звуком.
— Со звуком этот ролик демонстрироваться не будет, — резко говорит судья.
Адвокаты настаивают на демонстрации записи со звуком, поскольку без нее не будет понятен смысл видео.
— Это не вам решать, — говорит Житников.

Видео продемонстрировали присяжным с телефона Эскерханова. На нем политик резко критикует Владимира Путина.
По просьбе защитника, Прохоров уточняет, что видео появилось на телефоне Эскерханова 6 марта 2015 года, еще до задержания подзащитного. Адвокат Михайлова задает подсудимому вопрос.
— У меня к Темирлану Эскерханова один вопрос…
— Я не буду отвечать.
— Не будете?
— Извините, не буду.
Михайлова все же спрашивает, как видео появилось на телефоне.
— Я позже отвечу, — говорит Эскерханов.
— Не надо позже, — одергивает его Бюрчиева.
Садаханов говорит присяжным, что в видео было много нецензурной лексики, Прохоров утверждает, что в действительности там было лишь одно матерное слово.
Теперь Семененко зачитывает экспертизу системного блока компьютера с Веерной, 46. Посещение интернет-страниц зафиксировано с 18 июня 2014 года по 4 марта 2015 года. Обнаружены служебные файлы, словари, временные файлы, содержавшие ключевые фразы «Немцов Борис Ефимович», но пользовательских файлов с такой фразой нет, читает Семененко.

Судья спрашивает Эскерханова о скриншотах с камер наблюдения в гостинице — когда и как они появились на телефоне.
— По WhatsApp прислали, — говорит подсудимый. Даты появления изображений он не помнит.
Адвокат Сарбашев замечает, что служебные файлы — это часть установленных на компьютере программ и содержат общеизвестные фамилии. Он добавляет, что из экспертизы следует, что пользователь не вводил имя Бориса Немцова.
Судья вновь обращается к Эскерханову и спрашивает, когда он сделал фотографию с пистолетом, найденную у него на телефоне.
— Лет пять назад.
— А зачем?
— Ну, мне оружие нравится.
Семененко показывает ту же фотографию на телефоне и говорит, что снимок был сделан 11 сентября 2014 года, а не пять лет назад.

Адвокат Бюрчиева показала на ноутбуке прокуроров скриншоты из Radisson. Эскерханов говорит, что их на его телефоне не было. До этого он сначала сказал, что у него были скриншоты из гостиницы, но после уточняющего вопроса Бюрчиевой, понимает ли Темирлан, что такое скриншоты, он сказал, что не совсем понял.
— Я думал, что это [вопрос] о фотографиях, — поясняет подсудимый.
На вопрос судьи, указан ли в экспертизе владелец компьютера, Семененко уточняет, что в экспертизе сказано, что системный блок изъяли из жилища Эскерханова — квартиры на Веерной, 46. После вмешательства адвоката Бюрчиевой прокурор поправляется — блок изъяли из квартиры, где в тот момент находился Эскерханов.
Семененко показывает скриншот в телефоне Эскерханову и дату изображения, на котором Эскерханов идет с Асланбеком Хатуевым и Зауром Дадаевым в гостинице Radisson.
— У меня нет претензий к вам, — говорит подсудимый прокурору. — У меня есть претензии к тем, кто забирал телефон.

Цакаев обращается к присяжным и говорит, что проверил телефон Эскерханова, и в нем нет контактов других подсудимых, кроме Дадаева, как и фотографий с другими подсудимыми.
Семененко вновь подходит к присяжным с телефоном, чтобы показать фотографии с телефона. Она демонстрирует фотографию от 10 февраля 2015 года, на которой Дадаев и Эскерханов. Цакаев замечает, что он ранее сказал про снимки с Дадаевым.
Прокурор продемонстрировала присяжным несколько снимков. Судья спрашивает Эскерханова о фотографии с Дадаевым и еще одним мужчиной рядом с автомобилем Mercedes с номером 007. Судья уточняет, кто третий.
— Я его знал, но имя забыл, — говорит подсудимый.
Судья обращается к присяжным и говорит, что им завтра повторно покажут материалы, о которых они просят. Коллегию отпускают до завтра, до 11 утра.

Присяжные вышли. Адвокат Шадида Губашева просит предоставить им детализацию за 29 и 31 октября, а также 5 ноября 2014 года.
Прокурор Семененко ходатайствует о допросе Ефима Александровича Сергеева. Он присутствовал при изъятии камеры с подъезда на Веерной, 3, чтобы он рассказал о профилактических работах, из-за которых на камере не было указано время съемки. Подсудимые возражают против вызова Сергеева, однако свидетель уже ждет у зала суда, и судья удовлетворяет ходатайство прокуроров.
В зал заходит высокий мужчина в синем костюме и голубой рубашке. Он представляется — Сергеев Ефим Александрович, начальник одного из управлений «Мосгортелекома».

Прокурор Семененко задает свидетелю вопросы.
— Принимали вы участие в выемке цифрового носителя с информацией с камер, установленных на Веерной, 3 и Веерная, 46?
— Да.
— Расскажите, в ходе выемки были какие-то моменты, которые запомнились?
Камеры принадлежат не департаменту информационных технологий, он получает только информацию с них, уточняет свидетель.
Сергеев подтверждает, что на одной из камер с Веерной, 3 не было указано время в период проведения профилактических работ.
— Данную техническую информацию он не изображал, — говорит свидетель. Он добавляет, что камера может записывать с перерывами из-за отсутствия информации о дате и времени съемки.
Богданов подходит к свидетелю с томом дела и спрашивает, можно ли определить астрономическое время какого-то фрагмента. Сергеев отказался дать сейчас точный ответ: «Нужно посмотреть».

Прокурор уточняет, почему 34 часов записи нет, хотя камера пишет непрерывно пять суток. Сергеев говорит, что в это время камера не записывала, но причины этого надо выяснять. Вопросы специалисту решил задать и адвокат Вадим Прохоров.
— У вас же много камер по Москве, — говорит адвокат.
По словам свидетеля, их около 150 тысяч.

— А вы не в курсе, на Большом Москворецком мосту камеры «Мосгортелекома»?
Свидетель уточняет, что ГУП «Мосгортелеком» не владеет камерами, а только получает записи с них. Он также не может точно сказать, были ли установлены на мосту камеры, которые передавали информацию «Мосгортелекому».
Он снова говорит, что ответственность за исправность и профилактические работы с камерами лежит на компании, которая заключает госконтракт с «Мосгортелекомом». Сам он допускает, что камера не записывала некоторое время из-за неисправности или ее замены.

Муса Хадисов ходатайствует о том, чтобы свидетелю показали экспертизу специалиста Макеева, а потом ему задали новые вопросы. Прокуроры возражают. Семененко уточняет, что свидетель несколько раз сказал о неготовности делать выводы до просмотра видеозаписи. В связи с этим прокуроры будут просить об ознакомлении свидетеля с видео.
Адвокат Садаханов, в свою очередь, ходатайствует об истребовании информации насчет обслуживающей компании камер на Веерной, 3.

Прохоров поддерживает и просит предоставить информацию, есть ли камеры на Большом Москворецком мосту и кто их обслуживает. Цакаев также просит предоставить информацию о причинах нарушения работы камеры на Веерной, 3.
Свидетель, отвечая судье, говорит, что «Мосгортелеком» может предоставить запрошенную информацию. Житников удовлетворяет ходатайство о запросе в департамент информационных технологий Москвы.

Теперь судья спрашивает мнение сторон о ходатайстве о предоставлении записи свидетелю. Дадаев просит разрешить подсудимым смотреть запись вместе со свидетелем, чтобы он ответил на их вопросы.
— 84 часа, я не готов, — признается Сергеев.
Судья удовлетворяет ходатайство, уточняя, что свидетель ответит на все вопросы на другом заседании.
На сегодня заседание окончено.
Суд продолжится завтра в 12 часов.

Источник:
«Медиазона»


21.02.2017 Солидарность в одиночных пикетах у суда над обвиняемыми в убийстве Бориса Немцова

21-02-2017court-solid-5 21-02-2017court-solid-4 21-02-2017court-solid-3 21-02-2017court-solid-2 21-02-2017court-solid-1

Фотографии — Надежда Митюшкина

Тридцать девятый день слушаний по существу дела об убийстве политика Бориса Немцова. Трансляция «Медиазоны»: Один комментарий

Добавить комментарий