Сергей Бунтман: «На Москворецкий выходят, чтобы напомнить»

26.08.2017
О Ване. О Мемориале. Фрагмент программы «Персонально ваш»
Радиостанция «Эхо Москвы»

Программа «ПЕРСОНАЛЬНО ВАШ. СЕРГЕЙ БУНТМАН» Фрагмент
К.Ларина
― Вот тут тема еще. Тяжелое, какое-то жуткое событие, которое на этой неделе произошло: «Пожалуйста, поговорите про убийство волонтера мемориала Немцова». Ненависть, нагнетаемая ящиком, бездействие полиции и медиков убивают «неправильных» граждан. Это очередная ступень вниз по лестнице», — считает Ирина.

С.Бунтман
― Ирина правильно считает, конечно. Это, в общем-то исчерпывающе. Но Иван Срипниченко… я же его знал. И я его видел много раз. И много раз мы разговаривали. И это был наш слушатель, естественно. И человек, который подходил и автографы у нас брал. Это мы должны были у него автограф брать, на самом деле.

То, что происходит на Москворецком мосту в месте убийства Бори Немцова, это, конечно, очень характерная история, очень показательная. Туда выходят люди, чтобы вспомнить, чтобы напомнить. И раз власти никак на это не реагируют, имеется в виду, что никак не хотят отметить и разным и обычными, и подлыми средствами это всё запрещают, — то они находятся в заведомо слабом положении.

И вот я читал те советы, которые дают друг другу и дают координаторы тем, кто выходит на мост. Идет пьяный – не входи с ним в визуальный контакт…

К.Ларина
― Видишь, человек на него напал практически. Он же еще кричал, что «ты Путина не любишь!»

С.Бунтман
― И так далее. Что бы он ни кричал.

К.Ларина
― Это такие гопники распоясавшиеся.

С.Бунтман
― Это необычные гопники. Необычные они тем, что они чувствуют – ну, чем там о ни могут чувствовать, кишкой какой-нибудь – они чувствуют безнаказанность, они чувствуют, что они правильно поступают, потому что они чувствуют себя какими-то выразителями общей воли народа и государства. Вот замазанное дело – убийство Немцова. Презрительное отношение ко всем, кто не кричит ура. Отношение как к врагам. Это всё и нагнетается, и нагнетается…

К.Ларина
― Это те, кто мочой поливает, зеленкой поливает. Из той же серии.

С.Бунтман
― Всяк свою монетку сюда и бросает. Кто что может. Помогите, кто чем может государству, патриотизму, «Русскому миру», торжеству непонятно как понятого православия, народности, самодержавия, чего угодно.

К.Ларина
― Можно я тебе прочту по этому же поводу. Сейчас пришло: «Возникает вопрос, — пишет нам слушатель наш, — оно того стоило – отдать жизнь не за Бориса, а за кучку мертвых растений, дурацкие бумажки и таблички?» Семен зовут его.

С.Бунтман
― Понимаете, Семен, а стоило отдавать свою жизнь за кучу каменей? Ведь люди шли не отдавать жизнь, не как-то по-глупому выйти по селевой поток или броситься с крыши. Они шли не отдавать жизнь, а отдавать дань и память. Да, конечно, это ничего не значит.

А за что стоит отдавать жизнь, рисковать жизнью во всяком случае, рисковать здоровьем? Потому что эти люди – волонтеры – рассчитывали и рассчитывают на то, что они делают важное дело. Они напоминают. Если преступление не раскрыто, оно лежит на всех. Если преступление по-настоящему не раскрыто, оно лежит на государстве.

Если убит политический деятель, но который действовал в рамках Конституции… У нас нет руководящей и направляющей силы и партии, при которой все остальные – враги партии и государства, у нас есть человек, который абсолютно легальными, конституционными способами вел свою политическую деятельности – его убили. Его память надо почтить?

Это даже не квалифицировали как убийство государственного и политического деятеля. Человек, который в момент совершения преступления занимал выборную должность. Его избирали люди. Пускай пять человек, — а там не пять человек, — но его избирали. Он уже занимал утвержденную Конституцией должность – хотя бы так. Это не квалифицировали никак.

Люди отдавали дань памяти человека, которого они считали своим другом, вдохновителем, причем не преступным вдохновителем, считали своим идейным товарищем…

К.Ларина
― И вправе требовать, кстати, настоящего расследования и вправе протестовать против неправового расследования, и вправе, вообще, как-то обращать внимание на это общества, да?

С.Бунтман
― Конечно. И это не куча цветочков. Скажите, пожалуйста, если бы каждый день срывали могилу ваших родственников, потому что там мешает что-то? Как у нас делалось в советское время: уничтожается просто кладбище, срывается и всё…

К.Ларина
― Но тебе же ответят: «Это же не кладбище, это же мост. Идите на кладбище и там дежурьте».

С.Бунтман
― А это место убийства. На месте убийства царя, подлого, подлейшего убийства царя построили целый храм, и там именно место огорожено, именно это место.

К.Ларина
― Спаса на крови ты имеешь в виду.

26.08.2017
Источник: «Эхо Москвы»

Добавить комментарий