Первые патриоты-государственники

24.11.2017
Интервью с Борисом Немцовым

Первые патриоты-государственники
19.02.2003
О том, зачем Союз правых сил сделал очередную попытку создать коалицию с «Яблоком» и почему она закончилась провалом, корреспондент «Эксперта» беседовал с лидером СПС Борисом НЕМЦОВЫМ.

А еще совсем недавно казалось, что объединение возможно…

2000 год. Когда в прошлую среду в Малом зале Государственной думы вице-спикеры Ирина Хакамада и Владимир Лукин поставили свои подписи под соглашением «О мерах по объединению политических общественных организаций «Союз правых сил» и «Яблоко», свидетели происходящего, кажется, даже не сразу осознали, что у них на глазах впервые в новейшей российской истории создана правая коалиция.
Ссылка на источник

— Считается доказанным, что ваше с «Яблоком» объединение невозможно — по множеству объективных и субъективных причин, которые и перечислять не стоит. Какой смысл стараться?
— Что мы сегодня имеем на политическом пространстве? С одной стороны — коммунисты, тянущие страну в советское прошлое. С другой стороны — партия российской бюрократии, главная задача которой — удержать власть. То есть мы получаем соперничество сил прошлого и настоящего. А кто страну будет двигать вперед?
На эту роль сегодня всерьез может претендовать только СПС в союзе с другими демократическими партиями, в том числе и с «Яблоком», позиции которого во многом, хотя и далеко не во всем, близки нашим. Очевидно, что в условиях управляемой демократии у этих партий поодиночке возможности влиять на ситуацию сколь-нибудь серьезно нет. А раз нет, то движение страны вперед остановится. В этих условиях распри особенно губительны. Тем более что, с точки зрения среднего избирателя, разница между нами ничтожна.
В нашем объединении заинтересован российский бизнес, так как появление мощной объединенной демократической коалиции в стране — это снижение налогов, дебюрократизация, продолжение экономических реформ, повышение капитализации России.
Наше объединение имело бы стратегическое значение для страны.

Ответ на ключевой вопрос: к чему может привести управляемая демократия — к авторитаризму, переходящему к диктатуре, или к подлинной демократии? — во многом зависит от консолидации демократических сил. Впервые СПС обратился к российскому бизнесу, чтобы он выступил в роли посредника. Представители ЮКОСа провели не очень приятную, судя по всему, работу. Ответ Явлинского известен — «нет». Я считаю, что это крупная ошибка.

— Чья?
— Явлинского.

— Понятно.
— Для нас «нет» тоже ответ. Жизнь продолжается. Пойдем в Думу двумя колоннами.

— Итак, бизнес разочарован поведением Явлинского, демократы разочарованы. Все-таки можно предположить, что вы ведете игру с «Яблоком», но против Явлинского. Или просто указываете людям, кто прав, а кто нет.
— Понимая значимость проблемы, Анатолий Чубайс был готов во имя создания коалиции уйти в отставку со всех политических постов. Это было очень серьезное и непростое решение. — Но игра-то может быть и с другой стороны. Я немножко общался с экспертами, близкими к «Единой России»: у них есть достаточно крепкое желание похоронить СПС, а «Яблоко» оставить и даже поддержать. Логика простая: «Яблоко» скорее конкурирует не с вами, а с КПРФ, ее электорат — тоже в своем роде пролетарии, люди без собственности — врачи, учителя, мелкие служащие, только более образованные. А за ваш электорат и «Единая Россия» хочет бороться. Да вот сказывают, что Явлинского опять в Кремле привечать стали. — «Яблоко» легло под власть. Сейчас в стране остались только две самостоятельные политические силы — КПРФ и СПС. Остальные прислонились к власти в надежде получить от них информационный и административный ресурсы. Мы считаем это откровенным холуйством.

— Вы говорите: мы — партия свободных людей. Можно ли конкретнее? Большинство политических аналитиков сходятся во мнении, что сейчас в России вообще нет ни одной партии, которая выражала бы интересы какой-либо конкретной социальной группы, тем более класса. Все они появились либо до того, как в новой России сформировались какие-либо крупные группы интересов, либо созданы как некие предвыборные проекты. Это подтверждает и социология: более сорока процентов населения считают, что их интересы не представлены какой-либо партией.
— Помните, Шойгу на съезде «Единой России» сказал, что его партия объединяет людей с разными политическими взглядами…

— Ведь это абсурд.
— Он правду сказал. У этой партии есть одна задача — сохранить власть любой ценой. Такая цель может объединять людей разных взглядов.

— Бог с ним, что вы думаете в отношении своей партии, кто за вами стоит?
— Давайте начнем с предпринимателей. Рассказываю, что мы сделали. Мы реализовали идею Гайдара о тринадцати-процентном подоходном налоге. Кстати, чтобы не было споров об авторских правах, смотрите его работы где-то девяносто пятого года. Тогда плоская шкала казалась почти бредом. Реализовано наше предложение об отмене оборотного налога, снижен налог на прибыль.

— Боюсь, что эти слова вызовут раздражение у бизнеса.
— Согласен, пока налоговое бремя все еще большое. Что в повестке дня? Снизить социальный налог, чтобы повысить зарплаты и легализовать их, отменить налог с продаж, который зажимает легальную торговлю. Надо снижать НДС. То есть налоговое бремя должно быть всерьез сокращено. Да, на полпути остановились. Но начало положено.
Второе: история с вмененным налогом. Кто добился того, что до ста пятидесяти квадратных метров доведены были торговые площади, с которых вмененный налог берется? СПС. В конце прошлого года. Дальше мы будем добиваться расширения сферы применения упрощенных схем налогообложения для среднего и малого бизнеса. Мы шли на выборы с лозунгом «Землю — народу». Сделано. И сделано для малого и среднего бизнеса. Олигархам не нужен такой закон. Им есть чем заняться: они нефть продают и другие ресурсы.

— Тем не менее ваши противники говорят, что вы партия крупного капитала.
— Мы партия свободных, самостоятельных людей, которые могут зарабатывать себе на достойное существование без помощи государства. И мы считаем, что снижение налогов должно быть требованием рабочих и профсоюзов. Потому что если будут снижены налоги, то бизнесмены будут создавать новые рабочие места. А новые рабочие места — это новая зарплата. А новая зарплата — это новые налоги. Многочисленные исследования говорят, что наши сторонники — это люди с доходами средними и выше среднего. Что касается крупного капитала, то ни у кого нет контрольного пакета в нашей партии.

Вы можете еще назвать партию, в которой есть правило, что никто из спонсоров не может давать больше десяти процентов в партийный бюджет? Нет. Мы реализовали президентский лозунг о равной удаленности и равной приближенности. Такие правила. Нет никакой приватизации партии. Кстати, те, кто кричит об олигархических партиях, они на сто процентов зависят от одной компании.

— Кстати, об исследованиях и сторонниках. «Эксперт» тоже проводит исследования среднего класса. Его обобщенный портрет вас бы, наверное, испугал. Его, например, очень мало трогают ваши опасения по поводу гуманитарных свобод и правозащиты, он, в массе, не разделяет вашей позиции относительно проблемы Чечни. А вы именно на этой проблематике делаете акценты. Средний класс в большинстве своем позиционирует себя консерваторами, государственниками, а вас воспринимает как либералов. Можно, конечно, долго спорить о различиях, но все же…
— Все же мы делаем акценты на создание предпосылок экономического роста.
Скажите: разрушает ли государство право губернаторов вечно править? СПС говорит — да, власть — нет.
Скажите: разрушает ли государство высасывание денег из регионов? СПС говорит — да, власть обескровила региональные бюджеты.
Скажите: разрушают государство дедовщина в армии и коррупция? СПС говорит — да, разрушают, и надо переходить на контрактную армию.
Скажите: разрушает ли государство деградирующее коммунальное хозяйство? СПС говорит — да, и предлагает навести порядок в коммунальной сфере.
Так кто государственник? Вы думаете: почему мы занимаемся проблемой Чечни, проблемами местного самоуправления, почему хотим увековечить память Александра II, основателя русского капитализма и промышленного чуда в России, почему? Не задумывались вы над этим?
Потому что мы — патриоты-государственники. И как символ возрождающейся России мы поставим памятник царю-освободителю в июле этого года в Москве у Кутафьей башни.

19.02.2003
Источник: «Золотое кольцо»
Оригинал «Эксперт» от 3 февраля 2003 года

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.