«Смотрю на это фото и прощаюсь с той Россией…»

11.05.2018
Имена. Сергей Бодров-младший и Борис Немцов

Автор Олег Рахов
Сергей Бодров-младший и Борис Немцов
26.07.2015

Смотрю сейчас на эту фотографию и прощаюсь со своими иллюзиями…
Две интереснейшие, яркие личности, две короткие и трагические судьбы.

Сергей Бодров-младший и Борис Немцов. Москва, 2001 год.

 

Один – учёный, физик, кандидат физико-математических наук, автор более 60 научных работ по квантовой физике, термодинамике, акустике…
Яркий политик первого эшелона, никогда не предававший своих принципов и идеалов, один из немногих достойных российских политиков.
Один из немногих политиков, у кого вообще были принципы. Да, иногда ошибался, но всегда был открыт для критики, убеждал своих оппонентов исключительно методами публичной политики.
Человек огромного личного мужества, много сделавший для прекращения бойни на Кавказе в 1996-м году.
Один из немногих, кто нашёл в себе силы восстать против фашизации России, имперского психоза, развязывания чудовищной и позорной войны с Украиной. А это было и трудно, и опасно, и в конце-концов привело к трагическому исходу…

Второй – тоже учёный, кандидат искусствоведения, специалист по венецианской живописи эпохи Возрождения, владел несколькими иностранными языками, актёр (хоть себя актером и не считал), телеведущий, сценарист, режиссёр, отец двух прекрасных детей… и просто очень светлый, умный, интеллигентный и тонкий человек…
Многими непонятый, или понятый ровно наоборот. Гораздо масштабнее и глубже своих киноролей.

Бывают такие люди, которым просто хочется улыбнуться вслед, просто так. Он – именно такой человек. Человек с огромным внутренним миром, СОВЕРШЕНСТВО во всём. Согласен с теми людьми, кому казалось, что он родом откуда-то из провансальского Возрождения, когда для мужчины идеалом были красота, целомудрие и отвага. А иногда – посланником из Будущего, Будущего, которое пока ещё не наступило (и не наступит, как уже ясно)…

Уже по этим цитатам можно составить представление о том, кем он был:

— в студенческие годы у меня был один преподаватель, профессор, который внушил мне одну простую истину. Он говорил, что настоящего мужчину можно определить по двум вещам: по его отношению к книге и по отношению к женщине. Сам он всегда, прежде чем взять книгу, шел мыть руки. И для меня стало правилом на всю жизнь трепетно и с уважением относиться к книгам и, конечно же, к женщинам;

— за все надо платить, за успехи — утратой свободы. Но успехи-то ведь сомнительны, не абсолютны. Они содержанием жизнь не наполняют, зато ты вдруг становишься зависимым от ненужных людей, телефонных звонков. А свобода — самое важное, что есть у человека;

— ты становишься на углу оживленной улицы и представляешь, что тебя здесь нет. Вернее, тебя нет вообще. Пешеходы идут, сигналят машины, открываются двери магазинов, сменяются пассажиры на остановке. То есть в принципе мир продолжает жить и без тебя. Понимать это больно. Но важно;

— я очень трепетно отношусь к каким-то главным ценностям, может, это и неправильно. Но я не думаю, что норма — это когда человек хороший. Кто сказал, что люди должны быть хорошие, честные, искренние, почему они должны радоваться и улыбаться нам?

Нормально, это когда люди обманывают, лукавят, ищут себе какие-то блага. И тогда все остальное, выходящее за рамки этой нормы, когда человек сказал тебе «спасибо», не соврал, поддержал тебя, сделал что-то хорошее, хотя мог этого и не делать при условии, что ты не зависишь от него, а он — от тебя, вызывает большую радость, ликование и вообще делает мир прекрасным;

— бояться смерти не нужно, нужно просто помнить, и все. И тогда жить будет, может, немножко сложней, но правильней;

— вообще, люди, человеческие отношения намного выше искусства. Мне живой человек интереснее любого фильма, любой картины;

— я не жалею о времени, которое провел в университете, не жалею, что занимался историей искусств, благодаря чему научился видеть красоту в простых вещах, в том, что тебя окружает. Вот приезжаешь в какой-нибудь город. Что обычно об этом городе знаешь? Что там есть центральная площадь, какие-то магазины… А я знаю, что там в музее есть одна картина, у которой ты можешь целый день провести. И этот день прибавляется к твоей жизни;

— боюсь оказаться включенным в корпорацию, боюсь потерять память и чувство меры. Также растратить время впустую;

— есть малый и большой «джихад» — внешний и внутренний враг. Главное — справиться с внутренним врагом, с самим собой… Все взгляды — гражданские, политические, любые— укладываются в два простых слова: не прогибаться…

Был бы он сейчас жив — был бы одним из лучших режиссёров, если не самым лучшим, не сомневаюсь в этом. Ему было что нам рассказать, если бы получил возможность раскрыть весь свой потенциал… Увы, не сложилось, жизнь его трагически оборвалась в 30 лет…

Оба они верили в будущее России, что она может быть успешной, комфортной для жизни страной, живущей в мире и согласии со всеми соседями, привлекательной для мира. Оба могли сделать много для того, чтобы страна не погрузилась в тот мрак и ужас, в котором сейчас находится.

Оба были убиты этой властью — один прямо, второй косвенно. Один расстрелян наёмными убийцами (неважно, кто отдавал команду, это стало возможным благодаря тому психозу и истерии, которые разжигает нынешняя власть), второй — стал жертвой преступной халатности властей, у которых всегда есть деньги и ресурсы устраивать мелкие и крупные пакости соседям, но их никогда нет на обеспечение безопасности граждан собственной страны, на финансирование службы гляциологов — специалистов по ледникам, которая полностью была упразднена. Если бы велись регулярные наблюдения за лавиноопасными районами и пульсирующими ледниками, то беды можно было бы избежать…

Есть две России — одна та, которую обожаю, другая та, которую ненавижу. Сейчас осталась только та, вторая Россия — Россия Путина, Лаврова, Проханова, Лимонова, Глазьева, Киселёва, Соловьёва и им подобных — лживая, дремучая, злобная, мерзкая и подлая… Теперь совершенно понятно, что своей подлой и преступной войной с Украиной страна подписала себе исторический приговор. От этого позора уже не отмыться НИКОГДА! Полное моральное и цивилизационное падение, распад этноса — судя по всему необратимы…

Мне, как человеку с российскими корнями, осознавать это горько и больно — хоть я гражданин и патриот Беларуси, мне всегда хотелось, чтобы Россия вносила достойный вклад в развитие человечества. Увы, не получилось… Кроме чувства стыда за эту страну не осталось ничего.

Борис Немцов и Сергей Бодров были для меня олицетворением именно той, первой России.
Той, имеющей человеческий облик.
Той, которая потеряна безвозвратно.
Частичка этой России была для меня погребена в Кармадонском ущелье, 20 сентября 2002-го, а окончательно была расстреляна 27-го февраля 2015-го, на Большом Москворецком мосту.
Вот смотрю на это фото и прощаюсь с той Россией – Россией, которой больше НЕТ. Жаль…

26.07.2015
Олег Рахов
Источник: UAINFO

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.