Перейти к содержимому

Немцов: «Надо, чтобы в руководстве были порядочные, честные и ответственные люди»

20.08.2018
История. Интервью с Борисом Немцовым

НТВ
Программа «Герой дня»
Ведущая Светлана Сорокина
5 февраля 1998 года

Сорокина: В наше сверхнестабильное время приятно, знаете ли, пообщаться с человеком, судьба которого определена по крайней мере до 2000 года… Кроме того, Борис Ефимович Немцов удостоился еще одного почетного звания — президент назвал его «нашим генератором идей»…

Борис Ефимович, и все-таки, кого имел в виду Борис Николаевич, когда говорил, что «на него наскакивают», определяя, по-видимому, Вашу судьбу, а «он их отталкивает». Кто это такой?

Немцов: Мне трудно сказать, но вообще смельчаков, которые могли бы наскакивать на президента, очень-очень мало, трудно их вычислить. Да это, наверно, и не нужно. Есть конкретное дело, им надо заниматься. Я вообще считаю, что эта тема, вокруг которой столько шума сегодня, она выеденного яйца не стоит.

Сорокина: Но почему именно сегодня президент взял да и заговорил на эту тему?

Немцов: Потому что его об этом спросил журналист Терехов…

Сорокина: То есть главная тема дня родилась из воздуха?

Немцов: Ну, мне трудно сказать, как рождаются новости, я не специалист в этом. Я только знаю, что спросил Слава Терехов Бориса Николаевича об этом, — он ответил.

Сорокина: То есть можно ли считать, что для Вас это было неожиданностью?

Немцов: Абсолютной неожиданностью, хотя ничего сенсационного для меня не прозвучало, как, впрочем, и для тех людей, которые работают в Кремле и Белом доме, и я, откровенно говоря, предпочитаю говорить о конкретных содержательных вещах, о чем, кстати, мы и говорили с президентом.

Сорокина: Сейчас закончим, я только хочу внести еще одно уточнение. Президент добавил: если сами удержатся . Вы удержитесь?

Немцов (иронично): Вы знаете, Вы за меня не беспокойтесь, все будет хорошо. У меня все получится…

Сорокина (улыбаясь): Хорошо, я не буду за Вас беспокоиться. У вас рабочее настроение. В чем уникальность подписанного указа об инвестициях?

Немцов: Действительно, важнейшее решение. Решение, которое позволит привлечь в российскую экономику огромные деньги. Все говорят только об инвестициях, о капиталовложениях, о том, что промышленность развалилась, но конкретных решений, которые продвигали бы технологии, создавали бы рабочие места в России, очень-очень мало.

Так вот, сегодня Борис Николаевич подписал важнейшее решение. Его смысл в следующем, что если инвестор — российский, зарубежный — это не имеет никакого значения, если инвестор вкладывает больше 250 миллионов долларов и если ежегодно доля российских комплектующих, например, на сборке машин, увеличивается, так что через пять лет, например, большая часть деталей оборудования будет произведена в России, то тогда он имеет льготы, льготы, похожие на режим свободной экономической зоны, но не в Калининградской области, например, и не в Находке. Льготы действуют на территории завода, именно того завода, куда вкладываются огромные деньги.
Вот такое простое решение. Я думаю, что оно приведет к тому, что в России стремительно будут развиваться крупные проекты, а качество, в первую очередь наших автомобилей, поскольку указ посвящен автомобильному сектору, качество наших автомобилей будет приближаться к европейскому гораздо быстрее, чем это было до сих пор.

 

Сорокина: Ну, сами спровоцировали, раз об автомобилях речь зашла…

Немцов: Просто указ такой…

Сорокина: Наша группа снимает в Кремле и возле Кремля, в том числе проезды кортежа президента. Прошел такой слух, что президент уехал сегодня не на «мерседесе», как это было в последние годы, а на отечественной машине марки «ЗИЛ». Это правда?

Немцов: Да, это правда.

Сорокина: И именно сегодня?

Немцов: Именно сегодня.

Сорокина: Это что — разовая акция или это что-то значит? С чего бы это?

Немцов: Думаю, что это не разовая акция.

Сорокина (улыбаясь): Ну, что это значит? Борис Ефимович, что я из Вас тяну слова?

Немцов: Это значит, что президент поддерживает отечественных автомобилестроителей, в данном случае — завод «ЗИЛ», Москва.

Сорокина: Значит, Вы считаете, не загнулась эта идея о пересадке чиновников на отечественные машины?

Немцов: Да не то слово. У нас 19 февраля аукцион будет очередной, четвертый, между прочим. Я, конечно, понимаю, что это вызывает определенную улыбку, но есть президентское решение, которому скоро будет год, и, несмотря на гигантское сопротивление многочисленного чиновничества, это решение выполняется. Не без сложностей, не без проблем, не без препятствий, не без скандалов, но, тем не менее, это решение продвигается. Сегодня президент, это правда, действительно уехал из Кремля на автомобиле марки «ЗИЛ».

 

Сорокина: И можно считать, что с сегодняшнего дня будет на ней ездить?

Немцов: Ну знаете, Вы мне такие вопросы задаете. Я Вам сообщаю только то, что случилось…

 

Сорокина: Сегодня была послана целая когорта за рубеж… Они вернутся?

Немцов: А куда они денутся? У нас в России интересней, у нас гигантские перспективы. И потом, я думаю, что те люди, которые побывали в Кремле сегодня, — чувство патриотизма является в них доминирующим. Между прочим, они, многие из них — абсолютно самостоятельные люди, они не зависят от государства, они абсолютно самостоятельные люди…

 

Сорокина: Да, Вы говорили, что многие из них богаче вас…

Немцов: Да они богаче не только меня. Я думаю, они богаче многих уже сейчас, будут еще богаче, дай им Бог здоровья и сил. Главное-то не в этом, главное, что у них здесь есть свое дело и они приросли корнями к России, к новой России, между прочим, не к старой, а к новой. Это люди, которые будут делать политику и экономику в XXI веке, — наше будущее, то о чем они сегодня робко пытались сказать. Второе, о чем мы сегодня говорили, — президент предложил создать так называемый золотой кадровый резерв России. Это как раз фактически банк данных о замечательных молодых людях, которые прошли горнило отбора стажировок и за границей, и в России и продемонстрировали фантастические деловые успехи.

Сорокина: И что с этим банком делать?

Немцов: У нас в России очень часто проблема, что неким заменить никого — мы с этого начали, кажется, сегодня.

Сорокина: Я начала с Вашей судьбы…

Немцов (улыбаясь): Вот я и говорю, что заменить как бы некого.

Сорокина (улыбаясь): Некем…

Немцов: Некем, да. Некого и некем. Так вот, как только такой золотой кадровый резерв начнет формироваться, так такой проблемы сразу существовать не будет.

Сорокина: Вы уверены?

Немцов: Уверен. Между прочим, в советское время была неплохая традиция — была такая номенклатура — слово противное, но тем не менее смысл достаточно понятный и правильный. Человек со школьной скамьи, когда он был в комсомоле и в институте учился, его как-то брали на заметку и потихонечку за ним наблюдали, так что он вырастал до большого начальника. Вот там, конечно, критерии были необъективные — надо было быть лояльным к коммунистической партии и так далее. Но так или иначе сама система формирования кадров важна и ее нужно формировать. Так что сегодняшнее событие — встреча с «птенцами гнезда Ельцина», как один из молодых людей выразился…

Сорокина: Гнезда Борисова…

Немцов: Да, гнезда Борисова… Вот это знаменательное событие, и мы в течение этого года 5 тысяч молодых людей все-таки обучим, хотя это все-таки сложно.

Началось все с обращения президента Ельцина к лидерам «большой семерки» с просьбой помочь России обучить большую группу менеджеров. 23 июля 1997 г. вышел президентский указ об организации программы подготовки управленческих кадров. Как Петр Первый посылал своих птенцов учиться в Европу, так и Ельцин отправил менеджеров набираться уму-разуму за границей. По свидетельству очевидцев, первый президент принимал эту программу очень близко к сердцу и сам намекал на параллель с петровскими инициативами.
Begin.ru

Вчера, 5 февраля 1998 года, Борис Ельцин в Екатерининском зале Кремля лично провожал «молодых специалистов», отправляющихся на стажировку за рубеж по придуманной Борисом Немцовым пятилетней программе. Назвав их своими «птенцами», он предупредил: несмотря на заграничные соблазны, все они должны непременно вернуться домой.

Приглашенные вчера в Кремль 28 стажеров из Москвы, Нижнего Новгорода и Набережных Челнов — не первопроходцы. В прошлом году за рубеж уже отправились две группы. Президент, правда, об этом узнал уже после открытия встречи: «Это передовой отряд?» — спросил он у сидевшего по правую руку Бориса Немцова. «Это третья группа»,— сконфузившись, ответил первый вице-премьер. Ельцин на мгновение растерялся: «А, это меня тогда не было».
В зале витал дух Петра. Первым имя первого российского императора вспомнил сам президент, рассказавший «молодежи» (некоторым из стажеров было явно «под сорок») о петровских новациях и сотнях получивших образование за границей корабельщиков и военных. «Не может быть,— сказал Борис Ельцин,— чтобы 300 лет назад получилось, а теперь нет».

Стажеры в долгу не остались и с удовольствием продолжили аналогию: «Мы как птенцы царя Петра»,— воодушевленно произнес замглавы Федеральной службы по делам о несостоятельности и финансовом оздоровлении Артем Биков, отправляющийся в Японию.

Впрочем, вскоре выступавшие оставили Петра в покое и переключились на президента. Менеджер Bristol Myers Squibb Василий Игнатьев, которого ждут в США, назвал коллег уже «птенцами гнезда Бориса». Андрей Младенцев, председатель совета директоров химико-фармацевтического завода «Нижфарм», сравнил президента с «ювелиром, ограняющим алмазы», и заявил, что едет за рубеж с готовностью «совершить трудовой подвиг».

Борис Немцов заверил президента, что все специалисты, отправляющиеся за границу, прошли строгий отбор. А сейчас он работает над тем, чтобы распространить программу на всю Россию: в 79 регионах созданы комиссии по отбору кандидатов на стажировку, а 28 февраля будут подведены итоги отбора для тех, кто будет учиться за границей в этом году. По словам Немцова, российская сторона (федеральный и региональные бюджеты, а также предприятия) оплачивает только расходы стажеров на дорогу. Учебу и проживание финансируют принимающие страны: США, Канада, Англия, Франция, Германия, Италия и Япония. А дабы не выделяться на фоне восхвалявших Ельцина стажеров, Немцов предложил президенту назвать программу его именем: «В мире ее уже называют ‘планом Ельцина'». Президент с удовлетворением согласился: «Не возражаю. По крайней мере, я свою фамилию нигде в мире не испортил».
Но президента больше волновало другое: «Меня предупреждали, что многие там останутся… Я даже не хочу об этом говорить. Тогда просто нам надо в отставку уходить!» Немцов тут же прильнул к микрофону и угрожающе произнес: «То есть вы все поняли, да?! Все должны вернуться!»
АЛЕКСАНДР Ъ-ЕГОРОВ

 

Исполняющий обязанностей вице-премьера России Борис Немцов (слева) и Президент России Борис Ельцин (справа) во время проводов стажеров за границу

 

Сорокина: Я не могу не спросить Вас о скандальной теме — Бревнов и Дьяков. Ваше отношение к этой ситуации.

Немцов: Ну, я считаю неприличным и абсолютно недопустимым публичное выяснение отношений между крупными руководителями крупнейшей энергетической компании, равно как и любой другой компании, равно как и руководителями правительственных организаций, например. Это очень плохо, это, кстати, дискредитирует страну. Это очень несвоевременно, поскольку система находится в тяжелом режиме работы. Все это очень некрасиво. Вот.
Вчера была коллегия государственных представителей, и была дана ясная, понятная оценка со стороны государства, я с ней согласен. Дальнейшая судьба этих людей будет определяться на собрании акционеров, я думаю, в ближайшие несколько месяцев. Предсказывать, что случится, я не берусь, поскольку это решение, естественно, принимается на уровне руководства правительства, а может быть, даже — президента.

Сорокина: А не мешает ли Вам непредвзято взглянуть на ситуацию то, что Бревнов — нижегородец и хорошо знакомый Вам человек?

Немцов: Вы знаете, я так скажу: мне это особенно неприятно, так скажем…

Сорокина: Именно в силу знакомства…

Немцов: Да, естественно. И я не хочу выяснять сейчас — кто прав, кто виноват. Считаю, что надо, чтобы в руководстве были порядочные, честные и ответственные люди.

Сорокина: Почему президенту надо еще советоваться с церковью по вопросу царских останков?

Немцов: Вы знаете, я считаю, что это святое дело — похоронить царя и членов его семьи и близких ему людей, но не надо, чтобы по этому поводу в обществе был какой-то дополнительный конфликт и раздрай. Могу сказать, что президент считает абсолютно необходимым согласовать решение с Русской Православной церковью. Но сейчас у нас есть определенное согласие в обществе…

Сорокина: Как Вы думаете, будут ли какие-то перестановки в правительстве?

Немцов: Вы знаете, я человек не подозрительный, и вот эти интриги, выяснения отношений, кого уберут, кого оставят, только мешают нормально работать. Если хотят кого-то убрать, пусть убирают, только быстро. Это, знаете, как в стоматологическом кабинете — лучше прийти к врачу, открыть рот, чтобы тебе быстро все сделали и дальше с чувством выполненного долга легко и свободно покинуть кабинет. Вот то же самое происходит и с назначениями и с отставками. Лучше, чтобы была определенность, это для всех людей, кстати, лучше. А в правительстве тоже люди работают.

…Ну у меня все будет в порядке, Вы же сегодня в этом еще раз убедились…

0 5.02.1998
Программа «Герой дня», НТВ
© Информационный сервер Б. Немцова, 1998

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

%d такие блоггеры, как: