Владимир Кара-Мурза о Борисе Немцове и Джоне Маккейне

04.09.2018
Имена

Vladimir Kara-Murza:
«Не было человека, который был бы готов поддержать так, как это делал он. Я могу сказать без всякого преувеличения, что Джон Маккейн – это один из тех людей, благодаря которому я имею возможность сейчас здесь сидеть и разговаривать. Когда я полтора года лежал в коме в 7-й больнице в Москве после отравления, он в зале заседания сената выступил публично, сказал о том, что произошло. А ведь международное внимание, публичное внимание в таких ситуациях, наверное, единственная защита, которая может быть. И тогда многие выступили с таким публичным заявлением. Когда я вышел из комы, мне жена показала все эти выступления и первым показала его, естественно. И я потом уже, когда отошёл от этого всего и был в Америке, я к нему пошёл, чтобы поблагодарить лично за это, за поддержку. Он в обычной манере махнул рукой: «О чём ты говоришь?»
И сразу поменял тему. Без всякого преувеличения: то, что я сейчас могу здесь сидеть и с тобой разговаривать, это, в том числе, и благодаря ему.

Очень многие статусные люди – им статус в голову ударяет, как мы знаем. Они себя начинают чувствовать великими, сразу огромная дистанция между ними и всеми остальными. Не у Немцова, ни у Маккейна никогда такого не было. Я вспоминаю эти вечера у него на ранчо в Седоне, в штате Аризона, на барбекю, — как у нас говорят, на шашлык, — звал к себе на ранчо. Сам жарил бургеры, ходил в обычной клетчатой рубашке, кепке. То есть как бы тоже люди – президенты, министры зарубежные, которые приезжали – они были тоже не то что в ужасе, но их абсолютно поражало такое отношение.

У него всегда было то главное качество, если мы говорим про человеческие качества, а не политические взгляды, — это всегда была готовность пойти навстречу, помочь, войти в положение и какая-то непосредственность такая.

Я помню нашу последнюю встречу втроём, когда Борис Немцов последний раз приезжал в Вашингтон, Это был январь 14-го года. И никогда не забуду этот разговор, потому что несколько раз Маккейн Немцову сказал: «Не возвращайся. Уже опасность просто переходит все мыслимые уровни. Тебя просто могут убить». Он говорил это ему, я помню. А Борис Ефимович, как он всегда говорил: «Моя страна. Мой выбор. Я не собираюсь отказываться, я не собираюсь бегать». Это был январь 14-го года. Это было последний раз, когда он приезжал в Вашингтон.
Спустя год с небольшим, он был убит.

Он всегда находил время и возможность помогать людям, делать то, что как бы к его непосредственным обязанностям сенатора штата Аризона не имело отношения. Но для него ценности и принципы были всегда на первом месте. Это подтверждается всей его жизнью, всей его карьерой, всем, что он делал на протяжении десятилетий государственной службы».

весь разговор на Эхо Москвы

P.S. Владимир Кара-Мурза, Майкл Блумберг, Джозеф Байден и Уоррен Битти несли гроб Джона Маккейна, такова была воля легендарного сенатора.

P.P.S. Советник Президента Б.Обамы Дэвид Аксельрод рассказывал в эфире CNN, что в сенатском офисе Джона Маккейна висела фотография с Борисом Немцовым.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

© Иван Шаблов

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.