Выступление Бориса Немцова с альтернативным проектом пенсионной реформы

23.05.2020
История. Деятельность Бориса Немцова, депутата Госдумы
Выступление с альтернативным проеком пенсионной реформы
В этот день интервью с Борисом Немцовым на эту же тему
Читайте здесь

Выдержки из стенгораммы заседания Государственной думы от 13 июля 2001 года
Пункт 6: проект федерального закона «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации».
Доклад официального представителя Президента Российской Федерации председателя правления Пенсионного фонда Российской Федерации Зурабова Михаила Юрьевича.
Законопроект № 101165-3
О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации
Выдержки из доклада.
Полностью выступление Зурабова здесь

Проект закона «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации», внесен Президентом Российской Федерации на рассмотрение в Госдуму
Докладчик Зурабов М. Ю., официальный представитель президента Российской Федерации, председатель правления Пенсионного фонда Российской Федерации.

Что мы предлагаем в пенсионной реформе? Первое, самое главное. Мы говорим, что ограничение, которое сегодня существует на размер учитываемого заработка человека, — анахронизм. Не может человек эффективно зарабатывать пенсию, если ему постоянно говорят о том, что мы твой заработок больше, чем в 2 тысячи рублей, учитывать не будем. Ну какой смысл в этом случае пытаться себе спланировать старость? Ее невозможно спланировать. Значит, первое ограничение, которое мы снимаем, мы снимаем ограничение по размеру учитываемого заработка.

Но если мы снимаем ограничение по размеру учитываемого заработка, мы должны с вами сделать второй шаг, мы должны сказать, что в этом случае мы должны учитывать этот заработок в течение всей трудовой деятельности человека. Это очень простые вещи. Практически это есть не что иное, как модификация 113-го закона. Но если вы будете учитывать не заработок и стаж, а фактически перечисленные страховые взносы в Пенсионный фонд, то это и есть эквивалент этой суммы. Это и есть эквивалент заработной платы, которая, по сути дела, выплачивается человеку. И что мы предлагаем дальше? Мы говорим, что та сумма средств, которую работодатель перечислит в пенсионную систему за конкретного работника, в эквиваленте будет возвращена ему в момент его выхода на пенсию.

Что является в этой постановке таким, что может будоражить общество? Вы скажете: сохранность этих средств. Я вам возражу: в отношении этих средств нет проблемы сохранности, потому что это средства, которые приходят в пенсионную систему и сразу же уходят из нее на выплату пенсий. Это та же самая система, которая существует сейчас. Это просто другой механизм учета пенсионных обязательств. Да, мы, может быть, не вполне удачно употребляем термин «учет пенсионных обязательств». Мы говорим, что это накопления пенсионных обязательств. Если вы подскажете более удачный термин, мы готовы его принять. Но по сути это всего лишь механизм регистрации наших обязательств перед конкретным человеком. В тот самый момент, когда он выходит на пенсию, эти обязательства вступают в силу. С этой точки зрения, мне кажется, то, что мы предлагаем, достаточно понятно, это несложно, это не такая сложная пенсионная формула на сегодняшний день, когда человек не в состоянии не только просчитать свою пенсию, он в основном не в состоянии понять, а что, вообще говоря, из этого закона следует, если он его внимательно прочитает. В зале единицы находятся, которые прочитали, не уснув, этот пенсионный закон более чем в объеме двух страниц.

Теперь следующий момент. В нынешнем законодательстве есть такая норма — социальная пенсия. Она выплачивается абсолютно всем, вне зависимости от того, выработал человек трудовой стаж или не выработал. Это минимальные социальные гарантии. Но на каком уровне мы их сегодня имеем? У нас социальная пенсия сегодня составляет две третьих минимальной, а минимальная пенсия составляет, после вот этого, последнего повышения, 185 рублей. О чем Дума не один раз нам говорила? О том, что структура пенсии Думу не устраивает, потому что всякий раз, когда мы ее начинаем увеличивать или индексировать, мы индексируем только собственно саму пенсию, а вот этот хвостик всех компенсаций и надбавок, которые в нее входят, не увеличивается. Человек получает пенсию 600 рублей сегодня или 660 с 1 августа будущего года, а собственно сама пенсия у него составляет 185 рублей. Что нам говорит Дума всё время? Это ненормальное положение, должна быть единая нормальная пенсионная выплата, которая должна быть краеугольным камнем пенсионной системы. Мы сейчас предлагаем ввести такое понятие — «базовая пенсия», которая включит в себя буквально всё то, что на сегодняшний день было между собой разорвано, но по сути процесса было объединено между собой. Мы говорим, надо вводить понятие «базовая пенсия», и от этой базовой пенсии, которая будет утверждаться законом, дальше строить всю пенсионную систему.

И к чему ее нужно привязать? К чему? Это опять всё то же самое, о чем вы говорили неоднократно. Привязать ее к минимальной заработной плате, к ставке первого разряда. Что мы предлагаем? Сделать ровно то же самое. Привязать и, если дальше речь идет о ее росте, точно так же, как, рассматривая Кодекс законов о труде, вы приняли решение о том, что минимальный размер заработной платы должен подойти с течением времени к минимальному прожиточному минимуму, ровно такое же движение будет и в отношении той минимальной пенсии, которую мы сейчас утвердим. Эти вещи должны быть между собой связаны.

И мы делаем очень простую вещь: мы практически строим трехуровневую систему, систему, которая состоит из трех кирпичиков. Первый — это базовая пенсия, которая финансируется за счет средств бюджета. И в этом тоже есть, скажем так, оправданный мотив. Какой мотив? Такой, что решение в отношении размера базовой пенсии как уровня гарантии, который должен ежегодно утверждаться, должно принимать Федеральное Собрание одновременно с… (Микрофон отключен.)

Продолжение:
Так вот, следующее, что мы говорим, мы говорим о том, что Дума, принимая ежегодно закон о федеральном бюджете, принимает решение по двум принципиальным вопросам — это ставка первого разряда и минимальный размер пенсии. И конечно, это тоже вполне естественно, и вполне естественно говорить о том, что источник для финансирования этой базовой пенсии должен находиться в бюджете, должен приходить в бюджет, но решение в отношении этого вопроса, конечно, должно принимать Федеральное Собрание. Поэтому мне представляется, что основа, о которой я вам сейчас рассказал, не может вызвать каких-то очень серьезных возражений. Более того, я с математической точностью берусь доказать тому, кто заинтересован будет понять это, до, скажем так, мельчайших атомов, что это просто преобразование действовавших до недавнего времени 340-го и 113-го законов со снятыми ограничениями. А снятые ограничения эти являются анахронизмом, потому что мы уже ввели регрессную ставку уплаты налога в социальные фонды, следовательно, уже фактически ограничитель существует, и зачем в таком случае еще какой-то ограничитель?

И второе. Растягивая период наблюдения, вы фактически оказываетесь в ситуации, когда у вас происходит естественное усреднение заработной платы, которая идет в процессе трудовой деятельности человека.

И последнее замечание. Мы предлагаем ввести минимальный трудовой стаж — пять лет. Вот вы вдумайтесь: это уже не та система, которая существовала много лет назад, когда надо было отработать стаж 20, 25 лет. И сейчас человек у нас часто работает семь-восемь лет и получает высокую заработную плату, потом у него заработная плата оказывается маленькой, и что мы при том механизме, который существует сейчас, получаем на выходе? Что ему берут пять лучших лет, обрезают эту заработную плату 2 тысячами рублей и начинают считать его стаж. А он, может быть, за четыре года, за пять, за восемь лет вырабатывает то, что впоследствии может быть вполне нормальным уровнем его пенсионного обеспечения.

Поэтому мы говорим о следующем. Нет никаких ограничений по минимальному размеру стажа, кроме пяти лет. Нет никаких ограничений по максимальному размеру стажа. Вот сейчас в законодательстве это 45 лет у мужчин и 40 лет — у женщин. Нет никаких ограничений. Пожалуйста, в каждый конкретный год вы можете заработать ту заработную плату, которую вы реально зарабатываете, и заплатить с нее взносы в пенсионную систему. Это система с абсолютно снятыми ограничениями. Не понять ее можно, но для этого нужно не прочитать закон. (Оживление в зале.)

И теперь я хочу сказать вам о следующем. Безусловно, в ходе дискуссий и обсуждений в Государственной Думе был высказан целый ряд серьезных озабоченностей. Утверждаю, что эти озабоченности были вызваны во многом тем графиком, в котором вы работали последние месяцы, даже последние недели. Конечно, времени для того, чтобы по каждому из аспектов, по каждому из вопросов, который вызвал у вас тревогу, дать вам связный, внятный ответ, у нас не было. Поэтому сейчас в связи с некоторыми этими озабоченностями я хотел бы высказаться с этой трибуны и дать под стенограмму заверение, что все они в случае принятия сегодня Государственной Думой вот этого пакета из трех законов будут не просто рассмотрены, а будут учтены при подготовке ко второму чтению.

Первая озабоченность, которая возникла у большинства депутатов, — статус Пенсионного фонда. И вы знаете, конечно, я мог бы сейчас взять закон «Об основах обязательного социального страхования», принятый Государственной Думой в 1999 году, в котором совершенно четко прописана не только структура одного из тех законов, которые мы сегодня будем рассматривать, совершенно четко введено понятие «страховщик», совершенно четко записано, что страховщик — это некоммерческая организация, и написан еще ряд таких вещей, которые, если я вам их сейчас оглашу, вызовут удивление у депутатов: почему это мы такое приняли? Но когда вносятся законопроекты в Государственную Думу, то всегда должны быть учтены те самые нормы, которые были приняты в законодательстве до этого. Поэтому, сокращая свое выступление, по этому поводу хочу сказать: мы действовали в строгом соответствии с ранее принятыми законами и поддержим инициативу Государственной Думы при рассмотрении закона об управлении средствами пенсионной системы назвать Пенсионный фонд Российской Федерации государственным учреждением. Прошу это зафиксировать в протоколе для того, чтобы не было сомнений в том, что средства, которые находятся в управлении Пенсионным фондом, являются федеральной собственностью, что механизмы контроля и управления за Пенсионным фондом сохраняются такие, какие существовали на сегодняшний день. Считаю для нас этот вопрос абсолютно ясным. И позицию я по этому поводу высказал также с предельной четкостью, я надеюсь.

Вторая озабоченность — две пенсии. Больше вопросов, чем по двум пенсиям, мне за это время не задавали. Уважаемые депутаты, у нас два разных законопроекта: есть законопроект «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» и есть законопроект «О трудовых пенсиях в Российской Федерации». До этого они были вместе. И когда они были вместе, у нас существовали такие получатели государственных пенсий, которые получали пенсию одновременно по двум основаниям. В этом законопроекте эти основания просто разнесены. На сегодняшний день как получатели двух пенсий получали пенсии — прежде всего это ветераны войны, это инвалиды войны, — ровно так же они будут получать эти пенсии, просто по нормам двух разных законов.

Теперь следующий вопрос: выиграют они или проиграют? Немного, но выиграют. Потому что если на сегодняшний день ветеран — инвалид войны имеет право на шесть минимальных пенсий плюс одна дополнительная пенсия на уход, надбавка на уход в виде минимального размера пенсии, что составляет семь пенсий, и если вы перемножите 168 рублей на семь и сравните, что такое 300 процентов от 450, то вы поймете, что нигде, ни в одной норме закона у нас нет уменьшений. Более того, я хочу совершенно официально сказать вам, что, если вдруг кто-то из вас найдет хоть одно отклонение по нормам материального права от уровня пенсионного обеспечения сегодняшних пенсионеров, мы готовы эту поправку немедленно учесть и внести. У нас нет попытки изменить сегодняшнее законодательство, изменить механизм индексации, уменьшить пенсионные права и наши обязательства по отношению к сегодняшним пенсионерам.

Цель преобразований в другом — сделать систему привлекательной для работающих, и не более того.

Следующий вопрос: индексация пенсий. Да, есть норма, где мы пишем, что индексация пенсий проводится раз в год. Но это спорный вопрос, что лучше: проиндексировать пенсию раз в год на год вперед или индексировать ее ежеквартально? Но если так принципиально индексировать ее ежеквартально, это можно делать ровно так же. Хотя есть и другой вариант: можно принять при рассмотрении годового бюджета Пенсионного фонда индексацию пенсий на год, например в размере 30 процентов, индексировать и в конце года в том случае, если у нас появятся дополнительные доходы, пересмотреть ранее принятые задания. Это не проблемы, которые могут послужить препятствием для принятия закона и тем более для того, чтобы вокруг этого закона возникла дискуссия такой остроты, которая возникла в последние дни.

Следующий вопрос: нестраховые периоды. Важнейший вопрос — и здесь мы согласны прежде всего с депутатами фракции «ЯБЛОКО» — в том, что все вопросы, связанные с социальными гарантиями, с социальным обеспечением, должны самым тщательным образом быть рассмотрены. И хочу обратить ваше внимание на следующее: нестраховые периоды сейчас у нас в закон включены в полном объеме. Мы считаем, что нужно также решить вопрос в первую очередь о женщинах в период нахождения их в отпуске по уходу за ребенком. Мы готовы, рассматривая этот закон, свои предложения высказать. Опять же эта норма может быть решена так, чтобы она устроила всех. По работающим пенсионерам есть решение, которое отражено в законах.

Одним словом, хочу обратить ваше внимание на следующее. По большинству тех проблем, которые в Государственной Думе последние полгода и даже больше обсуждались со всей остротой, как мне кажется, мы решение нашли. Более того, я хочу вам сказать, большая часть тех предложений, которые сегодня оформлены в законе, притом что, может быть, они на слух звучат иначе, чем то, что вы сформулировали, имеют абсолютно одинаковые гносеологические корни, то есть они сущностно одинаковые, они совершенно одинаковые.

И последний момент, момент, связанный с третьим элементом. Пенсионная реформа у нас проводится не только на основе уже действующего законодательства, она проводится крайне медленно и поступательно. Мы предполагаем, рассмотрев осенью пакет законопроектов, поставить вопрос о введении профессионального пенсионного страхования с 2003 года. С 2004 года мы предполагаем ввести право каждого человека самостоятельно выбрать, где он будет накапливать те самые средства, которые будут являться третьей частью вот этой вот самой будущей его трудовой пенсии. При этом мы не ограничиваем его право остаться в государственной пенсионной системе. Мы должны предоставить возможность человеку выбрать, но одновременно с этим решить вопрос о том, какова будет инфраструктура контроля за сохранностью этих средств, что беспокоит, безусловно, всех. К 2006 году мы только в полном объеме реформируем тарифную политику. А вообще говоря, реформа в том состоянии, в котором мы ее задумали, в котором мы ее предлагаем сейчас, наверное, будет иметь окончательную конфигурацию не раньше чем через десять — пятнадцать лет, не раньше. Поэтому здесь нет никакой спешки, здесь нет никакой торопливости. Здесь есть спокойное, с моей точки зрения, и достаточно взвешенное движение вперед, которое позволит нам обезопасить себя от ошибок.

Теперь что касается первого законопроекта. Первый законопроект — «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации». Он самый простой из всех тех законов, которые сегодня предложены вашему вниманию. Простой он потому, что практически повторяет те самые нормы, которые существуют в действующем законодательстве. Во-первых, хочу обратить ваше внимание на то, что структура закона абсолютно традиционна. В этом законе помимо определения основных положений отражены права на пенсию, о которой я сейчас веду речь, круг лиц, которые имеют право на эту пенсию, виды пенсий, финансирование этих пенсий, условия назначения пенсий и размер пенсий, порядок перерасчета пенсий, порядок назначения пенсий, порядок доставки и выплаты, учет стажа, средняя заработная плата, индексация. Одним словом, это тот самый закон, который полностью дает ответы на все основные вопросы.

О каких пенсиях мы ведем речь в этом законе? Это пенсии, финансируемые за счет средств федерального бюджета. Это четыре вида получателей пенсий: это федеральные служащие, это военнослужащие, это лица, пострадавшие в результате радиационных и техногенных аварий, это нетрудоспособные лица (здесь мы ведем речь о социальной пенсии) — это и лица, потерявшие кормильца, которые имеют право получать пенсию за военнослужащих и лиц, пострадавших в результате техногенных и радиационных катастроф.

Какие здесь три инновации? Первая инновация. Мы вводим понятие базовой пенсии на уровне 450 рублей. Еще раз повторю, что на сегодняшний день она просто крайне низкая — она равняется 185 рублям. И все нормы материальные мы пересчитываем с ориентацией на 450 рублей. При этом хочу еще раз повторить, что если вы внимательно просчитаете те нормы, которые существуют в сегодняшнем законодательстве и в этом, то вы увидите пусть небольшие, но прибавки.

Второй момент. В этом законе вводится понятие пенсии за выслугу лет, это пенсия для государственных служащих. На сегодняшний день такой пенсии не существовало, она была как доплата. Мы ее вводим в виде отдельной нормы.

И третья норма, которая тоже включена в данный текст… Причем по нему, я еще раз говорю, по каждому из вопросов мы можем очень внимательно даже сегодня в ходе обсуждения проговорить, мы выскажем свою позицию и готовы будем ответить на те вопросы, которые могут возникнуть. Это вопрос, который вызывает действительно опасение, озабоченности: вопрос о том, надо ли выплачивать социальную пенсию в период работы человека? Вот это последняя инновация, которую мы ввели: мы написали «нет». Почему? Потому, что мы резко снизили требование к стажу. Мы считаем, что человек в течение его трудовой деятельности обязан отработать пять лет. И если он поступает на работу после 65 лет и начинает работать, то, с нашей точки зрения, это по меньшей мере странно. И в этом случае надо приостанавливать, с нашей точки зрения, выплату социальной пенсии.

Вот это три основные инновации, которые я считал необходимым вам в начале нашего обстоятельного разговора пояснить. Спасибо.

Зурабов М. Ю. Уважаемые депутаты, к тому, что я сказал вам в кратком вступительном слове, я хотел бы добавить некоторые, с моей точки зрения, принципиальные вопросы, которые потом могут возникнуть в процессе обсуждения этого закона. Прежде всего я хочу обратить ваше внимание, что в данном законопроекте помимо тех проблем или вариантов решений, которые мы уже представили вашему вниманию (структуру трудовой пенсии вы на сегодняшний день знаете, потому что она состоит в соответствии с тем, о чем я сказал, из базовой части, страховой части и относительно небольшой, во всяком случае на начальном этапе, накопительной части), чрезвычайно важными для нас были два вопроса.

Первое — сохранение пенсионных прав сегодняшних пенсионеров. Помимо того, что у нас в данном законопроекте есть норма, в соответствии с которой пенсия при проведении этих преобразований в пенсионной системе ни у одного из сегодняшних пенсионеров не уменьшится, этого в принципе даже теоретически не может возникнуть, потому что пенсия у сегодняшних пенсионеров, которая состоит из отдельных кусков, в случае если законопроекты будут приняты, фактически превратится в единую пенсию. Вот представьте себе. Сегодня пенсия состоит из пенсии, компенсационных доплат, надбавок, повышений и так далее. Вот всё это будет объединено понятием — «пенсионные выплаты», «пенсии», и эта пенсия впоследствии будет индексироваться. И это первое, и самое главное, что касается пенсионных прав сегодняшних пенсионеров.

Второе обстоятельство. Есть одна из серьезных проблем — это проблема работающих пенсионеров. Что по ним, какой вариант решений мы предлагаем? Мы предлагаем сегодня ту сумму средств, которую должен получать конкретный человек ежемесячно в виде пенсии и которая будет индексироваться по тем же самым правилам, которые существуют на сегодняшний день, ее превратить в сумму финансовых обязательств государства по отношению к этому человеку в течение всего периода нахождения данного конкретного человека на пенсии/

Для чего это делается? Нам очень важно в формулу расчета ввести такое понятие, как «период дожития». Зачем? Потому, что мы хотим восстановить тот же самый механизм, который существовал до 1990 года, — когда человек отрабатывал дополнительный год на пенсии, не получая пенсии, но оформив ее, и он получал за это прибавку. Вот это мы предполагаем делать посредством механизма сокращения размера периода расчетного, в течение которого человек будет находиться на пенсии. И очень несложные расчеты показывают, что если человек находится на пенсии дополнительный год или он является работающим пенсионером и он отказывается от получения пенсии, то в этом случае ежегодно только за счет этого размер пенсии будет увеличиваться у него на 6-7 процентов помимо индексации. Таким образом, для того чтобы сделать это, как нам кажется, более корректным, мы предлагаем это сделать через механизм формирования капитала пенсионера конкретного и определения периода, в течение которого он по нормативу должен будет эти суммы получать.

Третье обстоятельство — это перерасчет пенсионных прав. У нас сегодня основная масса населения, безусловно, работает, и пенсионные права они уже заработали. Даже человек, который отработал несколько лет, уже заработал часть пенсии по старому, по нынешнему законодательству. Что мы предлагаем сделать? Есть два подхода. Если первый подход, о котором я сейчас скажу и который мы, в общем, не поддерживаем, вам окажется как бы ближе, эмоционально ближе, мы можем его сохранить. В чем его смысл? Мы рассчитываем человеку, если он выходит на пенсию через два, три года, десять лет, до 1 января 2002 года пенсию по действующему сегодня законодательству и ее назначаем по этому законодательству. А с 1 января начинаем ее рассчитывать уже по другому законодательству со всеми снятыми ограничениями.

Есть другой механизм. Мы рассчитали для него пенсию, и это уже сумма имеющихся у нас обязательств. Давайте ее трансформируем, конвертируем в деньги. Например, 1005 рублей умножить на 17 лет, на 12 месяцев каждый, — вот уже наши начальные обязательства. И уже по отношению к ним человек дальше начинает накапливать или мы начинаем накапливать пенсионное обязательство по отношению к данному человеку. Это то, что мы называем конвертацией. Вот все вопросы конвертации пенсионных прав из старой системы в новую мы решаем по нынешнему, действующему сегодня законодательству, абсолютно здесь ничего не меняя и не видоизменяя.

И последний вопрос — индексация. Ежегодно мы будем производить индексацию обязательств перед сегодня работающими так же, как перед сегодняшними пенсионерами. У нас пенсия выросла на 25 процентов — наши обязательства по перечисленным нам средствам также возрастают против каждого человека на 25 процентов. И это даст возможность тогда, когда он уходит на пенсию, получить сумму не обесцененную, а сумму именно такую, которая эквивалентна размеру получаемых пенсий в этот период теми, кто сегодня на пенсии находится.

Мы ввели понятие «индексация раздельно базовой пенсии и страховой». Почему? Потому, что, я уже говорил вначале, базовая пенсия должна определяться в рамках рассмотрения закона о федеральном бюджете. И если вы сейчас посмотрите, какими темпами у вас росла минимальная заработная плата в течение последних лет, с 83 до 200, с 200 до 450 рублей, то вы поймете, что если такими темпом будет расти пенсия, то она будет индексироваться даже выше, чем рост заработной платы в стране для тех, кто работает. Поэтому этот механизм раздельной индексации тоже осмыслен, он тоже оправдан. Вот это те детали, о которых я не упомянул в своем докладе, но считал необходимым поставить вас в известность до того, как вы услышите альтернативный законопроект. Спасибо.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Спасибо. Присаживайтесь.
Немцов, пожалуйста. Потом — Ермакова

 

Фото Дмитрий Азаров. Коммерсантъ

 

Немцов Борис Ефимович, руководитель фракции «Союз Правых Сил»

Добрый день, уважаемые депутаты! Мы сегодня обсуждаем, я считаю, один из самых фундаментальных пакетов законов, который когда-либо рассматривала Государственная Дума. Речь идет фактически о судьбе всех российских граждан, от младенцев до глубоких стариков, именно поэтому, видимо, такой высокий политический накал был и вчера во время встречи с Президентом, где мы затрагивали эту тему, и сегодня на улице у нас здесь, перед входом в Государственную Думу. В мире существуют две системы пенсионного обеспечения.

Одна, которая была внедрена в Чили в 70-80-е годы, основывалась на том, что каждый рабочий, каждый служащий откладывал себе на пенсию вполне определенный процент от заработной платы, в Чили этот процент равнялся 10 процентам от заработной платы.

И есть так называемая европейская модель, или модель солидарности поколений, когда работающие отчисляют определенный процент от заработной платы, а эти деньги уже тратят для того, чтобы выплачивать пенсии пенсионерам. Вот эта вторая модель реализована в Российской Федерации и во многих европейских странах. Сейчас она у нас находится в глубоком кризисе.

Дело вот в чем. Когда рабочие отдают деньги для того, чтобы пенсионеры могли получать пенсии, то эта система хорошо работает, когда работающих много, а пенсионеров мало. Но дело в том, что в целом идет старение населения, в том числе и у нас в стране, и через 15-20 лет у нас на одного работающего будет один пенсионер. К счастью, к настоящему времени в Российской Федерации на двух работающих, приблизительно на двух работающих, приходится один пенсионер. Вот почему такая спешка, вот почему руководство страны, в том числе руководители Правительства, торопятся начать все-таки пенсионную реформу. Нам в каком-то смысле исторически повезло. Дело в том, что сейчас на пенсию выходят люди, которые родились во время войны, мужчины 41, 42, 43-го года рождения и женщины 44-го, 45-го года рождения выходят на пенсию. И поэтому в целом сложилась такая ситуация, причем это связано со Второй мировой войной, когда в течение пяти лет у России есть «окно», возможности для того, чтобы начать пенсионные преобразования. И я считаю, что тот факт, что Правительство вот этим занялось, занялось достаточно оперативно, он обнадеживает, это значит, что мы не упустим шанс.

Теперь, в чем, собственно, проблема? Что мы сейчас имеем? Сейчас мы имеем полную уравниловку. Вот не надо сравнивать никакие законы. Ответ такой: сколько бы ты ни работал, всё равно пенсия у тебя будет такая же, как у бездельника. Она отличаться будет на 10, 15, 20 процентов, но это уже детали. Это вызывает крайнее возмущение у пенсионеров и у тех, кто подходит к пенсионному возрасту. Они говорят: «Мы отдали здоровье, мы в самые тяжелые годы помогали и своим предприятиям, и своим семьям для того, чтобы поднять экономику, а в результате мы получаем такую же пенсию, как те, кто ничего не делал».

Уйти от уравниловки — одна из ключевых задач законопроектов, которые рассматриваются.

Второй момент. Не секрет, что очень мало кто на предприятиях открыто заявляет о реальной заработной плате. Потому что твоя пенсия все равно от той зарплаты, которую ты получаешь, никак не зависит. И это тоже плохо, это создает условия для теневой экономики, это создает условия для сокрытия налогов. И как следствие, пенсионеры становятся самыми обездоленными гражданами нашей страны. Мы считаем, что сейчас необходимо как раз начать тот процесс преобразования, о котором начал говорить председатель правления Пенсионного фонда.

И я хотел бы сказать о задачах, которые решают все законопроекты, вместе взятые. Этих задач четыре. Первое. Надо уйти от уравниловки. С этим, по-моему, все согласны. И левые, и правые, и центристы — все считают, что это крайне несправедливо.

Второе. Необходимо уйти от той теневой экономики, в которой сейчас находится огромное количество предприятий, укрываясь в том числе от уплаты в Пенсионный фонд и в другие социальные фонды платежей с заработной платы.

Третье. Необходимо, наконец, в стране найти инвестиционный ресурс, который мог бы действительно содействовать экономическому развитию страны.

И наконец, последнее и, может быть, самое главное. Все эти процедуры должны привести к росту пенсий в среднем и в частности.

Теперь, что самое главное предлагается? Предлагается фактически перейти на смешанную систему, то есть сохранить систему солидарности поколений, сохранить систему, при которой определенный процент от заработной платы выплачивается ныне существующим пенсионерам, одновременно с этим учитывать заработную плату и стаж работников, с тем чтобы уйти от уравниловки. И кроме того, предлагается ввести те элементы пенсионной системы, которые были внедрены впервые в Чили, то есть предлагается каждому человеку отчислять на его собственный пенсионный счет определенный процент. Планируется, что в 2005-2006 годах этот процент будет равен 6. И каждый человек будет иметь пенсионную книжку, такую же, как сберегательная книжка, и на эту пенсионную книжку будут начисляться определенные деньги.

Теперь, что в этой ситуации беспокоит людей. В этой ситуации людей беспокоит всего один вопрос: «А нас не обманут в очередной раз? Вот мы будем откладывать, откладывать, откладывать, откладывать, а потом придет Мавроди — и в конце концов мы лишимся всех сбережений». Безусловно, это самый серьезный и самый главный вопрос. К великому сожалению, на летней сессии мы этот вопрос обсуждать не будем, но я считаю его наиболее принципиальным, то есть должен быть осуществлен общественный, какой угодно, экономический, политический контроль за теми многомиллиардными суммами денег, которые ежегодно будут скапливаться. О каких деньгах идет речь? Если темпы реформ будут предусмотрены такие, как обсуждалось у нас на Национальном пенсионном совете, то уже через десять — пятнадцать лет наши граждане будут иметь на своих пенсионных счетах, если в долларах, около 50 миллиардов долларов США. Фантастические деньги! Это больше, чем российский бюджет. И безусловно, граждане беспокоятся о том, что будет с их сбережениями. Поэтому ключевой и фундаментальный закон, который мы не рассматриваем, — это закон о порядке инвестирования этих денег. И здесь государство и Государственная Дума должны сделать все для того, чтобы гарантировать те сбережения, которые люди себе на старость откладывают.

Здесь выбор такой: либо мы говорим, что главное — это спасти сбережения; либо, как некоторые политики в России утверждают, мы эти деньги должны потратить на подъем российской экономики, которая работает, как известно, по-разному. Я считаю, что патриотично было бы сказать: неважно, к какой партии принадлежат те или иные политики, главный элемент патриотизма — это сохранение сбережений людей. Если для этого надо будет вкладывать деньги в том числе и за рубеж — хорошо, лишь бы они сохранились. Главное — сохранить деньги.

Теперь по поводу контроля. Я считаю (и в этом отличие нашего законопроекта от президентских), что необходимо создать специальный орган исполнительной власти — единую пенсионную службу, которая контролировала бы в том числе и государственный пенсионный фонд, особенно в части пенсионных накоплений, с которыми мы столкнемся буквально через несколько лет и где у нас нет надлежащего опыта, но где есть огромная опасность, что деньги могут быть использованы не по целевому назначению. Мы считаем, что создание этого органа исполнительной власти, работа которого может регулироваться и федеральным законом, и указом Президента, это не имеет значения, — это базовый элемент законопроекта, который мы предлагаем, в отличие от законопроекта президентского.

И еще один момент. Мы считаем, что все граждане нашей страны имеют право самостоятельно выбрать институты, где они будут открывать свои пенсионные книжки и где они будут иметь свои пенсионные накопления. Мы обязаны просто создать конкуренцию на рынке пенсионных услуг. Естественно, эти пенсионные фонды, негосударственные пенсионные фонды, должны получать специальное разрешение, специальную лицензию, для своей работы, но они должны составлять конкуренцию государственному пенсионному фонду. Это выгодно в первую очередь народу. И народ сам выберет, где ему открыть свой счет.
Если он хочет в государственном пенсионном фонде — пусть открывает в государственном пенсионном фонде, если он хочет в частном — пусть открывает в частном.

В чем задача единой пенсионной системы? Задача состоит в том, чтобы контролировать деятельность каждой из этих организаций и проверять в том числе финансовое прохождение многомиллиардных сумм. Я убежден, что сегодня обсуждается лишь концепция. Безусловно, есть масса замечаний, есть они и у нашей фракции. Мы, например, считаем, что было бы правильно начать пенсионную реформу с себя, я имею в виду — с депутатов Госдумы. Например, отказаться от тех пенсий запредельных, которые есть у депутатов Государственной Думы. Это бы к нам гораздо больше симпатии вызвало, чем абстрактное обсуждение пенсионной реформы. Думаю, что можно то же самое сделать и в отношении федеральных чиновников, речь о которых идет в одном из пенсионных законов. Но так или иначе нам представляется, что принятие концептуально в первом чтении законопроектов, предложенных Президентом, и, естественно, нашего законопроекта было бы правильным шагом. Осенью, безусловно, мы доработали бы и подготовили бы соответствующие поправки. И я думаю, что совместными усилиями мы могли бы создать мощнейший стимул не только для экономического роста, но и для социальной защиты пожилых людей.


Немцов Б. Е.
Уважаемые депутаты, я предлагаю немедленно начать голосовать. Все уже, по-моему, определились. Могу только сказать, что, голосуя за наш закон, вы голосуете за возможность контроля за деятельностью пенсионных фондов, как государственного, так и негосударственных. Это принципиальный момент. И еще один момент. Мы, голосуя сегодня за этот закон, вводим фактически смешанную пенсионную систему, без которой вообще невозможно будет обеспечить пенсионеров в будущем мало-мальски приличной пенсией. Так что если мы эту возможность упускаем, то я вообще не представляю, как дальше будут выплачиваться пенсии — через пять или через десять лет. Наша фракция приняла решение голосовать, естественно, за наш законопроект, большинство депутатов проголосуют за президентский законопроект. Спасибо.

Стенограмма заседания здесь

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.