Открытое письмо главе ЦИК от Ирины Ясиной

15.06.2020
Общество. Конституция

Новая газета
«Элла! Я наберусь смелости и буду звать тебя на ты»

Открытое письмо главе ЦИК от Ирины Ясиной
Автор Ирина Ясина
11 июня 2020

Еще пару лет назад, если бы я писала тебе поздравительную открытку на день рождения, я бы точно знала, как к тебе обратиться. Дорогая Элла. Или «Уважаемая Элла Александровна». Это если бы я заробела и решила, что ты теперь большой начальник и забыла прежние доверительные отношения. Хотя, когда мы общались и почти дружили, ты всегда была большим начальником. Однако, хватит предисловий.

Элла! Я наберусь смелости и буду звать тебя на «ты», как когда-то ты мне сама предложила.

До того момента, как ты позвала меня в начале 2009 года стать членом Совета по правам человека и развитию институтов гражданского общества, лично знакомы мы не были. Я, конечно, хорошо знала по ТВ и прессе яркую блондинку, сначала министра в правительстве Гайдара, потом даже кандидата в президенты. Ты, наверное, тоже обо мне слышала, если позвала в Совет, главой которого являлась. Золотое было время! Ты была так убедительна, когда предлагала работать вместе. Ты заставила меня поверить в благие намерения президента Медведева, хотя после «дела ЮКОСа», за развитием которого я наблюдала изнутри компании, иллюзий относительно вектора развития нашей страны у меня было мало.

Но как звучали твои слова! Мы сможем, надо только попробовать, он полон энергии, он совсем другой человек, у нас обязательно получится!

И мы пробовали, мы поднимали острые вопросы, мы собирали информацию. И надеялись, и верили в успех.

Получалось немногое. Но получалось, хотя перечислить тех, кого удалось вырвать из лап «системы», можно по пальцам. А потом ты ушла. Я даже знала от тебя самой, поскольку отношения у нас были, повторюсь, доверительными, что тебя не устраивали бесконечные козни Суркова. Ему был нужен более сговорчивый человек, ибо времена менялись. Ты не рассказывала подробностей, но по лицу можно было прочитать многие тревоги и сомнения.

epa01697816 Ella Panfilova (L), Chairperson of the President’s Human Rights Committee gestures speaking with Irina Yasina (R), Deputy Head of the Board of Directors of Open Russia during a session of the presidential council to support the development of civil society institutions and human rights in the Moscow Kremlin, Russia, 15 April 2009. There are ‘a large number’ of situations in which the activities of non-governmental organizations (NGOs) in Russia are restricted groundlessly, President Dmitry Medvedev said. EPA/SERGEI ILNITSKY POOL Элла Памфилова и Ирина Ясина на заседании СПЧ, апрель 2009 года. Фото: EPA


Вместо тебя Сурков нашел Михаила Федотова, который сразу же принял должность в администрации Президента. У тебя офис был не на Старой площади. Помнишь, как назывался тот переулок на Миуссах, рядом с Тверской? Честно скажу, когда в конце 2011 года я подбила Светлану Сорокину громко выйти из членов Совета в знак протеста против махинаций с подсчетом голосов на парламентских выборах, мне было просто это сделать. Твой пример освещал нам путь. От тебя, из твоего Совета уйти было бы намного трудней. А Федотов? При всем уважении, государственный чиновник, не более.

Потом ты позвала меня в Экспертный совет при некой Комиссии по распределению грантов для НКО при некоем президентском фонде. Времена становились жёстче и жёстче. Зарубежное финансирование связывалось со статусом иностранного агента, отечественные спонсоры не размножались, а наоборот скукоживались. Но ты умудрялась сохранять хоть какой-то баланс.

За тебя по-прежнему не было стыдно. И быть экспертом при тебе тоже не было стыдно.

Когда ты стала Уполномоченной по правам человека, мы общаться перестали. Я понимала и про объём задач, и про нехватку времени, и про то, что при всём при том тебе наверняка хотелось оставаться красивой женщиной. Что тоже требовало времени.

А потом Центризбирком. Я одна была полна надежд, что наконец-то этот символ лжи обретёт человеческое лицо? Думаю, что нет. Когда после московских протестов прошлого лета к тебе обращались сотни людей, они все верили той красивой блондинке с хорошей репутацией борца за права человека.

Как же мы все обломались!

Что произошло? Когда произошло? Да, я знаю, люди меняются по ходу жизни. Я сама изменилась очень сильно. Я стала мягче, стала рассуждать о людях не с юношеской манихейской прямотой «свой — чужой», стала искать объяснения тех причин, которые заставляли бы того или иного человека поступить именно так, а не иначе. Думая о тебе, я теряюсь. Конечно, я не имею права никого судить. Но у меня много свободного времени. Собственно, кроме головы в моём теле мало что работает. Я сижу в своём инвалидном кресле, много читаю и много думаю.

Прости, я никак не могу понять, что заставило тебя так измениться?

Это ж какой силы должен быть аппарат убеждения, чтобы умный, опытный человек поверил, что 1 июля мы все должны проголосовать за сохранение русского языка, а не за монархическое, пожизненное правление первого лица?

Ирина Ясина. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Не понимаю, каким образом ты, а я знала тебя убеждённой сторонницей демократии, так рьяно стала отстаивать ценности абсолютной монархии образца позднего средневековья?

Что должно было произойти, чтобы на старости лет?..

У братьев Стругацких в «Граде обреченном» есть такой пассаж. Цитирую по памяти, поскольку в последнее время слушаю аудиокниги, а не читаю. Руки страницы разучились переворачивать. Так вот, задаётся вопрос — зачем в царстве Абсолютного Зла нам оставлена внутренняя свобода?

Я для себя ответила: внутренняя свобода позволяет сохранять чувство собственного достоинства. В нашей стране оно в огромном дефиците. История веков свидетельствует, как выбивали из наших предков это самое чувство собственного достоинства.

И вот ты стала одной из тех, кто продолжает выбивать его из наших детей, наших внуков.

А без него, без чувства собственного достоинства обыкновенного человека, у нашей Родины плохие перспективы. Увы.
Novayagazeta

Спасибо, что прочли до конца

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.