Немцов об изменениях избирательного закона

21.03.2021
Интервью с Немцовым
Январь 1998 года

Радио Свобода
Выборы – 98. Интервью с Борисом Немцовым
Ведущий Михаил Соколов
Немцов — первый вице-премьер
22 января 1998 года

18 января в выборах президента Северной Осетии – Алании участвовало 70 процентов избирателей. Победу, получив 77 процентов голосов, одержал депутат ГД России Александр Дзасохов, в прошлом секретарь местного обкома, член последнего политбюро ЦК КПСС. Другой бывший секретарь обкома и первый осетинский президент Ахсарбек Галазов получил лишь 9.5 процентов голосов. Дзасохов победил не только благодаря поддержке коммунистов и репутации честного человека, но и потому, что народ понял: галазовская футбольно-водочная модель экономики себя исчерпала, считает наш корреспондент во Владикавказе Олег Усов. Экономические же реформы возможны лишь при поддержке Москвы, на которую надеются, так как знают о связях Александра Дзасохова в столице.

Дзасохов: Я хочу, чтобы сегодня из Осетии, из Владикавказа в Москве услышали, что мы сделаем все возможное для того, чтобы подтвердить, что мы являемся частью юга России.

Соколов: Новый лидер Северной Осетии собирается вернуть доверие к государственной власти и активно заняться миротворческой деятельностью, вести диалог с Ингушетией и Чечней.

Выборы нового состава ГД России состоятся в декабре 1999 года. Но уже сейчас идет борьба за изменение избирательного закона. Как же избирать нижнюю палату Федерального собрания? Депутаты хотят сохранить нынешнюю смешанную систему – по спискам и округам. Президент – за мажоритарную систему. Его окружение говорит даже о возможности проведения референдума по этому вопросу. Первый вице-премьер Борис Немцов – за выборы депутатов только по территориальным округам.

Немцов: Я считаю, что это хорошая идея. У нас народ все-таки любит смотреть в глаза своим кандидатам. Когда партийные списки, то в лучшем случае люди знают первых трех на вершине, а, как правило, знают только одного. Не понятно, кто в этом списке вообще и по какому принципу список формировался.
Тем не менее, есть масса догадок, что там есть и криминальный мир в списке, и за деньги люди встают в очередь, причем за довольно значительные деньги. Это все, конечно же, не допустимо. Для России такая практика партийных выборов не имеет устойчивой основы в обществе. Так что выборы по индивидуальному принципу, мне кажется, это нормальное дело. Другое дело, что в Думе прохождение этого закона крайне мало вероятно. Я бы сказал, что вероятность прохождения такого проекта через Думу равна нулю. Что касается референдума, может быть, и неплохая идея. Хотя, откровенно говоря, жалко денег на проведение референдума. Много денег потребуется.

Соколов: Видите ли вы преимущество все-таки некоторое у пропорциональной системы, против которой выступает президент? В парламенте ведь будут тогда коммунисты, бандиты и представители региональных партий власти, что-то вроде Совета Федерации с коммунистической фракцией.

Немцов: Я бы не стал так говорить. Что уж если будут действительно выбирать конкретного человека, то выберут бандита? Откровенно говоря, я не знаю ни одного депутата, который бы был избран самостоятельно и был бы одновременно еще и бандитом.

Соколов: В Красноярске, например.

Немцов: Нет, я имею в виду ГД, а не Красноярскую краевую думу, о которой вы сейчас сказали. Там, действительно, случай из ряда вон выходящий. Народ за бандитов не очень голосует. Вряд ли будет голосовать. С другой стороны, появление бандитов гораздо более вероятно, если они в каком-то списке, о котором никто ничего не знает. Просто никто ничего не знает, кого хочешь, того и включаешь. И наконец, в отношении коммунистов, вот выборы региональные проводились все-таки без мажоритарной системы, как правило. Они показали, что коммунисты не победили в прошлом году и вряд ли когда-нибудь победят. А вообще, их представительство абсолютно однозначно пропорционально числу бедных. Вот если бедных в стране сегодня где-то около 30 миллионов человек – 20 процентов, то столько же и коммунистов. Если бедных будет 10 процентов, то будет 10 процентов коммунистов, и так далее.

Поэтому наша главная задача – это борьба с бедностью. Чем меньше бедных, тем меньше коммунистов.

Соколов: А региональные партии власти – партия Росселя, партия Лужкова?

Немцов: Есть партия чиновничества, партия руководителей предприятий. Она, действительно, имеет больше шансов при таком раскладе. Но я не считаю, что это самый худший вариант.

Соколов: Это было мнение первого вице-премьера Бориса Немцова.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.