Перейти к содержимому

Немцов: «Быстрой победы над Путиным не будет»

01.12.2021
Немцов. Интервью
Немцов. Видео
Политвестник. Февраль 2013 года

НЕМЦОВ:
Здесь мое интервью Политвестнику про Сочинскую Олимпиаду, зарплаты силовикам и учителям, акции протеста и про когда не будет Путина.

«Путин теряет популярность, выборы фальсифицированы, он решил больше на большинство путинское не опираться, поскольку такого большинства больше не существует. Он сделал ставку на полицейские дубинки, на репрессии, на спецслужбы.
И если посмотреть, например, на бюджет, который Путин принимает, то этот бюджет типично такой чекистско-полицейский. Ну, например, самая главная статья расходов в этом бюджете – это расходы на спецслужбы, астрономические суммы Путин тратит из бюджета, более 2 трлн рублей, это расходы на армию, тоже более 2 трлн.

А что касается расходов на здравоохранение, образование, социальные программы, то эти расходы абсолютно нагло и бесцеремонно сокращаются».

О создании «Росфинагентства», как операции прикрытия воровства бюджетных средств; о масштабных хищениях при подготовке к Сочинской Олимпиаде; о грядущем визите в СК и неизбежной долгой борьбе с путинизмом говорит политик Борис Немцов.
Смотрите большое интервью Politvestnik.tv

Борис Немцов: «Быстрой победы над Путиным не будет»
журналист: Саша Сотник
съёмка и монтаж: Дмитрий Мелёхин
(с) PoliTVestnik.tv, 2013


РАСШИФРОВКА:

СОТНИК: Здравствуйте, и позвольте разжечь. Сегодня мы беседуем с сопредседателем РПР-Парнас и членом Координационного совета оппозиции, политиком Борисом Немцовым.
Здравствуйте, Борис Ефимович.

НЕМЦОВ: Здравствуйте.

СОТНИК: Давно мы к вам хотели заглянуть, ну вот, наконец-то. Надеюсь, что, все-таки, будем чаще встречаться, да?

НЕМЦОВ: Ну, я вас давно ждал. Вы как-то скромничали, чего-то не приходили.

СОТНИК: Вот первый вопрос такой: в каком состоянии умы в Кремле, у вас есть какая-то информация из этого ящика Пандоры?

НЕМЦОВ: Ну, во-первых, я в Кремле не был даже уже не помню, сколько, по-моему, 10 лет.

СОТНИК: Не пускают?

НЕМЦОВ: Да я, собственно, и не рвусь туда особо. Последний раз я в Кремле был в 2003 году. В 2003 году, когда были выборы в Государственную Думу, я тогда возглавлял Союз правых сил, и, собственно, список на выборах, и с тех пор я в Кремле не был. Честно говоря, и не очень сожалею по этому поводу. Но на самом деле, ситуация в Кремле, она более-менее понятна, для этого не обязательно туда ходить. Понятно, что вот четвертый срок Путина – это такая махровая реакция…

СОТНИК: Именно четвертый срок?

НЕМЦОВ: Четвертый, да. Ну, не считать же пребывание номинального президента Медведева сроком Медведева, правильно?
Путин теряет популярность, выборы фальсифицированы, он решил больше на большинство путинское не опираться, поскольку такого большинства больше не существует. Он сделал ставку на полицейские дубинки, на репрессии, на спецслужбы.
И если посмотреть, например, на бюджет, который Путин принимает, то этот бюджет типично такой чекистско-полицейский. Ну, например, самая главная статья расходов в этом бюджете – это расходы на спецслужбы, астрономические суммы Путин тратит из бюджета, более 2 трлн рублей, это расходы на армию, тоже более 2 трлн.

А что касается расходов на здравоохранение, образование, социальные программы, то эти расходы абсолютно нагло и бесцеремонно сокращаются.

Вот бюджет 3-летний, который они недавно приняли, эта его ручная, холуйская Дума, предполагает сокращение расходов на образование и здравоохранение на сотни миллиардов рублей. То есть, приоритет Путина понятен – человек никакого значения не имеет, главное – личная власть, главный приоритет – это спецслужбы.
Дальше, если смотреть на зарплаты – дикий рост зарплат Следственному комитету, Следственный комитет в этом году… рост зарплат почти в три раза, я подчеркиваю, почти в три раза. До этого было повышение зарплат военнослужащим, ну, так скажем, от капитана до майора уже больше 100 тыс. рублей зарплата. При этом реальные заработные платы учителей и врачей, работников детских садов, социальных учреждений, реальные заработные платы сокращаются, то есть они не успевают за инфляцией. Вот, собственно, и все, то есть все из его финансовой политики, из его законодательной политики и следует.

Будут цепляться за власть любой ценой, буду защищать миллиарды, которые контролирует такой мой кооператив «Озеро», расширенный кооператив «Озеро», куда, наряду с известными членами кооператива – Ковальчуками, там, разными другими людьми, еще и входят люди типа Тимченко, братьев Ротенбергов и так далее, буду защищать интересы дружественных олигархов, таких, как Абрамович, Дерипаска, буду им помогать…
Кстати, вот сейчас большой скандал по поводу управления Стабфондом…

СОТНИК: Вот я и хотел узнать, потому что ходят такие слухи, что создание Росфинагентства – это не что иное, как попытка умыкнуть весь бюджет страны, точнее, Стабфонд умыкнуть, и еще Фонд национального благосостояния…

НЕМЦОВ: Ну, это, на самом деле, да… Сейчас Фонд национального благосостояния и все остальные фонды объединены в один, сумма эта астрономическая, это 150 млрд долларов. В первом чтении принят закон, согласно которому управление этими огромными народными деньгами передается в Открытое акционерное общество, и, собственно, то, что они там украдут деньги, у меня особых сомнений нет по той простой причине, что в законе (я его внимательно прочитал) предусматривается всякое отсутствие контроля со стороны общества. То есть вообще никакого контроля за этими деньгами нет.

СОТНИК: Это же будет коммерческое использование?

НЕМЦОВ: Это будет… Это будет… В принципе, стабилизационные фонды управляются коммерческим образом во многих странах, которые производят нефть и газ. Есть большие управляющие компании в Норвегии, есть компании в Саудовской Аравии, есть компании в Кувейте, по-моему, даже в Венесуэле есть такие компании, но там, где общество имеет возможность контролировать вложение средств, куда инвестируются эти деньги, там воровство либо отсутствует, либо минимально.

В путинской России стиль закрытый, информация о том, куда идут деньги, кому идут деньги, она отсутствует, а любая закрытость, в данном случае, это воровство. Ну, сами понимаете, даже если они украдут 1% от этих 150 млрд долларов – это полтора млрд долларов, это астрономические деньги. Но 1%, честно говоря, это не тот процент, который как-то с Путиным связан.

СОТНИК: Вот сегодня, например, стало известно о том, что Сочи уже будут стоить 1,5 трлн рублей!

НЕМЦОВ: Александр, вы просто классику не читаете, не читаете мои доклады. О том, что Сочи будет стоить 1,5 трлн рублей, я писал много-много раз, в том числе и в докладе «Сочи и Олимпиада» говорилось о том, что это астрономические расходы. Я по поводу Сочи, как уроженец этого города, могу вам рассказать много. Значит, это будет XXII Олимпиада.

СОТНИК: Из Арктики будут на лопатах таскать снег за такие деньги?

НЕМЦОВ: Сейчас вам… Это XXII Олимпиада, I Олимпиада, Зимняя Олимпиада была во Франции в 1924 году, вот сейчас XXII Олимпиада. Расчеты, которые я сделал, показывают, что цена Сочинской Олимпиады больше, чем цена всех Олимпиад, вместе взятых.

СОТНИК: Богатые мы люди.

НЕМЦОВ: Просто всех Олимпиад, вместе взятых! То есть, вот, 21 Олимпиада стоили вместе дешевле, чем Сочинская. Обычная цена Олимпиады зимней, ну, например, в Ванкувере в Канаде была Олимпиада перед этим, вы знаете, она стоила около двух млрд долларов. До этого были Олимпиады в Солт-Лейк-Сити в Соединенных Штатах, были в Лиллехаммере в Норвегии, в Турине в Италии.

Цена всех зимних Олимпиад примерно одна и та же, это около двух млрд, около двух млрд долларов или евро, в зависимости от того, в какой зоне, собственно, Олимпиада проходит. Путинская Олимпиада будет стоить больше 50 млрд долларов, о чем, кстати, вот сейчас стало известно, уже публично. Хотя я должен сказать, что Путин, начиная с 2009 года засекретил данные о финансировании Олимпиады, этих данных не было, и появление этой цифры, это, в общем, такая микросенсация.

Теперь, что, собственно, происходит. Ну, глобальная сначала вещь. Первое: Россия зимняя страна, мы с вами это знаем, мы с вами зимой, собственно, эту запись делаем. Вот, очень трудно найти на карте России место, где никогда не бывает снега.

СОТНИК: Ну, это… Эксперимент – заморозить субтропики.

НЕМЦОВ: Путин нашел это место. Это не просто самое теплое место в России, это самое теплое место в Сочи. Вот в моем родном городе Сочи тоже есть разные климатические условия, так вот, Имеретинская низменность, где будут построены стадионы, Имеретинская низменность – это самое теплое место Сочи, выше, чем в центре города, температура среднегодовая на шесть градусов. Там никогда не бывает снега. Так вот, Путин выбрал место проведения зимней Олимпиады в зимней стране Россия там, где снега никогда не бывает, это последний субтропический курорт нашей страны, а именно, Сочи.

Второе: там будет построено большое количество стадионов, трасс и так далее и тому подобное, и будет возможность зрителям за всеми этими мероприятиями, соревнованиями следить. Всего 250 тыс. посадочных мест. Могу вам сказать, что население Сочи, Большого Сочи, то есть от Адлера до Лазаревского, население Сочи меньше полумиллиона, и никогда, никогда, кроме Олимпиады эти места не будут заполнены. Это значит, что эти сооружения придут в негодность, потому что их надо поддерживать, как поддерживать – непонятно.

Дальше. Сама Имеретинская низменность – это пойма реки Мзымта, это болото. Это болото, где нет дна. Геологоразведка, которая там была, показала, что твердого грунта нет на глубине даже 100 метров. Строить там сооружения путинские, вот эти вот дворцы и так далее, а там центральная будет арена и ледовые дворцы, где будут играть в хоккей, фигурное катание проходить, – строить там дворцы нельзя.

СОТНИК: Это же опасно просто.

НЕМЦОВ: Там все провалится. Более того, сейчас строители, которые это делают, понимают, что там все разрушится и так далее и тому подобное. Дальше, у нас дикий дефицит спортивных сооружений, и зимних в том числе, по всей России. В Сочи никогда зимние виды спорта не культивировались, вы не знаете ни одного хоккеиста из города Сочи, вы не знаете ни одного конькобежца из города Сочи, вы не знаете ни одного биатлониста из города Сочи, вы не знаете ни одного лыжника, но не горного, в городе Сочи.

СОТНИК: В общем, я стою на асфальте, ноги в лыже одной…

НЕМЦОВ: Да, да. Теперь смотрите, что будет: пройдет 2014 год, февраль, дальше что с этими сооружениями делать? Очевидно, что они не будут использоваться. И все эти сотни миллиардов, я подчеркиваю, сотни миллиардов выброшены на ветер. Рассказ Путина о том, что он перенесет все эти сооружения в другие места, в Ханты-Мансийск, там, в Тюмень, в Киров, в Нижний Новгород и так далее – это обман. Перенести тяжелые сооружения (а это тяжелые сооружения, потому что это бетон, это мощные охладительные установки, рефрижераторы и так далее и тому подобное, которые вмонтированы, собственно, в фундаменты), перенести их нельзя. Он врет. Таким образом, это все одноразового использования сооружения стоимостью, как я уже сказал, 1,5 трлн рублей и даже выше.

Что там главное, главное там запредельное, конечно, воровство. Ну вот, я вам пример приведу: дорога Адлер – Красная поляна. Эта дорога длиной 45 км, эта дорога построена силами «Российских железных дорог», стоимость дороги – 260 млрд рублей, 1 км дороги – около 200 млн долларов США. 1 км дороги. Эта дорога является таким бесконечным 45-километровым мостом и большим количеством тоннелей, и это мост не поперек реки, а вдоль. Я хочу вам сказать, вот просто вы можете взять фотографии для… ну, если вы там будете делать фильм, то вы можете просто увидеть: вот течет река, и вдоль реки построена дорога, мост. Уже умники сосчитали, что можно дорогу было сделать из тонкого слоя золота, либо из толстого слоя черной икры, она бы была, собственно, такая же по цене.

СОТНИК: Борис, я думаю, что с этой темой, в общем-то, понятно. Тут другая тема уже наплывает: дело в том, что вас вызвали в Следственный комитет, насколько известно.

НЕМЦОВ: Но не поводу Сочинской Олимпиады. Я просто вам скажу, первое там – коррупционная составляющая, второе – это участие преступного мира в контроле за стройкой. Вот, убитый недавно Дед Хасан, он был как раз смотрящим за сочинскими стройками. Его люди находятся в администрации Краснодарского края у Ткачева, его люди находятся в мэрии города Сочи у мэра Пахомова, которые ему напрямую просто подчинялись, и поэтому, помимо традиционных распилов и откатов, еще надо было платить вот этим бандитам, которые, собственно, крышеванием всей этой истории занимались.

Конечно, это все гигантская афера, конечно, это все преступление, конечно же, это ни в какое сравнение с шалостями Хрущева, который хотел кукурузу за Полярным кругом сеять, все над ним смеялись, «Никита-кукурузник» и так далее, это все мелкие шалости по сравнению с той запредельной путинской аферой, которую он собирается в 14-м году всему миру показать.
Теперь по поводу Следственного комитета.

СОТНИК: Давайте, все-таки, задам вопрос.

НЕМЦОВ: Да.

СОТНИК: Вот, вас вызывают в Следственный комитет по поводу 6 мая, или по поводу «Кировлеса», Навального, или все вместе?

НЕМЦОВ: Меня вызывают в Следственный комитет на сей раз по поводу дела Навального и партии Союз Правых Сил. Речь идет о выборах 2007 года, когда я, кстати, не был уже руководителем партии, и вообще непонятно в этой связи, почему меня вызывают, но это бог с ними. По версии следствия, Навальный украл, там, десятки, сотни миллионов рублей, будучи подрядчиком кампании Союза Правых Сил, предвыборной кампании, и занимаясь рекламой наружной. Самое интересное в этой истории состоит в том, что потерпевших в этой истории нет. Н руководитель партии тогда Белых, ни какие-то члены партии, ни Политсовет партии не подавали никакие иски к Навальному…

СОТНИК: Претензий к Алексею нет?

НЕМЦОВ: Претензий к Алексею нет, нет ни одного заявления потерпевшего, а дело есть.

СОТНИК: Это как?

НЕМЦОВ: Это вот… не знаю, как. Это вот у Бастрыкина спросите или у Маркина, но вот меня… Это так вот, что нет потерпевших, нет заявлений, нет обращений, нет никаких претензий ни у кого к Навальному, а уголовное дело факту хищения средств партии – есть. Как это объяснить, я не знаю. Единственное объяснение такое: это сфабрикованное политическое дело, политическая задача, поставленная Путиным – любой ценой дискредитировать оппозицию и ее лидеров и постараться Навального посадить. Вокруг него, я не знаю, уже сколько дел, я уже сбился со счету, ну, там, явно четыре или пять, или неизвестно сколько, все эти дела абсолютно вымышленные, все они сфабрикованные, все они абсурдные, но, тем не менее, следственные органы очень активно и прямо пытаются Навального вот так вот дискредитировать и посадить.
Одновременно с этим Следственный комитет покрывает преступников, вот меня вызывают 5-го числа, то есть во вторник, 5 февраля, и во вторник 5 февраля у меня суд с Бастрыкиным, причем Хамовнический суд с известной судьей Сыровой, знаменитой «Пусси Райот». Это уже третье заседание суда. О чем речь? Речь идет о деле о прослушке. Вы помните, что желтое издание «Life News» опубликовало мои телефонные разговоры, это грубейшее нарушение Конституции, это нарушение 137-й, 138-й статьи Уголовного кодекса, публикация телефонных разговоров является преступлением, по нему, согласно российскому Уголовному кодексу Габреляновы, которые, собственно, управляют «Life News», должны сидеть в тюрьме до 4 лет.

СОТНИК: Вам известно, кто вас прослушивал?

НЕМЦОВ: Ну, у меня на 99,9% есть предположение, что это делало ФСБ и подразделение по борьбе с экстремизмом, а «Life News» – это их подразделение, то есть они с ними работают.

СОТНИК: Дочерняя фирма.

НЕМЦОВ: Дочерняя фирма, да. Ну, она напрямую, там, на Кремль замкнуты, они не являются средством массовой информации, это известно, они обсуживают интересы правящей группировки. Но преступлением является обнародование телефонных разговоров, даже не сам факт добычи информации о наших разговорах телефонных, но обнародование тоже преступление. Следственный комитет бездействует по этому вопросу. То есть они пытаются это дело как-то так, под сукно засунуть, сделать вид, что ничего не происходит. Они вызывали, кстати, на допрос Габреляновых, причем несколько раз, и должен вам сказать, что после того, как Габрелянова следователь Савельев Денис вызвал на допрос, после этого следователя Савельева отстранили от дела, дело передали в Северо-Восточный округ Москвы, и оно там исчезло.
Значит, суд мой с Бастрыкиным состоит в том, чтобы принудить Следственный комитет не покрывать преступников, а расследовать преступление. Я так понимаю, что есть Следственный комитет, стоит ровно одна задача – это любой ценой попытаться пересажать лидеров оппозиции.

СОТНИК: Борис, понятно, что путинизм не вечен, когда-нибудь это всё закончится, хотелось бы, конечно, скорее. Но, тем не менее, Координационный Совет оппозиции готовит какую-либо «дорожную карту» перехода от этой системы к какой-то нормальной, цивилизованной?

НЕМЦОВ: Ну, это важнейшая часть нашей работы, должен сказать, что мы в самом начале пути. Есть один документ, это «Манифест свободной России», который был принят на грандиозном митинге 12 июня, в День России прошлого года, в 12-м году. И там элементы «дорожной карты» в том документе были, в том числе и изменения, которые необходимо внести в Конституцию: это резкое сокращение полномочий президента, это сокращение срока пребывания во власти с 6 лет до 4 лет, это невозможность занимать должность президента более 2-х раз, это передача права формировать правительство от президента к парламенту, это, собственно, право парламента на парламентские расследования, в том числе антикоррупционные, это возвращение выборов и губернаторов, и мэров…

СОТНИК: Независимые СМИ не предполагают <нрзб.>

НЕМЦОВ: Дело в том, что в Конституции есть 29 статья, которая грубым образом нарушается, а она про независимые СМИ, что цензура запрещается. Поэтому тут, скорее, речь идет не о поправках к Конституции, а о выполнении Конституции, которая растоптана.
Поэтому то, что нужно изменить Конституцию – раз, это очевидно. Второе – то, что нужно отправить Чурова в отставку и расследовать всю деятельность его и его бригады по фальсификациям – два, то, что нужно изменить порядок формирования избирательных комиссий, включив в их состав представителей партий, которые участвуют в выборах, и запретить участвовать чиновникам в избирательных комиссиях. То, что очевидно для выборов необходимо свободная пресса и отмена цензуры – это тоже очевидно.

СОТНИК: А люстрация предполагается в «дорожной карте»?

НЕМЦОВ: Ну, я могу свою точку зрения сказать.

СОТНИК: Да, пожалуйста.

НЕМЦОВ: Я считаю, что лица, причастные к репрессиям, к нарушениям прав людей, к фальсификациям, если они не влекли с собой уголовного какого-то наказания, они не имеют права занимать государственные должности. Это я так считаю. Что касается остальных членов Координационного Совета, это надо спрашивать, там есть разные точки зрения, но моя точка зрения вот такая.

СОТНИК: Вопрос, на самом деле, был не праздный, а такой… Я так, по осевой зашел. Со многими людьми разговаривал, мне говорят всегда по поводу вас одно и то же: «Да он был уже во власти, уже замазан в ней, ему, наверное, заносили и так далее». В принципе, готовы сами пройти люстрацию, если что?

НЕМЦОВ: Ну, пожалуйста… Дело в том, что, Александр, у меня ответ на этот вопрос, тысячи раз заданный, есть. Если бы хоть что-нибудь из того, что вы сейчас сказали, и то, что ваши собеседники говорили, являлось правдой, я бы сидел не перед вами, а в тюрьме. Совершенно очевидно, что если бы у Путина были хоть какие-то там возможности…

СОТНИК: Зацепки.

НЕМЦОВ: Да, да, зацепки, каким-то образом привлечь меня к ответственности за кражи, коррупцию, взятки и так далее, он бы уже давно этим воспользовался, он уже многократно давал команды, найти просто ничего не может, потому что ничего не было. Более того, у меня был суд с Путиным, он был в День влюбленных, вы ахнете, 14 февраля, правда, не 12-го, а 11-го года. Вы, наверное, помните, он тогда в телеобращении и в диалоге с народом, ну, таком, показушном, естественно, он тогда сказал, что, там, Немцов, Рыжков и Милов украли миллиарды в 90-е, а сейчас поиздержались и хотят вернуться во власть, чтобы украсть еще.

СОТНИК: Да-да-да, он сказал «поураганили».

НЕМЦОВ: «Поураганили», да, совершенно верно. Я на него тогда подал в суд вместе со своими коллегами.

СОТНИК: И как, «божья роса»?

НЕМЦОВ: Нет, это был замечательный суд. Это был Савеловский суд, Путин прислал своего адвоката с характерной фамилией Забралова. Не Отдалова, а Забралова! Судья была Адамова, тоже все очень красиво.
Я задал вопрос представителю Путина Забраловой:
«Госпожа Забралова, скажите, а вот ваш доверитель, когда говорил, что мы украли миллиарды, он исходил из чего? Есть ли у вас решения судов или уголовные дела, где мы участвуем в качестве обвиняемых или подозреваемых? Есть ли хоть какие-нибудь юридические основания для того, чтобы так говорить?»

Ответ ее: «Нет. Решений судов о том, что вы признаны преступниками и так далее (я вообще не судим) – нет».
«Хорошо, а тогда чем пользовался ваш доверитель по фамилии Путин, когда клеветал на нас?»
Ответ: «Он пользовался Википедией».

Я не шучу. Хохот в зале. «И вот еще, кстати, есть информация в Интернете…», и дальше идет интернет-мусор с каких-то мусорных сайтов, националистических каких-то там, не знаю, каких-то радикальных о том, что мы там что-то там поураганили и прочее.

Я говорю: «Вы знаете, мы же в Савеловском суде, тут Wi-Fi есть, продвинутый суд. Кстати, судья Адамова, она там все время играла в компьютерные игры во время заседания. Я говорю: «Вы знаете, у меня тоже есть тут компьютер, вот я сейчас вот, только что в Яндексе набрал «Путин вор» и кликнул «Поиск». Нашлось 2 млн ответов. Я прошу все 2 млн этих сообщений приобщить к материалам дела».

СОТНИК: И как, приобщили?

НЕМЦОВ: Нет, не приобщили. Но дальше было решение суда. Решение суда настолько было комично и абсурдно, что газета «Коммерсантъ» вышла с аршинным заголовком. Решение было такое, что Путин, когда говорил, что Немцов поураганил и украл миллиарды, имел в виду не Немцова, а имел в виду явление (внимание, явления, я явление), имя нарицательное, и пишется «Немцов» не с большой буквы в речи Путина, а с маленькой буквы, поэтому Немцов не является надлежащим, собственно, истцом в этом суде…

СОТНИК: То есть, вы не личность, а имя нарицательное?

НЕМЦОВ: Явление, да, я явление. Судья смеялась, когда зачитывала это решение, она просто смеялась, она понимала всю абсурдность, и она не знала, как Путина выгородить. Она смеялась. Вот, собственно, и все. То есть, все эти умники, которые меня пытаются в чем-то обвинить, они, к сожалению, ну, врут вслед за Путиным. Потому что, я еще раз вам говорю, быть в оппозиции путинскому режиму и Путину лично, и иметь какие-то скелеты в шкафу невозможно.

СОТНИК: Последний вопрос: насчет смеха. Мы вчера были на Триумфальной площади 31-го числа, ну, по долгу службы снимали там репортаж, что там происходило – акция в защиту 31-й статьи Конституции. И полицейские тоже смеялись, потому что абсурдность того, что происходит, уже налицо даже самим охранителям этого абсурда. Когда он закончится, когда люди-то уже устанут смеяться и посмотрят всерьез на эту ситуацию?

НЕМЦОВ: Нет, ну, во-первых, я считаю, что ирония, сатира и смех – это верный признак конца. Чем больше мы над ними смеемся, чем больше мы над ними издеваемся, чем больше Шендерович и все наши остальные великие сатирики пишут, а мы не можем сдержать улыбки или смеха, тем лучше.

СОТНИК: Да, Брежнева убили анекдоты.

НЕМЦОВ: Да, да. Чем больше будет про них анекдотов, тем лучше. Очевидно, что борьба с ними, тем не менее, очень сложная. Дело в том, что эта группа владеет огромными деньгами, им есть, что терять. Речь не только идет о свободе, речь не только идет о власти, но речь еще идет об огромных капиталах.

СОТНИК: И о сохранении физической жизни?

НЕМЦОВ: Да, да. Поэтому коммунисты по сравнению с ними – дети малые. Они циничные, прожженные, готовые к убийствам, к насилию, к фальсификациям, к обману и так далее и тому подобное, люди, поэтому борьба с ними – это дело опасное, тяжелое, и, к великому сожалению, долгое.
Я не верю ни в какие блицкриги, не верю. Я понимаю, как устроена эта система, понимаю, какая у них финансовая есть подушка безопасности – это и огромные золотовалютные резервы страны, это и дорогая нефть, и вот этот Фонд стабилизационный, о котором мы сегодня говорили.

Мы должны настроиться на марафонскую борьбу. И в этой борьбе может выиграть только человек упрямый (люди), убежденные, смелые и упертые. Слава богу, таких людей немало, в том числе и на Триумфальной площади, и слава богу, что их число растет. Но верить в то, что вот мы вышли один раз на митинг против подлецов, или сделали Марш против подлецов регулярным, и вот они исчезнут через пару-тройку маршей – это, во-первых, наивно, а во-вторых, это еще и опасно, потому что вот завышенные всякие ожидания – «а давайте сейчас выйдем, и они исчезнут» – они людей очень сильно расхолаживают и разочаровывают.

СОТНИК: Протест будет нарастать в 2013 году? Будут происходить <нрзб.>?

НЕМЦОВ: Я думаю…понимаете, есть очевидная совершенно тенденция. Если популярность Путина падает (а она падает), то это значит, что число недовольных растет, а это значит, что и протест будет нарастать. Что я не могу сказать – я не могу сказать, сколько, например, народу выйдет, допустим, там, весной на очередные марши.

Мы, кстати, в Координационном Совете приняли решение, что центральная акция весны – это акция, посвященная 6 мая. Пройдет она, я думаю, где-то 4–5 мая. Мне представляется, что название, может быть, правильное такое: «Марш против воров и палачей», причем, я считаю, что просто вот такой «Марш против палачей», как нам предложили – этого недостаточно, именно «Марш против воров и палачей».
Если мы тщательно будем к этому готовиться, то мы можем собрать очень много людей, в том числе и в поддержку тех ребят, которых сейчас они весной намереваются судить по делу 6 мая, я имею в виду узников Болотной, я имею в виду и Акименкова, я имею в виду и Сергея Кривова, и всех остальных, кто сейчас сидит. Мы, конечно, должны бороться, и, знаете, «Один за всех, все за одного» – это не «кричалка» на митинге, как вот любят там, покричали, и все. Нет, это…

СОТНИК: Это принцип.

НЕМЦОВ: Да, это принцип, которым мы должны руководствоваться. Поэтому…. Нам предстоит тяжелая, затяжная борьба, надо быть к этому готовым. Быть в хорошей форме, кстати.

СОТНИК: Спасибо вам большое, Борис Ефимович, за интересную беседу.
Итак, один за всех, и все за одного – это не просто кричалка, – утверждает Борис Немцов, это принцип жизни оппозиции.
Смотрите «Политвестник».


Материал подготовила Алена Голубева
Страница в FB НЕМЦОВ.ВИДЕО
ВИДЕОАРХИВ БОРИСА НЕМЦОВА

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

%d такие блоггеры, как: