Борис Немцов: «У них на меня ничего нет» III часть

16.11.2015
Интервью с Борисом Немцовым

Немцов успел побывать депутатом, министром, губернатором, зампредседателя правительства и партийным боссом. В 90-е годы он был в политическом мейнстриме, а в нулевые перешел в оппозицию.
Прямой вопрос, прямой ответ. Этот разговор Бориса Немцова с участниками журнала Snob состоялся в январе 2012

Часть третья Часть первая, Часть вторая

Евгений Левкович → Борис Немцов

Евгений Левкович → Еще один вопрос из интернета: «Для чего лично вы сейчас ведете политическую деятельность? Остались ли у вас президентские амбиции?»

Борис Немцов → Моя цель понятна — я хочу жить в свободной, европейской, демократической России. Замечу, она у меня не менялась на протяжении последних двадцати лет. Моя же дальнейшая политическая судьба во многом будет зависеть от поддержки людей. Меня спрашивают: «Хотели бы вы участвовать в президентских выборах?». Если я буду самым популярным кандидатом среди оппозиционных лидеров — то обязательно приму участие. Если нет — не приму.

Но вообще о президентских амбициях думать сейчас рано. Я не испытываю никакой эйфории. Да, Москва проснулась, просыпается Россия, хотя гораздо медленнее, но впереди очень долгая, затяжная борьба. Нынешняя власть гораздо более жестокая и циничная, чем коммунисты в конце 80-х. Те, по большому счету, были нищие, кроме самой власти им терять было нечего. А у этих ребят миллиарды долларов, просто так они их не отдадут. Делать вид, что еще пару митингов, и они улетят, не честно. Так что какие могут быть президентские амбиции? Думаю, пока я буду продолжать заниматься партийным строительством, пытаться со своими коллегами зарегистрировать ПАРНАС. При этом какое именно место буду занимать в партии, для меня не имеет судьбоносного значения. И это не кокетство.

 12037970_856566411123831_656631192757706355_n

Евгений Левкович → А у вас в штабе есть люди, которые в ежедневном режиме следили бы за вашим рейтингом?

Борис Немцов → Нет, могу ответить только эмпирически. Последний раз я участвовал в выборах в 2009 году, в родном городе Сочи, когда баллотировался на пост мэра. В день голосования я получил 23 процента, при том что кампанией против меня занимался лично Путин, его спецслужбы и вся местная пресса. У меня не было ни секунды на радио и телевидении. Думаю, 23 процента — это тот потенциал, на который можно было бы рассчитывать и на президентских выборах: конечно, при условии, что они честные, открытые, что проводятся дебаты на ТВ в прямом эфире и в прайм-тайм. Путин ведь не случайно так боится дебатов и не участвует в них.

Евгений Левкович → Характерно, что перевыборов в Думу пока не предвидится, а оппозиционные движения вовсю обсуждают создание коалиций. Коммунисты пытаются объединиться вокруг КПРФ. Националисты создают единую национал-демократическую партию. Либералы на этом фоне выглядят пока самой разрозненной и недоговороспособной силой. ПАРНАС, «Яблоко», «Демвыбор», Республиканская партия Рыжкова — вы наплодили кучу движений. Понимаете, что если в новых политических условиях не сможете объединиться, то с треском проиграете всем?

Борис Немцов → Я — понимаю. Объединение жизненно необходимо. Я уже говорил, что идеальной конструкцией на нашем фланге считал бы создание суперпартии. Причем можно сохранить в ней разные фракции — ради бога. Сейчас такой исторический этап, когда объединенные либералы могли бы занять до 30 процентов мест в думе и изменить страну. Кто и какую роль при этом будет играть — надо садиться за стол переговоров и обсуждать. И все же это не задача сегодняшнего дня. Скорее — лета.

Евгений Левкович → Явлинский опять тормозит?

Борис Немцов → На самом деле сейчас споры между нами и «Яблоком» прекратились, и я бы очень не хотел, чтобы они начались снова после этого интервью. Мы и так с большим трудом достигли объединения оппозиции. На сегодня есть более актуальные задачи — честные выборы, «не пустим Путина в Кремль» — на них сейчас надо работать. Все вопросы, которые даже теоретически могут привести к конфликтам, надо оставить на потом.

Евгений Левкович → В нынешней оппозиции есть человек, стоящий особняком — Алексей Навальный. Пожалуй, самая популярная фигура, и самая загадочная. То он появляется в компании откровенной «демшизы», то идет на митинг к националистам, то приходит к Тверскому суду вызволять Удальцова. Как вы к нему относитесь? Показалось, что с настороженностью.

Борис Немцов → Навальный делает многие вещи, которые я полностью поддерживаю. Настороженность связана только с одним — с его участием в «Русском марше». Когда толпа «зигует», а в ее центре стоит Навальный, у людей демократических взглядов возникают неприятные ассоциации. Мне кажется — подчеркиваю, лично мне — он все-таки совершил ошибку, участвуя в этом мероприятии. При этом не хочу ни к кому лезть в душу. На данный момент у нас одна цель. В оргкомитете вообще нет ни одного человека, которого я не могу назвать своим союзником. В глобальном же смысле националисты, конечно, моими союзниками не являются, коммунисты тем более. Я готов выступать вместе с ними за свободу, рука об руку. Но когда будут обеспечены честные выборы, я буду с ними бороться. А там уже как решит народ. Победим мы — хорошо. Нет — значит мы плохо работали.

Евгений Левкович → Кстати, самая заметная часть вашей «прослушки» — это разговор с лидером «Славянского союза», националистом Демушкиным. Вы с ним беседуете, как старые приятели.

Борис Немцов → Да я его сто лет знаю. Сидели вместе. Но, конечно, мы никакие не приятели. Я считаю, что сама идеология национализма — прямая угроза для страны. Меня убивает безответственность некоторых людей в этом движении. Когда в многонациональном государстве доминирующими становятся этнические вопросы — это стопроцентная кровь. В этом смысле чеченские и русские националисты делают одно гнусное дело — разваливают страну.

Продолжение следует →
23.01.2012
Snob

Борис Немцов: «У них на меня ничего нет» III часть: 3 комментария

Добавить комментарий