«Следы напрямую ведут к Рамзану Кадырову. Но в эту сторону идти нельзя» – Вадим Прохоров

31.07.2016
Интервью

Агентство «УКРИНФОРМ»
Вадим Прохоров, адвокат семьи Немцовых:
«Следы напрямую ведут к Рамзану Кадырову. Но в эту сторону идти нельзя»
Автор Олег Кудрин, Москва

ЭТО ДЕЛО – ДЕЛО ЖИЗНИ

— Я являюсь адвокатом Немцова с 2001 года. И в результате расследование его убийства стало делом моей жизни. Ведь он для меня было не просто клиентом, но соратником, другом. Наши политические взгляды практически полностью совпадали – за исключением каких-то мелких нюансов. В чем-то я даже, может быть, был большим радикалом, чем он.

Так получалось, что чем больше на него оказывалось давление, тем чаще нам приходилось общаться. А в последнее время мне приходилось много работать, противостоя натиску каких-то его, скажем так, родственников и, якобы, его детей. В этом смысле я достаточно интегрирован в эту семью. Стал уже адвокатом не только Бориса Немцова, но и Жанны Немцовой.

В новых обстоятельствах Жанна, старшая дочка Бориса, как говорится, подняла его знамя. Она возглавляет Фонд Немцова. Одна из главных его задач – помощь в раскрытии этого преступления, убийства. В июне 2015 года Жанне пришлось переехать в Бонн, поскольку здесь, в России, она испытывала сильное давление властей. А они не любили Немцова. Ну, по крайней мере, после прихода к власти Владимира Путина.

ВТОРОЙ ПОСЛЕ КИРОВА

Убийство Бориса Немцова – самое громкое политическое убийство в России после 1 декабря 1934 года, убийства Кирова…

В ту ночь с 27 на 28 февраля 2015-го года я приезжал туда, на мост у Кремля. Это была пятница, как и сегодня. А по вечерам пятницы я занят до позднего вечера, вычитываю журнал The New Times (в РФ приняты законы позволяющие выносить СМИ предупреждения по мельчайшему поводу, после трех предупреждений медиа закрывается, — ред.). Я это всегда делаю по просьбе Евгении Марковны Альбац (главный редактор The New Times, — ред.). Она для меня тоже близкий человек. Признаться, я и сейчас имею возможность так подробно поговорить с вами, потому что в редакцию ехать еще рано, а заняться каким-то большим делом все равно уже не успею.

В ту пятницу я вычитывал допоздна – журнал вообще сдается поздно, ближе к полуночи. И вдруг какое-то агентство сообщило об убийстве Немцова. Я был на месте уже в 23.31. Тело лежало так, как сразу после покушения. Было еще не очень многолюдно. Суетились лишь несколько сотрудников правоохранительных органов. Прибытие других, организация оцепления моста – все это заняло еще какое-то время. Позже приехал и Колокольцев (глава МВД РФ, — ред.). Но я к тому времени уже уехал.

ЗАЩИТА АННЫ ДУРИЦКОЙ

Как известно, в момент смерти рядом с Борисом находилась гражданка Украины Анна Дурицкая. Он с ней встречался, и достаточно давно. Сразу после убийства ее увезли в Следственный комитет. Жанна Немцова сразу же попросила меня позаботиться о ее безопасности. А ситуация тогда была действительно непростая. Февраль 2015 года – в России разгар антиукраинской истерии. Был высок риск, что к этому могут «пристегнуть» и Дурицкую, человека, в данном случае, совершенно невиновного. Она давно и достаточно искренне любила Бориса. Анну сначала отвезли в Следственный комитет Тверского района. Но сразу было понятно, что это не тот уровень. (И действительно, через несколько дней ее перевели в Лефортово).

Анна предоставила российским следователям все имевшиеся у нее данные, телефоны. По ним, кстати, была проведены экспертизы. Следовательскую группу тогда возглавлял генерал Игорь Краснов. Прямо скажу, это талантливый следователь, что называется, «хороший сыскарь». И при этом человек аполитичный. Он пообщался с Дурицкой и сразу понял, что она по всем признакам не тянет на «соучастника». Как вам объяснить… Она такой человек, что с ней никто и курицу воровать не пойдет, потому что это неизбежно закончится неудачей. Не говоря уж о чем-то более серьезном.

В понедельник вечером российским властям, слава богу, хватило ума, принять решение – отправить Дурицкую домой, в Киев. Я полетел вместе с ней. Поздно вечером проходили кордон в Борисполе. Я как-то предполагал, что представители Украины должны бы спасибо сказать за то, что поработал для возвращения на родину гражданина их страны. Но тут произошла такая история (позже рассказывал о ней Парубию). Сержант пограничной службы, который смотрит паспорта и ставит в них печати, пропустив Анну, мне говорит: «А с тобой сейчас еще буду разбираться, не враг ли ты Украины?». Понимаете, это мне, привезшему Дурицкую в Борисполь из СКР (Следственного комитета России, — ред.). Но тут рядом стояли эсбэушники. Услышав это, они подошли и чуть ли не сами проставили мне печать пограничной колотушкой, после чего я попал в окружение журналистов…

МОЛЧАНИЕ СКР И ЗАЯВЛЕНИЯ ФСБ

Но вернемся в ночь убийства. Где-то в 3-4 часа мы с Ольгой Шориной (помощница Немцова в ПАРНАСе, — ред.) общались с начальником полиции Москвы Анатолием Якуниным. Какая версия убийства могла быть у нас тогда? Параллельно с антиукраинской истерией был пик истерии, направленной против российской оппозиции. И переходило в угрожающие действия – во-первых, силовых структур, во-вторых, прокремлевских структур вроде НОДа (Национально-освободительное движение России, — ред.), других антимайдановских групп (я называю подобные группы «неочерносотенцами»). Ими всеми старательно педалировалась тема: «Оппозиция – изменники. Все, кто не поддерживают политику России по поводу Крыма, Луганска, Донецка, – предатели». Поэтому тогда, по горячим следам, версия напрашивалась сама собой – убийство Немцова подготовили неочерносотенцы.

И вдруг, представьте, в разговоре со мной начальник полиции Москвы спрашивает: «А если это чеченцы?». Неожиданно. Но я, подумав, сказал: «Если чеченцы, то кадыровские». Он замолчал, окаменел. Очевидно, не ожидал такого.

3 марта были похороны Бориса. И вот где-то 6-го числа плюс-минус один день произошло важное событие… Как шло к тому времени следствие, было не совсем понятно. Глава СКР Бастрыкин, человек вообще-то не молчаливый, молчит. Спикер Следкома Маркин, еще более не молчаливый, как воды в рот набрал. И вдруг в этих условиях председатель ФСБ Бортников делает заявление, что по делу об убийстве Бориса Немцова задержаны несколько выходцев из Чечни.

Напрашивается вопрос: зачем генералу Бортникову было это говорить? И сразу же напрашивался ответ: чтобы господин Кадыров не успел прийти к господину Путину и поговорить с ним на эту тему. Я вообще думаю, что позиции ФСБ (генерала Бортникова) и ФСО (генерала Золотова) по многим вопросам, в том числе и по этому, сильно разняться.

Вскоре выяснилось, что следствие достаточно обоснованно подозревает в убийстве Бориса Немцова пятерых исполнителей, выходцев из Чечни: Заура Дадаева, Шадида и Анзора Губашевых, Темирлана Эскерханова и Хамзата Бахаева. Они были задержаны 5-6 марта и – интересная деталь – все не на территории Чечни. На чеченской территории проводилось задержание еще одного человека – Шаванова. И вот как раз он, так уж совпало, при задержании погиб – по официальной версии подорвался на гранате. Случайно? По своей специализации Шаванов был специалистом по метанию гранат, инструктором. Поэтому можно предположить, что его просто забросали гранатами. Почему? Мне кажется, что здесь дело не только в расследовании по убийству Немцова. Думаю, для Кадырова важен принцип: никто не может и не должен быть задерживаем на территории Чечни без его ведома и его одобрения.

ЗОЛОТОВ И ДЕЛИМХАНОВЫ

Также особо стоит обратить внимание, что Дадаев являлся служащим батальона «Север» Внутренних войск России. И это снова-таки подразделение верное не только Рамзану Кадырову, но и Виктору Золотову. А это, повторюсь, очень интересная и многозначительная личность.

В 2000-2013 годах Золотов работал в охране Путина. До того – Собчака, в частности, охранял еще маленькую Ксюшу. То есть человек очень близкий нынешней власти. Когда-то Золотов был подчиненным Коржакова (скандально известный начальник охраны Бориса Ельцина, позже Службы безопасности президента РФ — ред.). У самого Коржакова, как мы знаем, репутация очень неоднозначная. Но сам он как-то публично назвал Золотова «негодяем». После таких пояснений, думаю, понятно, что публично требовать в связи с делом Немцова допроса Золотова даже опасней, чем допроса Кадырова.

Полезен также был бы допрос еще двоих людей – Алибека Делимханова и его брата Адама Делимханова. Адам – второй человек в Чечне после Кадырова. Напомню, это он организовывал в Чечне в январе истерические митинги, на которых говорил: «Пусть враги России знают. Мы везде достанем их, где бы они находились».

И действительно, можно припомнить случаи, когда за рубежом российскими спецслужбами были убиты, то ли враги России, то ли враги Кадырова: один в Вене несколько лет назад, другие в Эмиратах, в Катаре. Это же подтверждение сказанного: мол, будем доставать вас везде по миру.

Вот такие есть у нас персоны. В связи с этим я давно уже говорю и сейчас подчеркиваю: объективное и серьезное расследование убийства Бориса Немцова – это вопрос международной безопасности, а не только российской.

vadim.prohorov.advokat.nemtsov (2)

КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС ЗАДЕРЖАННЫХ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ

Теперь по поводу задержанных. Они практически сразу начали давать показания. И успели много чего порассказать. Я бы даже сказал – слишком много, для людей этой профессии. Чем это можно объяснить?.. Мы знаем наши органы, и понятно, что задержание было не диетическим, а жестковатым. Ну, помяли их немного. Но они ведь и сами бойцы, их этим из седла не выбьешь. Так что же случилось?

У меня есть такая версия. Этих деятелей пригласили на «сдельную работу». При этом объяснили – задание боевое. И будет примерно как на Донбассе. Вы свое дело делаете по-тихому, но мы ничего не признаем. А потом так же по-тихому расплачиваемся, даем боевые награды – и все в порядке. И вдруг вместо этого – арест и допросы. У них начался когнитивный диссонанс и они разговорились.

Но потом они от данных ранее показаний отказались. Это произошло после того, как к ним прибежали чеченские адвокаты. Как коллега, должен отдать им должное – это специалисты высокого уровня, уважаемые, известные адвокаты. Уверен, что наняты они не родственниками. Те, в общем-то, небогатые люди. Думаю, следы тут ведут к руководству Чечни.

КТО И ПОЧЕМУ МОГ ОБИДЕТЬСЯ-1

Хочу сказать еще о трех аспектах, о которых в России уже говорилось. Но у меня свое отношение к этому и свои нюансы.

Первое. Конечно, странно слышать, просто поражают такие разговоры: «Да кому был нужен ваш Немцов? Да он ничего не значил». Но вот же убили его! В 200 метрах от кремлевской стены, на самом охраняемом месте в столице. И что мы теперь видим? Его некем заменить. В российской оппозиции нет сопоставимой фигуры – по масштабу, по харизме, по умению договариваться с партнерами и говорить с людьми.

Я не раз был свидетелем его общения с людьми. Когда мы были в каком-то социуме, с ним невозможно было уйти в негативной атмосфере. Часто бывало, что его встречали плохо, а провожали с симпатией. При этом он никогда не впадал в дешевое панибратство. Он просто проявлял интерес к людям, настоящий, не наигранный. А люди это чувствуют. К Борису не липли никакие обвинения – ни взятки, ни аферы. Ну, разве что обвинения в некоторой легкомысленности. Но это так, скорее просто жизнелюбие. В любом случае. Борис Немцов – незаменимый человек, невосполнимая потеря. Что это значит? Что кандидатура на устранение убийцами была выбрана очень точно.

Второе. Немцов не был узким специалистом по чеченской тематике. Но все-таки имел к ней некоторое отношение. Будучи губернатором, он собрал миллион подписей против Чеченской войны. И чеченцы всегда об этом помнили. Но…

В декабре 2002 года Ахмат Кадыров пригласил Немцова на съезд чеченского народа. Борис там говорил о том, в традициях чеченского народа не президентская, а коллективная система управления. Он считал, что, следуя чеченским традициям, нужно исключить пост президента и сформировать парламент, правительство на балансе, на компромиссе между различными группами, тейпами. В зале некоторые зашумели, начали возмущаться. Но Ахмат Кадыров всех успокоил и попросил не перебивать гостя. Однако после этого к Борису подошел «человек с белесыми глазами» и сказал, что за такие речи надо убивать. На вопрос: «Кто вы?» он показал удостоверение то ли подполковника, то ли полковника ФСБ. Это был Рамзан Кадыров. Чеченцы, стоявшие вокруг, стали говорить, что Рамзан пошутил. Но, как говорил Борис, в этих глазах никакой шутки он не заметил, а увидел только ненависть.

Позже, насколько мы знаем, Ахмат Кадыров специально поговорил с сыном, чтобы тот ничего не сделал с Немцовым, пока тот находился на территории Чечни. Вообще хочу сказать, что Ахмат Кадыров, типичный селфмейдмэн, будучи при власти, никогда не вел себя так, как позже Рамзан. Ахмат был более сдержан.

КТО И ПОЧЕМУ МОГ ОБИДЕТЬСЯ-2

Потом, как мы помним, Борис избрался в Ярославскую областную думу. И он там работал очень активно. Достаточно вспомнить, что из-за его работы уволили местного вороватого вице-губернатора. Потом, с разворачиванием войны на Донбассе, CNN показало документальные кадры, в которых чеченцы-кадыровцы разъезжали в грузовиках по Донбассу. Немцов тогда подготовил официальный запрос главе Следственного комитета России Бастрыкину, с просьбой проверить, правда ли, что граждане России из Чеченской республики участвуют в боевых действиях на территории соседней страны. Не отвечать на этот официальный запрос депутата облдумы было нельзя. То есть Борис и в этом смысле доставлял беспокойство власти.

Третье. Не секрет, что у президента РФ была дворовая юность в ленинградских подворотнях 60-х годов. А там на первых ролях были люди, вернувшиеся из лагерей. И не только политические. Это особая субкультура со своими правилами, рефлексиями. Оттуда все эти максимы «Бей первым!». Или рассказы про крысу, которую Володя сперва загнал в угол, а потом сам от нее уворачивался.

И вот с учетом этого скверная история произошла в апреле 2014 года, когда Борис был в Киеве.

Какая-то девушка спросила его о президенте России. А Борис ответил неаккуратно и несколько легкомысленно: «Да ё…тый этот ваш Путин!». Эти слова не предназначались для публичного оглашения. Однако девушка записала это на телефон и выложила в Сети. После этого одна дама в Ярославле подала на Немцова в суд за оскорбление Президента. Мировой суд должен был проходить по месту жительства. Это тут, поблизости от офиса ПАРНАСа. Суд вернул заявление истцу по процессуальным причинам (ненадлежащее определение субъекта оскорбления). А в блатной субкультуре есть понятие «за базар надо отвечать». При желании, кто-то, возможно, мог интерпретировать сложившуюся ситуацию так, что Борис «не ответил»…

Да, кстати, мы сейчас разговариваем с вами в бывшем кабинете Ольги Шориной. Сама она тоже была вынуждена уехать в Бонн. Работает в том самом Boris Nemtsov Foundation for Freedom.

ИЗ ЧЕЧНИ ВЫДАЧИ НЕТ. ДОПРОСА – ТОЖЕ

Теперь вернемся собственно к делу. Сначала, как я уже говорил, расследование шло быстро, потом затормозилось. А к концу лета 2014 года стало ясно, что судебной перспективы у этого дела нет.

Расследование в отношении заказчиков было выделено в отдельное производство. А исполнители в наличии уже имелись. Крайним же заказчиком был назван некий Руслан Мухудинов, который действительно причастен к этому убийству. Но он всего лишь водитель Руслана Геремеева, человека, куда более высокопоставленного, близкого к Кадырову. И вот он, Геремеев, пока даже не является обвиняемым и разыскиваемым по этому делу. Дяди у Руслана Геремеева такие – Сулейман Геремеев – член Совета Федерации, Ваха Геремеев – высокопоставленный сотрудник МВД Чечни.

При этом есть основания полагать, что майор батальона «Север» Руслан Геремеев (пока материал готовился к публикации, он успел «планово» уволиться из данного подразделения, — ред.) занимался в Москве выбиванием долгов, то есть был кем-то вроде частного коллектора. Суммы, которые при этом фигурировали, – сотни миллионов долларов. Очевидно, истинный заказчик порекомендовал обратиться к Руслану Геремееву, от которого приказ пошел вниз…

Теперь о том, что такое батальон «Север», в котором он служил. Это, в общем-то, личная гвардия Рамзана Кадырова, «верные пехотинцы». (Помните это бряцание оружием на стадионе в Грозном?). «Север» возглавляет Алибек Делимханов, родной брат Адама Делимханова, ближайшего соратника Рамзана Кадырова, которого тот не раз называл своей «правой рукой», ближайшим соратником и даже, если что, преемником. Адам Делимханов – личность яркая и в Москве хорошо известная. Он – депутат Государственной думы, — владелец золотого пистолета, который периодически выпадает из кармана во время стычек… Алибек и Адам Делимхановы – двоюродные братья Сулеймана и Вахи Геремеевых.

Через всех этих людей следы напрямую ведут к Рамзану Кадырову. Но в эту сторону, как вы понимаете, идти нельзя. Поэтому все внимание следствия концентрируется на исполнителях.

Поэтому, если по элементарной логике следовать за фактами, то можно предположить, что дело было так. Заказчики вышли на Руслана Геремеева. Но тот сам заниматься этим не стал. И дал задание своему водителю Руслану Мухудинову. И уж этот деятель собрал «бригаду» исполнителей убийства.

22 апреля 2015 года мы с коллегой, адвокатом Ольгой Михайловой подали ходатайство о допросе Вахи и Сулеймана Геремеевых. И уже на следующий день Рамзан Кадыров заявил, что силовики из других регионов России не могут действовать на территории республики, не поставив об этом в известность МВД или самого Кадырова. В Кремле это пока никак не комментируют. Кадыров сказал, что чеченские силовики, если они не проинформированы о предстоящих действиях, могут «стрелять на поражение» по коллегам из других субъектов. Формально это было вызвано странным задержанием ставропольскими органами одного чеченца. Но смысл заявления был более широкий – никто не может быть выдан с территории Чечни без согласия Рамзана Кадырова.

vadim.prohorov.advokat.nemtsov (3)

ФИАСКО СЛЕДСТВИЯ И МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНТРОЛЬ

А еще через несколько недель произошла смена руководства следственной группы. Причем вполне византийская. Генерал Краснов пошел на повышение. А на его место был назначен Николай Тутевич. Это нормальный профессионал, сам по себе хороший человек. Но в бюрократической системе он не обладает такими возможностями для расследования, как Краснов. Скажем так, у него несколько меньше авторитет и меньше связей. Однако и Тутевич с июля по сентябрь 2015 года дважды подавал представления о заочном аресте и объявлении в розыск двух Русланов, Мухудинова и Геремеева. Оба раза ему было отказано.

И наконец, в ноябре 2015-го суд санкционировал заочный арест предполагаемого организатора преступления – бывшего офицера батальона «Север» Руслана Мухудинова. А вот по поводу Руслана Геремеева… Глава СКР Александр Бастрыкин отказывался утвердить соответствующее постановление.

Итого. Пяти злодеям предъявлено обвинение по статье 105.2, убийство по найму. При этом убитый, политик федерального масштаба, бывший губернатор и первый вице-премьер не признан субъектом политической деятельности. Почему? Потому что в таком случае обвинение выглядело бы совсем нехорошо для заказчика, так как оно не имело бы срока давности.

Как я уже говорил, обвинение в отношении заказчиков убийства выделено в отдельное производство. Таковыми называются «Руслан Мухудинов и иные неустановленные лица из числа организаторов». А в суд отдано дело простых исполнителей. Когда следователям задаешь вопрос, каков мотив преступления, отвечают: «Корыстный». Так кто же заказывал убийство. Ответ, смотри выше: «Мухудинов (исчезнувший) плюс неустановленные лица…». То есть никто – и концы в воду. Хотя материалов при этом насобирали на 67 томов.

Отдельная история – что происходит с этими томами. Интересно узнать, как это происходит, что материалы допросов Дурицкой сейчас вдруг оказываются в распоряжении желтых СМИ. Каким образом? Кто-то дал приказ сверху? Просто кто-то приторговывает? Кто-то будет отвечать за такое разглашение материалов следствия?

Наивными выглядят периодические попытки вернуть в дело «украинский след». Да в какой-то момент будущие убийцы, следившие за Борисом, пользовались «Запорожцем». Ну и что?.. Распускаются слухи о том, что пистолет, использовавшийся в преступлении, якобы, был украинского происхождения. Но это ничем не подтверждается, тем более, что сам этот пистолет пока не найден. Единственное, можно предположить, что он был собран из 2-3 составляющих.

Могу предположить, что процесс по делу об убийстве Бориса Немцова начнется ближе к сентябрю. Мы, адвокаты, защищающие интересы семьи Немцовых, сделаем все, чтобы дело не было заболтано, как в случае с убийством Политковской. Для этого очень важно взять его под международный контроль. Какие у нас есть механизмы для этого?

В августе 2015 года была подана жалоба в ЕСПЧ – в связи с нарушением, как минимум, двух статей Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод при расследовании убийства Немцова.

Также работаем в ПАСЕ. Парламентская ассамблея Совета Европы подготовила специальный доклад об убийстве российского политика Бориса Немцова. Инициатива взять под контроль расследование убийства Немцова была поддержана, подписи, необходимые для начала формальных процедур, поставили более 60 депутатов: либералы, народная партия, зеленые и даже некоторые из левых. Это было в январе этого года.

Есть еще некоторые другие механизмы в рамках ООН, ОБСЕ… Но, понимаете, в чем дело. Международный контроль за расследованием, за судебным процессом – все это в некотором смысле сталкивается с государственным суверенитетом. Ни одна страна не в восторге от этого и противодействует такому вмешательству. Поэтому в нашем случае нужно будет доказать, что следствие потерпело полное фиаско…

ПОСЛЕСЛОВИЕ

25-26 июля в Московском военном окружном суде начался процесс по делу об убийстве Бориса Немцова. Предварительные слушания прошли, согласно закону, в закрытом режиме. Территория у здания суда была оцеплена полицией и ОМОНом. Активисты движения «Солидарность» провели пикеты, требующие найти и осудить не только непосредственных исполнителей, но заказчиков расстрела оппозиционера.

Адвокаты обвиняемых предложили рассматривать дело судом присяжных. Вадим Прохоров и Ольга Михайлова не стали возражать, говоря, что сам Борис Немцов при жизни «всегда выступал за справедливость и максимальную объективность судебных процессов, он поддерживал суд присяжных». В итоге Московский окружной военный суд назначил отбор заседателей в коллегию присяжных по делу об убийстве Бориса Немцова на 24 августа.

Адвокаты, представляющие интересы семьи Немцовых, не устают напоминать о том, что дело, по сути, не раскрыто, поскольку с организаторами «по-прежнему глухо». А также о том, что власти неправомерно отказывается квалифицировать убийство выдающегося оппозиционного политика по статье 277 (покушение на жизнь общественного и политического деятеля), списывая все на некий «бытовой или коммерческий мотив».

vadim.prohorov.advokat.nemtsov (1)

Мне очень повезло в общении с Прохоровым. Вадим Юрьевич – адвокат, у которого всегда много работы. Кроме того, он – активист партии ПАРНАС. Одним словом, человек востребованный, у которого по определению всегда дефицит времени. Но в этот раз перед одним важным, традиционным делом (каким именно – узнаете из материала), у него оказалось в запасе часа полтора. И все это время подробно, с важными и интересными деталями, он рассказывал мне о «деле Немцова». А заодно лишний раз мысленно выстраивал перед собой всю цепочку событий.
Это не было интервью в обычном понимании слова, скорее – адвокатский монолог. Я только изредка уточнял непонятные детали или напоминал, на чем остановились после того, как Вадима Юрьевича на минутку отвлекали по разным вопросам (разговор происходил в московском офисе ПАРНАСа).

Олег Кудрин, Москва

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s