«Уничтожение федерализма – одно из главных преступлений Путина…» — Борис Немцов

10 АПРЕЛЯ 2013 ГОД
Интервью

Сайт «Засекин.Ру»
Борис Немцов: «Я в шоке от состояния Самары»

Борис Немцов о региональной политике, Самаре и красавчике Сысуеве

7 апреля в Москве состоялся третий всероссийский съезд объединённого демократического движения «Солидарность». Пока сотня заслуженных, но малоизвестных либералов обсуждала судьбу страны и выбирала членов федерального политсовета движения, корреспонденту Засекин.Ру удалось отвлечь от съездовских дел сопредседателя движения, члена Координационного совета российской оппозиции, в прошлом вице-премьера правительства младореформаторов, губернатора Нижегородской области и ельцинского любимца Бориса Немцова.

Когда испугаются члены кооператива

— Как изменилась Россия с декабря 2011 года?
— Россия проснулась. Совершенно ясно, что мы её разбудили. Это такое не очень раннее утро. Но это пробуждение ощущается в основном в Москве, это происходит в первую очередь в очень больших городах. В городах, где мощный средний класс, в городах, где человеческое достоинство, чувство независимости, с одной стороны, и ощущение унижения и подлости, с другой стороны, гражданами наиболее остро ощущаются. Это циничное время, его можно описать как-то так: «Жить стало лучше, но противнее». В плане зарплат, пенсий, пособий и так далее из-за дорогой нефти, не из-за власти и управления, поступление денег в российскую казну и в целом в экономику увеличилось. По сравнению с 90-ми цена на нефть увеличилась в 12-15 раз, и жить стало лучше. Но при этом противнее. Почему так? Потому что к власти пришла аморальная группа людей, циничная, лживая, вороватая. И многим людям, для которых не только кошелёк имеет значение, но и человеческое достоинство, жить при этой власти стало противно. Это как раз те люди, которые ходили на протесты.

Но многие люди по-прежнему не верят в свои силы, считают, что от них ничего не зависит. Люди не хотят и не готовы к затяжной борьбе. Потому что власть предержащим есть, что терять. Путинские приближённые чекисты, вся эта бригада из кооператива «Озеро», давно уже долларовые миллиардеры. Очевидно, что перспектива за всё ответить, лишиться награбленного, свободы и власти их не радует. Поэтому они применят все средства, чтобы сохраниться и удержаться у власти. Наивны те люди, которые считают, что один многотысячный митинг может что-то изменить. Раз мы выбрали мирный путь протеста, то бороться придётся долго. Это, кстати, плата за наш выбор. Вооружённое восстание быстрее, но оно гораздо более пагубно, чем мирный протест.

— Выбрав мирный протест, на какие сценарии развития ситуации можно рассчитывать?
— Нужно понимать, какая у нас цель, чего мы хотим. Мы хотим жить в демократической стране, где народ выбирает власть и отправляет её в отставку. Мы хотим жить в стране, где власть сменяется, где не правит вечный, всем опостылевший Путин. Мы хотим жить в стране, где регионы – это не колонии, а равноправные участники общегражданской и государственной деятельности, то есть, мы хотим жить в федеративном государстве. Один из атрибутов такого устройства – всенародно избранный губернатор, который также может быть сменён. Мы хотим жить в стране, где проблемы народа решаются. То есть, мы хотим, чтобы было восстановлено местное самоуправление, потому что вопросами коммунального хозяйства, вопросами образования, здравоохранения, безопасности в основном должна заниматься местная власть. Мы хотим жить в стране, где люди защищены справедливым судом, который может быть таким, только если он будет независимым. Это то, чего мы хотим. Этого хочет большинство.

Что мы можем? Какие есть варианты мирного протеста? Их очень много. Например, если человек не хочет выходить на улицу и стоять с плакатом около администрации Самарской области, чтобы требовать отставки губернатора, не хочет, потому что боится, не хочет, потому что времени нет…

— Не хочет, потому что считает это бесполезным…
— В том числе поэтому. Он, например, может в Интернете, заниматься просветительской работой, участвовать в дебатах, распространять какую-то важную для граждан информацию, разоблачать ложь, предлагать собственные варианты решения проблемы – это отлично, здорово, и это тоже протест. Более активные, эмоциональные, профессиональные люди могут вступать в оппозиционные движения, структуры и принимать участие в уличных акциях.

— Губернатор с Путиным, увидев это, испугаются и убегут?
— В том, что они испугаются, у меня сомнений нет. Но если это будет не одиночный пикет, а массовый митинг с требованием отставки. Я пример приведу, был такой губернатор Калининградской области Георгий Боос, и он очень сильно надоел жителям Калининграда. Они в январе 2010 года провели грандиозный митинг с требованием его отставки, вышло 12 тысяч человек, для маленького Калининграда с населением в полмиллиона человек — это очень большой митинг. И Бооса сняли. Конечно, если в акции участвует несколько человек, то она похожа на собрание каких-то чудаков, если в акции участвует огромное количество людей, то это всё-таки угроза для режима. Для Путина, как я думаю, критическая цифра, когда он точно исчезнет, испугается, это полмиллиона человек в Москве. Для Самары речь идёт о десятках тысяч человек.

Я был в Самаре совсем недавно на юбилее первого мэра города Олега Сысуева. Я в шоке от состояния города. Я всё к Сысуеву приставал, как к бывшему мэру: «Олег Николаевич, что здесь было, ковровое бомбометание?». Этот железнодорожный вокзал специфической формы, вообще непонятно, как он вписывается в городской ландшафт. Такое ощущение, что Самарской областью управляют какие-то оккупанты. Это очень обидно, потому что Самарская область – это важнейший регион с очень образованным народом, с глубокими традициями. Сысуеву тоже обидно за Самару, он так с горечью смотрел на всё это.

Массового протеста они, действительно, боятся. Поэтому и преследуют «Солидарность», поэтому и всякие гнусности про нас рассказывают, что мы шпионы, агенты и так далее. Могу сказать, что шпионаж и подобная агентурная деятельность — это преступление. Мы тогда в тюрьме должны сидеть… И есть ещё способы протеста: это забастовки, голодовки и так далее.

nemcov-boris--2007 (3)

«Самара была в московском тренде»

— На основе каких требований Россия готова выходить на протест?
— В Москве политические требования доминирующие, в регионах – социально-экономические.

— Значит ли это, что в регионах гражданское сознание у людей не проснулось?
— Дело не в том, что в регионах какие-то плохие люди, глупые, непонимающие. Дело в том, что в регионах очень слабый средний класс. Большинство людей беспокоит рост цен, занятость, коммуналка, здравоохранение, безопасность. Гораздо меньше людей в регионах интересуют гражданские права и свободы. Просто у людей тяжёлая жизнь, мало денег. Поэтому для регионов социально-экономические вопросы актуальнее политических.

— Однако в декабре 2011 года Самара собрала на несанкционированном митинге «за честные выборы» порядка 3 тысяч человек, а против повышения тарифов на ЖКХ выходят около сотни.
— Самара – город миллионник, и у вас было настолько значимое, видимое, беспардонное воровство, что это очень сильно всколыхнуло людей. Самара была в московском тренде. Потом обман на выборах отошёл на второй план, время всё нивелирует. А социальные проблемы тогда вызывают протест, когда они встают жёстко и остро. Они есть в Самаре, но они не такие острые. Нужна какая-то тема, которая всколыхнула бы как можно большее количество людей. Когда поднимают на 10-15% тарифы на ЖКХ, людям это глубоко неприятно, но это не катастрофа, которая может тихих и спокойных граждан вывести на улицу. Должна быть кричащая социально-экономическая проблема.

Меркушкин и газовики

— Есть ли сегодня в России региональная политика?
— В России уничтожена региональная политика, причём это было сделано целенаправленно: под болтовню о вертикали власти регионы превратили в колонии, губернаторов сделали чиновниками, которые подотчётны не гражданам, а Кремлю. При этом забрали из регионов бюджет и высосали из них все ресурсы, произошёл полномасштабный и наглый грабёж регионов в пользу центра. В «лихие 90-е», когда нефть была дешёвой, а страна не могла очухаться от банкротства СССР, я был губернатором Нижегородской области, а у вас был Титов, тогда бюджетное распределение было 50 на 50. Сейчас – 70/30 в пользу Путина, но не в пользу России. Фактически вся Россия, 140 миллионов человек, находится в положении Мексики, в то время как Москва – на положении Нью-Йорка. Москва – метрополия, а регионы – колонии.

В регионы деньги будут поступать тогда, когда на федеральном уровне будут лоббисты. Для этого нужно вернуть выборы, чтобы губернаторы не Путину подчинялись, а отчитывались перед гражданами. Далее, нужно сформировать Совет Федерации не из клерков, которых согласовали в Кремле, которым наплевать на Самару и Нижний Новгород, а из избранных сенаторов. Пусть они будут левыми, правыми, демократами – неважно, они вынуждены будут защищать регионы, и возвращаясь из Москвы, должны будут ответить, почему дороги разваливаются, почему тарифы выросли, почему в Москву направили столько денег.

Уничтожение федерализма – одно из главных преступлений Путина, потому что это удар по карманам 140 миллионов человек, включая самарцев. Я, кстати, думаю, что плохая инфраструктура Самары во многом связана как раз с вертикалью власти. По сути, это грабёж мощнейшего в экономическом, промышленном отношении поволжского региона. Самарская область – самая развитая в Поволжье, она более развита, чем Нижегородская, а получилось так, что она сейчас находится в загоне.

— В Самаре сейчас складывается противостояние Меркушкина и местных финансово-промышленных групп, в первую очередь газовиков, холдинга «Волгопромгаз». Как вы считаете, какое руководство для области предпочтительнее – ставленник Путина Меркушкин или местные группировки?
— Это борьба пауков в банке. Нельзя рассуждать, какой из этих пауков лучше. Они грызут друг друга за право грызть регион. Для меня они все – на одно лицо. И те, и другие – это путинская власть. Сегодня весь газовый бизнес в России аффилирован Путину. Это один из самых криминальных и вороватых бизнесов России, где процветают откаты и распилы. А отвечать за это приходится гражданам, потому что цены на газ растут быстрее всего в России, они растут где-то на 10-15% в год и тянут за собой цены на коммуналку. Это кровопийцы.

Губернатор Меркушкин хочет быть властителем над местными группировками. Понять его как чиновника можно, но у него ничего не получится, потому что у них крыша под названием «Путин», а для Меркушкина Путин – это хозяин. Если Меркушкин хочет быть удачным в этой борьбе, он должен заморозить тарифы на газ и коммуналку. Если итогом противостояния станет замораживание тарифов, то можно сказать, что он победил газовиков. Но он этого не сделает. Не сделает, потому что Путин и вся его бригада не будут тогда получать поток денег в Москву.

Путин хочет, чтобы Самара голосовала, как Мордовия

— Вообще, зачем Меркушкина поставили в Самарскую область?
— У вас был совершенно одиозный губернатор Артяков.

— Но его тоже поставили…
— Это дружок Путина. Когда я узнал, какие гонорары он получал, работая на АвтоВАЗе, мне с ним всё совершенно стало ясно. Ещё он, будучи губернатором, постоянно летал в Москву на частном самолёте и у него дорогущие машины, совсем не вазовского производства. Артякова все ненавидели, поэтому Путин испугался повторения ситуации в Калининграде. Артяков, конечно, его друг, лояльный, но слишком одиозный.

Меркушкин нравится Путину тем, что в Мордовии за Путина и его партию голосовало больше 100% избирателей. Я не шучу, в Мордовии были такие районы, где и 109% голосовало. Именно этим глава республики снискал славу в кремлёвских кабинетах и после того, как доверие к Путину в Самаре стало падать из-за Артякова, Путин посчитал, что из Самары надо сделать Мордовию. Но Мордовию не в плане социально-экономическом. Я хорошо знаю Мордовию, оттуда каждый год люди ездят в соседний Нижний Новгород на заработки. Путин посчитал, что теперь ему нужно получить 109% в Самарской области. Я очень надеюсь, что он такого результата в Самарской области никогда не получит, но то, что я увидел в Самаре, очень пугает. Путин назначил Меркушкина, чтобы Самара дала мордовский результат на выборах.

— Согласны ли вы с тем, что сейчас Кремль «сливает» партию «Единая Россия»?
— Эта партия как хамелеон, причём перекрашенный. Все эти Исаевы, Пехтины, Железняки, Яровые. Эта партия настолько одиозная, настолько её народ ненавидит, что кандидаты от партии уже скрывают свою принадлежность к ней. В Москве вообще никто старается не афишировать, что они принадлежат к «Единой России». Её решили перекрасить, обманув народ, выдумали «Народный фронт», знатных рабочих типа Холманских, может, действительно, уважаемых людей попытаются привлечь, чтобы чуть-чуть сменить оболочку, но внутренность останется та же. Сейчас очень важно людям объяснить, что это те же яйца, только в профиль.

— В связи с этим ребрендингом задача Меркушкина как-то будет меняться?
— Путин посмотрит, насколько Меркушкин может показать, что он хоть и Меркушкин, но совсем другой, «Меркушкин 2.0» и так далее.

В Самаре любят Олега Сысуева. Особенно женщины

— Местные политтехнологи предполагают, что следующим губернатора Самарской области может стать Игорь Комаров. Вы доверяете таким прогнозам?
— Я знаю Игоря Комарова лично и могу сказать, что это находка для АвтоВАЗа. Завод разваливался, а ему удалось привести завод в чувства. Это очень профессиональный управленец и очень грамотный, честный человек. По сравнению, например, с Борисом Алёшиным, который был директором ВАЗа после Артякова, и который не приезжал туда, выплачивал высшим менеджерам огромные зарплаты и премии. Комаров живёт в Тольятти, каждый день появляется на ВАЗе, но я не знаю его политических амбиций. Он никогда не заявлял, что хотел бы быть губернатором, или, как Михаил Прохоров, не говорил, что собирается из бизнеса в политику. Если он пойдёт на выборы губернатора, это был бы подарок для региона. Я бы за него проголосовал, будь я жителем Самарской области. Я вчера только его видел, если бы вы мне раньше об этом сказали, я бы у него расспросил.

— Вы были в Самаре на юбилее Олега Сысуева. Поделитесь впечатлениями от поездки.
— Самарцы Сысуева помнят, это сразу видно. И у Сысуева, очевидно, Самара ностальгию вызывает, хотя состояние города ужасающее. В эти дни была аномальная погода, самолёты в Москву не отправляли, в итоге мы поехали на поезде. Нам с Сысуевым пришлось пойти в супермаркет, мы пришли в магазин, и я увидел, как самарцы любят Сысуева. Они нас узнавали, подходили, задавали вопросы, и я заметил, что к нему относятся с ностальгией, особенно женщинам он нравится. Хотя ему уже 60 лет исполнилось, но все вспоминали, какой он был красавчик, как мечтали самарские девушки выйти за него замуж.

Беседовала Елена Вавина

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s