Четырнадцатый день слушаний по существу дела об убийстве политика Бориса Немцова. Трансляция «Медиазоны»

09.11.2016
Слушания по существу дела об убийстве политика Бориса Немцова

Четырнадцатый день слушаний. Тринадцатый день здесь

Московский окружной военный суд продолжает рассматривать дело пятерых обвиняемых, которых следствие называет исполнителями покушения на политика Бориса Немцова.
На скамье подсудимых Заур Дадаев, Анзор Губашев, Шадид Губашев, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев, им предъявлены обвинения в наемном убийстве.

«Медиазона»
Россия, Москва. Рассмотрение по существу дела об убийстве политика Бориса Немцова в Московском окружном военном суде. Фигурантами уголовного дела являются Заур Дадаев, Шадид Губашев, Анзор Губашев, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев. Фото: Анатолий Жданов/Коммерсантъ
Россия, Москва. Рассмотрение по существу дела об убийстве политика Бориса Немцова в Московском окружном военном суде. Фигурантами уголовного дела являются Заур Дадаев, Шадид Губашев, Анзор Губашев, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев. Фото: Анатолий Жданов/Коммерсантъ
Накануне процесс возобновился после болезни адвоката Заурбека Садаханова, который защищает Хамзата Бахаева.
Судья Юрий Житников пригласил для Бахаева адвоката по назначению Викторию Можайкину.
Несмотря на протест самого Бахаева, судья нового адвоката утвердил.
Перед судом и присяжными выступил свидетель Артем Трапезин — он работал в салоне «Автостайл» и именно он 20 октября 2014 года за 90 тысяч рублей продал подержанный ZAZ Chance с номером «Т649КЕ/190RUS», на котором ездили убийцы Немцова. В салоне машины пахло сеном. Покупатель представился именем Заур (сначала свидетель услышал «Саур» и переспросил), он приехал на черной машине, за рулем которой сидел бородатый мужчина.
Покупатель попросил возможность оформить автомобиль на брата — по его словам, брат попал в аварию с неким узбеком и должен вернуть автомобиль.
При этом Заур принес даже не сам паспорт брата, а его ксерокопию — это был паспорт на имя Гаджимурада Алиева. Это насторожило Трапезина, и он попросил Заура показать и его паспорт. Тот заволновался, но все же показал паспорт на имя Заура Дадаева; позже Трапезин узнал своего клиента в телерепортаже об аресте подозреваемых в убийстве Немцова.
Когда свидетелю показали фотографии автомобиля ZAZ, обнаруженного после убийства Немцова, и снимки машины с тех улиц, где она, предположительно, следила за политиком, он узнал в машине, ту, которую продал Зауру Дадаеву.
Адвокат Марк Каверзин обратил внимание на то, что автомобиль был зафиксирован системой «Поток» 5, 6 и 13 марта 2015-го, то есть уже после убийства, тогда как машину нашли и изъяли еще 1 числа.
По словам прокурора Марии Семененко, эти перемещения «не имеют отношения к фактической стороне дела», а ZAZ Chance перевозили на эвакуаторе.
Заседание прервали, когда одной из присяжных стало плохо.

Семененко предлагает продолжить допрос вчерашнего свидетеля Артема Трапезина.
Присяжных пока нет.
Адвокат Каверзин просит приобщить ответ из ГБУ «Гормост», в котором поясняется, где именно на Большом Москворецком мосту установлены восемь камер наблюдения.

Мы изучали записи только с двух. Где еще пять? Почему следствие не изъяло записи? Я предлагаю сделать запрос в ГИБДД и ФСБ, у которых там также были свои камеры. Записи необходимо изъять или узнать, если они не работали, то почему.

Также Каверзин говорит про ответ «Яндекса» на адвокатский запрос, касавшийся панорамных снимков места преступления. В компании отказались предоставлять защите требуемые материалы, заявив, что «только компетентные органы» могут обращаться с такими запросами.

Суд приобщает к материалам дела ответы из «Яндекса» и «Гормоста». Каверзин также просит направить запрос в автосалон, где, по его словам, работал свидетель Трапезин.
Семененко возражает: «Адвокаты, согласно нормам УПК, сами могут делать запросы».
Каверзин:

Да, по закону мы можем делать запросы сами, однако это гособвинение должно доказать виновность подсудимых. Мало ли что человек может сказать о месте своей работы.

Адвокат Садаханов добавляет, что ответ на адвокатский запрос может идти месяц или два. «Уже и процесс закончится к тому времени», — говорит он.

Каверзин объясняет судье, почему для защиты так важно получить ответ из автосалона:

Нужно понять, разрешалось ли этому сотруднику [Трапезину] продавать машину, была ли у него доверенность, что именно за доверенность. Мы проверим, велась ли книга учета. Может, у него не было полномочий эту машину продавать.
Почему он уволился всего через несколько месяцев после продажи машины?

Мария Семененко возражает защите.

Сейчас адвокаты призывают к тому, чтобы доказывать то, что доказывать не надо. Машину передали в салон, есть документы об этом. Она была принята и продана, об этом свидетельствуют документы. Да, всегда есть то, что можно дополнить, но есть то, что дополнять в деле не надо.

Адвокат Садаханов напоминает, что в договоре купли-продажи автомобиля указано одно название организации, а Трапезин по документам работал в другой.

Заслушав аргументы сторон, судья Житников отказывает в ходатайстве адвокатов.
«Свидетель предупрежден об уголовной ответственности за дачу ложных показаний. И у нас нет оснований ему не доверять пока».

Хамзат Бахаев передает судье заявление. Он хочет отказаться от услуг адвоката по назначению Можайкиной. Судья Житников снова отказывает: во-первых, в этом подсудимому было отказано еще вчера, во-вторых, наличие адвоката по соглашению не исключает наличия второго адвоката по назначению.
В отводе Можайкиной отказано.

Можайкина:
— Ваша честь, можно, я скажу…
— Виктория Александровна, вы вчера должны были изучать материалы дела, но ушли. Вы должны были изучать.
— Но ваша честь, я не могу согласовать позицию с Бахаевым, он не может со мной согласовать свою позицию…
— Вам что, впервые приходится защищать человека на 51-й статье?
Адвокат Можайкина препирается с судьей, говорит, что не может работать в таких условиях, а затем решительно выходит из зала.
— Я предупреждаю вас об ответственности за этот поступок! — бросает вслед судья.


В зал приглашают присяжных.

Прокурор Семененко представляет протокол осмотра предметов, найденных в машине ZAZ Chance, которой, по версии следствия, пользовались убийцы Немцова.

«Смывы со стенок и дверей и ручек, волосы и микрочастицы, — перечисляет прокурор. — Все предметы были во время осмотра упакованы и запечатаны».
Семененко показывает присяжным фототаблицу с изъятыми предметами.

Семененко просит присяжных обратить внимание на VIN-номер машины и указывает, что один и тот же идентификационный номер был зафиксирован в договоре купли-продажи автомобиля и в документе об изъятии машины.

Семененко говорит присяжным, что в деле есть скан паспорта Заура Дадаева.
Она обращается к свидетелю Трапезину.

— Вам знакомо это изображение?
— Да, я видел его раньше.
— Копию или оригинал?
— Оригинал паспорта видел.
— Вы можете сказать, кто этот человек?
— Заур.

Теперь гособвинитель просит разрешения задать вопрос Дадаеву.
— Когда вас задержали?
— 5 марта 2015 года.
— То есть 1 марта вы не соприкасались со следственными органами?
— Нет.
— Спасибо.

Теперь к присяжным подходит адвокат Каверзин. Он просит заседателей обратить внимание на номера документов, касающихся продажи ZAZ Chance: договора комиссии, самого договора купли-продажи, доверенности, а также на название компании, с которой заключался договор.
Теперь Каверзин показывает присяжным номер агентского договора, заключенного первой владелицей автомобиля Юлией Свентицкене с компанией «Автоальянс». Номер договора тот же, а название компании другое, указывает адвокат.
Адвокат начал показывать присяжным номера договора купли-продажи.

Прокурор Семененко просит прервать Каверзина: сейчас свои доказательства представляет обвинение. «Потом пусть показывает», — говорит прокурор. Адвокат эмоционально возражает, судья разрешает ему показать заседателям два оставшихся документа.
Адвокат Каверзин закончил.

Семененко:

Я могу продолжить? Теперь я должна вернуться немного назад. Ведь сторона защиты все это делает, чтобы сбить тактику стороны обвинения…

Семененко говорит, что всего из машины ZAZ Chance изъято 112 предметов. Все они были переданы на экспертизу. Из заключения следовало, что биологические следы из некоторых смывов (с двери, со стекла и с бутылки из-под киселя) принадлежат человеку, вероятно, мужского пола.

Тогда эксперты еще не знали, кому именно принадлежит этот биологический материал.
Там же были обнаружены биологические следы еще четырех мужчин. Все они фигурировали в экспертизе как М1-М5, кроме того, был найден женский волос (Ж1).
— Когда вас задержали? — спрашивает Семененко Губашева.
— 5 марта 2015 года я был похищен федеральными властями, меня сутки избивали и пытали…
— Мы вас поняли, спасибо большое!
— Меня избивали несколько человек, и меня не задерживали, а похитили! Я хочу сказать, что меня задержали не 7 марта, как в документах! В этот день с меня сняли мешок. А до этого жестоко избивали и пытали, — говорит Губашев присяжным.

Судья делает ему замечание.

Семененко читает данные экспертизы, согласно которым обнаруженные в машине биологические следы принадлежат Дадаеву.
Судья:
— Мария Эдуардовна, а есть у вас вопросы к свидетелю?
— Ой, я забыла про него! Давайте я позже вернусь к экспертизе.

Зато есть вопросы у адвокатов.
Отвечая защитнику Каверзину, свидетель объясняет, что он работал в салоне «Автостайл» без каких-либо документов. У него не сохранилось договора с работодателем, он не помнит, какова была его зарплата.

Авдокат Цакаев спрашивает, могли ли в «Автостайле» оформить продажу машины на чужой паспорт или, например, на копию паспорта.

Я не знаю, мое дело было небольшое — отвести человека в отдел оформления, а там они сами оформляют,

— говорит Трапезин. По его словам, должностных инструкций, ни штатного расписания, в котором были бы прописаны его обязанности, тоже не было — в курс дела новых сотрудников на словах вводил директор автосалона.
Цакаев задает еще вопросы об особенностях документооборота в компании, где работал свидетель.
«Вы что, машину хотите купить? Какое отношение это имеет к предмету доказывания?» — резко обрывает его судья

Каверзин:
— При вас лично экспертиза по исследованию VIN-номера ZAZ проходила?
— Нет.
— А вы знаете, кто проводил экспертизу?
— Ну, знаю.
— А фамилии назовете?
— Нет.
— Спасибо, вопросов нет больше.

Свидетеля Трапезина отпускают. Объявляется перерыв на час.


Участники процесса возвращаются в зал.
Заседание возобновляется, заходят присяжные.

Следующий свидетель, которого допросят сегодня стороны — Гаджимурад Алиев, уроженец Махачкалы, сотрудник Народного Собрания Республики Дагестан.

— Кого-либо из подсудимых знаете?
— Нет.
— А потерпевших, судью знаете?
— Нет.
На имя Гаджимурада Алиева была оформлена покупка автомобиля ZAZ Chance, которым, по версии обвинения, пользовались подсудимые.

Первым вопросы Алиеву задает прокурор Львович.
— Вы когда нибудь приобретали автомобиль ZAZ c номером Т649КЕ?
— Нет.
— Вы когда-нибудь оформляли его на себя?
— Нет.
— Вы теряли свой гражданский паспорт?
— Нет.
— Вы когда-либо передавали документы для перерегистрации транспортных средств?
— В 2014 году я переоформлял документы на автомобиль с себя на жену, это была Toyota Camry.

Алиев рассказывает, как переоформлял машину в Москве. Он передал документы некоему Евгению, который пообещал ускорить процедуру. Паспорт Алиева у Евгения находился в течение 20-30 минут.
— В октябре 2014 года вы покупали автомобиль ZAZ в Москве? — еще раз уточняет Львович.
— Нет.
— А среди подсудимых нет вашего родственника? — спрашивает Семененко.
— Нет.
— Брата?
— Нет.
— Может быть, Заур ваш брат?
— Нет.

Прокуроры сверяют данные паспорта, на который, по версии следствия, обвиняемые купили ZAZ, с паспортом свидетеля.
В акте приема-передачи машины стоит подпись якобы Алиева.
— Скажите, это ваша подпись? — спрашивает свидетеля Семененко.
— Нет, не моя.

Прокурор показывает присяжным подделанную подпись. Такой же автограф — в других документах, составленных при покупке ZAZ, при этом указанные в бумагах личные данные полностью совпадают с данными Алиева.

Для сравнения Семененко показывает присяжным настоящую подпись Алиева. Затем она предъявляет свидетелю фото автомобиля ZAZ.
— Вы видели когда-либо такой автомобиль?
— Никогда не видел.

Семененко зачитывает заключение судебно-почерковедческой экспертизы.
Согласно выводам экспертов, подпись Алиева в документах о купле-продаже машины, скорее всего, была подделана.

Прокурор ходит перед присяжными с паспортом свидетеля и демонстрирует им его настоящую подпись.

— Подсудимые, есть необходимость ознакомится с паспортом [Алиева]?— спрашивает судья
Из «аквариума» отвечают, что нет.

Семененко зачитывает еще один документ. Следователи делали запрос в ФСБ, чтобы узнать обо всех перемещениях Алиева. По данным спецслужбы, свидетель 27 сентября 2014 года вылетел рейсом Домодедово-Махачкала, 3 декабря 2014-го совершил перелет Грозный-Внуково. Таким образом, на момент совершения сделки по купле-продаже машины (20 октября 2014-го) его не было в Москве.
Семененко — Алиеву:
— Вы бывали в Москве с 27 сентября по 3 декабря 2014?
— Нет.

Семененко продолжает: по запросу следствия аппарат Народного Собрания Дагестана прислал данные об отпусках и служебных командировках Алиева. Все сходится: в декабре и сентябре 2014 года свидетель был в командировках.

Вопросов к нему ни у прокуроров, ни у защиты и подсудимых нет.
Алиева отпускают.


Семененко представляет присяжным результаты экспертизы биоматериалов, содержавшихся в смывах из салона ZAZ Chance: один из образцов принадлежал Шадиду Губашеву, установили эксперты.

Теперь прокурор оглашает выводы экспертизы в отношении Анзора Губашева.
Его биологические следы нашли в смывах с водительской двери внутри и снаружи, с кнопки блокировки двери водителя, с левого зеркала, с шестеренки стеклоподъемника левой задней двери. Также следы Анзора Губашева остались на горлышке и крышке бутылки из-под киселя, на ремне безопасности переднего пассажирского места, на задних дверях и сиденьях и под водительским креслом.

Прокурор Львович вскрывает большой пакет — это вещдок, рулевое колесо автомобиля ZAZ Chance.
Прокурор водружает его на кафедру. Семененко демонстрирует присяжным таблицы генетической экспертизы. Судья Житников:
— Мария Эдуардовна, прошу комментарии от себя не делать.

Теперь экспертиза следов Беслана Шаванова, который подорвался при задержании:
его биологические следы найдены на потолке машины над задним сиденьем и на обивке.

Семененко снова показывает генетические таблицы.

Гособвинитель переходит к результатам криминалистической экспертизы.

Предметом исследования были марлевые тампоны с пробами, взятыми с различных поверхностей автомобиля. Перед экспертами был поставлен вопрос, имеются в представленных пробах химические следы выстрела. Эксперты, рассказывает Семененко, демонстрируя присяжным таблицы, обнаружили микроследы от выстрела на всех четырех дверях машины, как внутри, так и снаружи.

Теперь Семененко пересказывает заключение экспертов из Института криминалистики Центра специальной техники ФСБ, которые исследовали смывы с кистей правой и левой рук Дадаева, смыв с заушных полостей и срез ногтей подозреваемого.
На смывах из-за ушей и ногтях обнаружены единичные микрочастицы, которые эксперты сочли следами выстрела.

У стороны обвинения на сегодня все.
Адвокат Заура Дадаева Марк Каверзин спрашивает своего подзащитного, какого числа тот прибыл в Грозный. Дадаев отвечает, что 1 марта.
— До дня задержания вы мылись? Делали омовения? Когда? Сколько раз?
Заур Дадаев:

Я 1 марта искупался, и каждый день я минимум три-четыре раза в день делаю омовение. Лицо, за ушами и до щиколоток.
Дадаев говорит, что когда служил в батальоне «Север», часть оружия он хранил в своей квартире, а после увольнения должен был его сдать. Перед этим он оружие почистил, «прострелял» и отнес в расположение части. Таким образом, последний раз он прикасался к оружию 1 марта, когда сдавал его. «Все, что принадлежало государству я отдал в целости, осталось только мое личное оружие»,

Шадид Губашев заявляет, что никогда не сидел в машине ZAZ, и с заключением экспертов не согласен. Он снова говорит о пытках и похищении и обещает доказать, что никогда не садился в автомобиль предполагаемых убийц Немцова: «Насколько я смогу доказать, то докажу, что не сидел в той машине».

Судья просит присяжных не обращать внимания на заявления подсудимых о пытках.
Эскерханов встает с места: «Ваша честь, вот вы говорите, что пытки в нашей стране запрещены. Но я позже докажу, что они реально применялись».

Слушания по делу об убийстве Бориса Немцова продолжатся в Московском окружном военном суде в четверг в  11:00.

Источник:
«Медиазона»


09.11.2016. Солидарность продолжает одиночные пикеты возле суда над обвиняемыми в убийстве Бориса Немцова.

09-11-2016-pikret-court-1

09-11-2016-pikret-court-2

09-11-2016-pikret-court-3

09-11-2016-pikret-court-4Фотографии — Надежда Митюшкина

One thought on “Четырнадцатый день слушаний по существу дела об убийстве политика Бориса Немцова. Трансляция «Медиазоны»

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s