Двадцать первый день слушаний по существу дела об убийстве политика Бориса Немцова. Трансляция «Медиазоны»

29.11.2016
Слушания по существу дела об убийстве политика Бориса Немцова

Двадцать первый день слушаний. Двадцатый день здесь

Коллегия присяжных в Московском окружном военном суде продолжает знакомиться с доказательствами обвинения.
В Московском окружном военном суде коллегия присяжных продолжает знакомиться с материалами по делу об убийстве Бориса Немцова. Прокуроры зачитали показания модели Анны Дурицкой, находившейся с политиком в день его убийства. На суд Дурицкая, несмотря на отправленные ей повестки, не явилась.
На скамье подсудимых Заур Дадаев, Анзор Губашев, Шадид Губашев, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев, им предъявлены обвинения в наемном убийстве.

«Медиазона»
2970566 08.11.2016 Темирлан Эскерханов на заседании суда по делу об убийстве Бориса Немцова в Московском окружном военном суде. (Фото снято через стекло). Михаил Воскресенский/РИА Новости
2970566 08.11.2016 Темирлан Эскерханов на заседании суда по делу об убийстве Бориса Немцова в Московском окружном военном суде. (Фото снято через стекло). Михаил Воскресенский/РИА Новости

Предыдущее заседание по делу об убийстве политика прошло в прошлый четверг, 24 ноября.

  • Стороны допросили свидетеля Ксению Штыркину — подругу Шадида Губашева. По ее словам, молодой человек придерживался «средних», умеренных религиозных взглядов; Штыркина никогда не слышала, чтобы подсудимые обсуждали карикатуры в журнале Charlie Hebdo или политиков.
  • Вторая часть заседания была посвящена изучению детализации телефонов обвиняемых; прокурор Мария Семененко предложила присяжным сравнить адреса, в которых базовые станции фиксировали их номера, с маршрутами Немцова и его предполагаемых убийц. Так, например, номер 8-963-696-79-23 — по версии следствия, это номер конспиративного телефона, которым пользовался Заур Дадаев — появлялся в Замоскворечье на улицах Татарская, Пятницкая и Овчинниковской набережной, а в день убийства включался на Красной площади и Раушской набережной.
  • Прокурор Семененко в очередной раз попыталась объяснить присяжным, как, переставляя сим-карты из-за севшей батареи, Анзор Губашев допустил ошибку конспирации, которая позволила идентифицировать его телефон и по номеру IMEI связать с телефоном, чей владелец следил за Немцовым.
  • Эти объяснения показались защите невнятными; адвокат Садаханов назвал выступление гособвинителя «словоблудием».
  • Свидетель Зарета Цакаева, которую в прошлый четверг также планировало допросить обвинение, не явилась в суд — предположительно, заболела свинкой.
  • Прокурор Семененко отметила, что ее местонахождение неизвестно. Напомнила, что на предыдущем заседании чеченская общественница Хеда Саратова, которая пришла в суд вместе с адвокатами подсудимых, пыталась снимать присяжных на телефон. «А вы вообще приводите сюда людей, которые на камеру снимают, да и свидетели из-за вас пропадают!» — в запале бросила Семененко стороне защиты.

Заседание началось. Прокурор Мария Семененко обещает ознакомить присяжных с письменными материалами дела и детализацией звонков, а также огласить протокол показаний Анны Дурицкой, которую не удалось вызвать в суд.
Подсудимый Заур Дадаев просит, чтобы все детализации показывались на большом экране, чтобы им тоже было видно.

В зал вошли присяжные. Один из них — присяжный №6 — отсутствует.
— Ольга Константинова написала заявление о том, что не может участвовать в заседаниях по семейным обстоятельствам, — объявил судья Юрий Житников. В коллегию вводится запасной присяжный №13.
На прошлом заседании адвокат потерпевших Вадим Прохоров говорил о давлении, которое, предположительно, может оказываться на свидетелей и присяжных. Адвокат Дадаева Шамсудин Цакаев с Прохоровым тогда не согласился — никаких сообщений об угрозах в отношении свидетелей и присяжных не поступало, отметил он.
На вопрос судьи, не пытался ли кто-либо с ними контактировать, присяжные молчат.

Судья Житников просит присяжных вспомнить прошлое заседание, когда прокурором была произнесена фраза о том, что у подсудимого Анзора Губашева «сел аккумулятор» и поэтому была переставлена сим-карта. Он просит не принимать во внимание слова про аккумулятор, потому что это вывод и предположение прокурора, который он может сделать только в прениях. Что касается перестановки сим-карт, то это очевидный вывод, подчеркивает судья.

Адвокат Магомед Хадисов спрашивает Губашевых, кому принадлежали телефоны Samsung и Nokia, изъятые при обыске у них дома в Малгобеке. Оба отвечают, что это не их телефоны.
— К нам не относятся они, это родственников наших. К нам никакого отношения не имеют, — говорит Анзор.
У Шадида Губашева адвокат уточняет, когда он последний раз управлял своим автомобилем BMW.
— 6 марта 2016 года меня вытащили из моей машины, из черной BMW, в Ингушетии это было, — говорит подсудимый.

У адвоката Заурбека Садаханова вопрос к его подзащитному Хамзату Бахаеву, вопрос о детализации 26 февраля 2015 года. Защитник спрашивает, где подсудимый был в тот день.
— В деревне Козино, — отвечает Бахаев.
Он поясняет, что в Москве его в тот день не было, он выезжал только в Звенигород за продуктами.

У Анзора Губашева адвокат спрашивает про обыск в Ингушетии, в ходе которого у подсудимого изъяли черный Samsung с IMEI 356431051595095. Адвокат просит уточнить, кому принадлежит телефон. Анзор отвечает, что это мобильный его дяди. И в нем у дяди действительно был записан номер «Хамзата Бахаева», говорит он.

Прокурор Мария Семененко спрашивает Анзора Губашева, подтверждает ли он сами номера из этого телефона.
— А вы номера продиктуйте.
— Специально для вас.
— Да, специально для меня.
— Специально для вас повторяю. Итак, уважаемые присяжные, возвращаемся к телефону, про который сейчас они говорят, что это дядин. Но нам неважно, дядин он или тетин, нам важны цифры. Итак, записная книжка телефона Samsung. И следующие номера: Бахаев Хамзат 8-926-850-23-53, и сам Бахаев в суде подтвердил, что это его номер. Следующий. Губашев Шадид 8-922-761-74-79.
— Вот этот номер я наизусть знаю, могу подтвердить, что это номер моего брата, — говорит Анзор Губашев.
— 8-925-913-03-32, указан Губашев Анзор.
— Это мой номер. Я никогда не отрицал этот момент.
— Мы не исследовали в прошлый раз, это еще два номера из телефона, которым пользовался, как они говорят, их дядя. Это 8-928-000-02-03 и, как указано, Заур, 8-928-796-24-83.
Заур Дадаев подтверждает, что оба последних номера принадлежат ему. Он уточняет, что пользовался еще третьим номером: 8-964-614-00-00.

Адвокат Муса Хадисов спрашивает Анзора Губашева, как у него был записан номер Шадида.
— «Брат», скорее всего. Или «Шадид». Но не с фамилией точно.

Семененко показывает присяжным протокол осмотра телефона Sony Ericsson и HTC, которые были изъяты у Анзора и Шадида Губашевых при задержании.
— У меня еще Nokia была, но ее куда-то спрятали, — отмечает Шадид из «аквариума».

В обоих телефонах сим-карты «Мегафона». В телефоне HTC Шадида Губашева следователи нашли переписку в WhatsApp, том числе от 26 февраля 2015 года. Прокурор зачитывает сообщения: «Окей, надо ли что? Перед выездом набери». Такого же рода сообщения отправлялись абонентом и в начале февраля. В разделе с фото, аудио и видео множество файлов, не представляющих интереса для дела, говорит прокурор. Среди контактов «Брат» и «Ксюша». Так у Шадида был записан номер телефона Ксении Штыркиной.

Прокурор Семененко зачитывает протокол осмотра телефона Sony Ericsson, принадлежащего Анзору Губашеву. Телефон защищен графическим ключом, поэтому осмотреть его у специалистов не получилось, поясняет прокурор. На сим-карте никакой важной информации не обнаружено.

Семененко обращается к Шадиду Губашеву:
— Указано тут «Брат», видите? Это у вас кто брат?
— Это Анзор.
— То есть 8-925-913-03-32 это телефон Губашева Анзора, он записан как «Брат», — поворачивается прокурор к присяжным.

У подсудимых и защиты спор с прокурором о том, что в протоколе указано, что HTC изъят у Губашева Анзора. Они объясняют, что Sony Ericsson — это телефон Анзора, а НТС — телефон Шадида, хотя Шадид в протоколе вообще не упомянут.
— При задержании все телефоны были вперемешку. Мои телефоны попали Губашеву, вообще левые телефоны попали ко мне! — возмущается Заур Дадаев.
Адвокат Шамсудин Цакаев говорит, что Дадаев имеет в виду, что изъятые по делу «телефоны перепутаны» и приписаны не истинным их хозяевам.

— Пока от телефонов немного отвлечемся, потом к ним вернемся, — прервала спор Семененко.

Прокурор зачитывает протокол обыска от 7 марта в доме 10Б в деревне Козино в Одинцовском районе Подмосковья, где жили Бахаев и братья Губашевы.
В одной из комнат следователи нашли и изъяли медицинскую карту на имя Шадида Губашева, военные билеты на имя Анзора и Шадида, их аттестаты, временное разрешение на управление машиной, договора, расписки, документы из ГИБДД, трудовые книжки, загранпаспорт Шадида, барсетку с документами на BMW, рентгеновские снимки Анзора Губашева, а также «информацию о личности какого-то гражданина Белобородова».
В другой комнате были найдены фотоаппарат, несколько флешек, планшет, несколько сим-карт «Билайн» и «Мегафон». На кухне, согласно протоколу, находится печь с дымоходом (не изымалась). Там были изъяты еще несколько сим-карт, доверенность на управление квартирой, блокнот, еще несколько сим-карт и бейсболки черного и серого цвета.

Также на чердаке были обнаружены сумки с одеждой, где хранились шапки и куртки. Во дворе дома была припаркована Lada Priora. В сумке в машине нашли паспорт на имя Хамзата Бахаева, упаковки от нескольких сим-карт и «красную книгу на иностранном языке». Везде были взяты смывы.

Семененко показывает присяжным копию паспорта на имя Бахаева, а также договор займа от 11 февраля 2014 года, согласно которому Анзор Губашев одолжил гражданину Гараеву 8 млн 320 тысяч рублей под 24%. Согласно другим изъятым в доме документам, в апреле 2014 года Анзор Губашев уступил право требования должнику Гараеву.

Теперь Семененко зачитывает данные с удостоверения Шадида Губашева о призыве на воинскую службу от 2003 года. Он был признан годным к военной службе, поставлен на учет, у него есть военный билет.
Также был изъят аттестат о среднем образовании, где говорится, что за правоведение и русский язык Шадид получил «четверки», и паспорт транспортного средства (ПТС) на черный BMW, собственником которого является Шадид Губашев. Автомобиль был куплен им в августе 2014 года.

Прокурор читает исследование окурков, найденных в доме в Козино. Эксперты по генетике пришли к выводу, что все окурки принадлежат Бахаеву, следов Дадаева, Губашевых, Эскерханова и Шаванова на них нет.
Затем изучается протокол осмотра документов из Lada Priora, найденный там полис ОСАГО и регистрация автомобиля, все документы на имя Хамзата Бахаева.

Прокуроры показывают присяжным документы из ГИБДД, которые зафиксировали, что 1 марта в 18 часов Lada Priora Бахаева ехала по Внуковскому шоссе через железнодорожный переезд в районе платформы «Внуково». Прокурор спрашивает у подсудимого, что он делал в это время в этом месте.
— Внуковский переезд, да, конечно, я ехал в Звенигород, там по дороге какая-то деревня. Я занимался частным извозом и клиента туда отвозил.
— Раньше вы заезжали в эту деревню?
— Много раз бывал, по этой дороге удобно объехать МКАД. Но не на этой машине.
— Ах, не на этой машине, — демонстративно вздыхает прокурор Семененко.

В суде объявлен часовой перерыв, присяжных отпускают на обед.

После того, как присяжные ушли, судья Житников напомнил, что 22 ноября адвокат Марк Каверзин заявил ходатайство об исключении ряда доказательств — нескольких экспертиз. Каверзин говорит, что защита подробно, со ссылками на нормы права и материалы дела, указала в ходатайстве, что следователь заранее не знакомил обвиняемых и адвокатов с постановлением о назначении экспертиз. Каких именно, адвокат не уточнил. Защита не могла заявить свои возражения против конкретных экспертов, предложить свои формулировки вопросов, говорит Каверзин.

По словам прокурора Семененко, нет оснований для исключения этих экспертиз, поскольку они назначены по постановлению следователя и проведены квалифицированными экспертами с разъяснениями им ответственности.


Заседание продолжается, присяжные вернулись.

Прокурор Семененко оглашает протокол допроса свидетеля Анны Дурицкой. Девушке неоднократно высылали повестки о вызове в суд, однако получила ли она их — неизвестно.

Во время допроса утром 28 февраля, на следующий день после убийства Немцова, Дурицкая рассказала следователям, что она работает в Киеве в агентстве «Стар Моделс», за показ получает от 300 до 1000 гривен. Однокомнатную квартиру в Киеве Анна купила на деньги Бориса Немцова, недвижимость стоила около 130 тысяч долларов.
С Борисом Немцовым их в Турции познакомил Михаил Прохоров, поясняла Дурицкая. Они поддерживали близкие отношения, встречались один-два раза в месяц в Москве или Киеве.

Анна Дурицкая рассказывала, как в полдень 27 числа она прилетела в Москву, где у выхода из Шереметьева ее встретил Немцов. Авиабилет заказывала помощница политика. Накануне они с Немцовым созванивались и обсуждали, в какой ресторан пойти после встречи. Также Немцов предупредил Анну, что с 20 до 21 часа 27 февраля у него эфир на «Эхе Москвы».
Политик встретил девушку вместе с водителем Дмитрием Петуховым. Они сели в автомобиль Range Rover и поехали домой к Немцову. Несколько часов они провели дома. В 17 часов Дурицкая выходила в аптеку и «Азбуку вкуса» неподалеку.
Около семи часов вечера пара вышла из дома. Дурицкая с водителем поехали в салон «Тай Спа» на Пятницкой улице, а Борис Немцов пошел пешком на «Эхо Москвы». Из салона Дурицкая пошла пешком в сторону ГУМа и написала смс Немцову, что будет ждать его там. «Я пошла в ГУМ, где гуляла», — рассказала девушка.

Еще днем Немцов с Дурицкой договорились, что пойдут в Bosco Cafe. Немцов пришел в кафе где-то в 21:55, примерно за 5 минут до закрытия ГУМа. Пара сидела у окна с видом на Красную площадь.
Политик и модель пошли пешком домой по Большому Москворецкому мосту. Они часто ходили этой дорогой, вспоминала Дурицкая. Она шла ближе к дороге, Борис шел ближе к парапету моста.
«Я неожиданно услышала один хлопок и начала смотреть себе под ноги, поскольку решила, что взорвалась петарда», — говорила следователям модель. После нескольких хлопков она увидела, что Борис падает, а по мосту от них отъезжает легковая машина. «В это время я поняла, что в него стреляли из указанной машины», — сказала Дурицкая.
Девушка подбежала к водителю грузовой оранжевой машины, попросила вызвать полицию. Водитель сказал ей звонить самой. Тогда она позвонила в полицию. Возле Немцова она увидела молодого человека, который тоже звонил в полицию.
«Я поняла, что Борис мертв», — пояснила Дурицкая.

В беседе со следователями Дурицкая предположила, что убийство могло быть совершено по политическим мотивам. «К его работе я никакого отношения не имела», — уточняла она. Модель не смогла сказать, какие и с кем у политика могли быть конфликты.

Последний раз Немцов прилетал к ней в Киев 12 февраля 2015 года. В Киеве в тот раз он общался только с ней и с журналистом Павлом Шереметом.

Помимо протокола допроса в зале оглашают протокол проверки показаний Дурицкой на месте, проведенной вечером 28 февраля.

В показаниях на месте Дурицкая точно так же рассказала, как она прилетела в Москву, как поехали к Немцову домой, после чего отправилась в салон, а затем в ГУМ. В протоколе описывается, как все участники следственного действия передвигаются по этим местам и Дурицкая показывает, что где происходило.

Пока в суде настраивают аппаратуру, чтобы продемонстрировать присяжным видео с проверкой показаний Дурицкой на месте убийства, Семененко обращается с вопросом к Бахаеву:

— Расскажите, улица Ивана Франко вам знакома?
— Я лет пять там проживал.
— А деревня Козино?
— Тоже там проживал
— В связи с чем один из телефонов, который был у дома Немцова, появляется на улице Франко? Так же, где появляется ZAZ Chance в 9:40 утра?
— Я не знаю.

Отвечая на вопросы прокурора, Бахаев сообщил, что с Эскерхановым он не знаком. Дадаева он видел один раз в деревне Козино в январе 2015 года.

Теперь Семененко задает вопросы Шадиду Губашеву.

— Что вы делали в коттеджном поселке «Резиденция Бенилюкс», там проживал Немцов, 29 октября, 31 октября и 5 ноября 2014 года? Детализация зафиксировала там телефон, о которым вы сказали, что это ваш номер.
— Что я делал? Если я там был, то что я делал, я тоже объясню, — невнятно отвечает подсудимый.
— Зачем вы в ночь со 2 на 3 марта уехали, как вы пояснили своей девушке, домой?
— Мой отъезд никак не касался уголовного дела, это давно я уже хотел домой поехать.
— И просто так совпало, что в ночь на 3 марта вы уезжаете (из Москвы в Грозный — МЗ)? Когда 28 февраля улетел Анзор, а 1 марта Заур Дадаев.
— Это просто совпало, я буду на том стоять, что я ничего не знал. Если бы я знал, я бы 27 числа скрылся, я же не скрывался.

С Темирланом Эскерхановым он также не был знаком и увидел его только в суде по аресту, говорит Шадид.
— А вы появлялись на квартире Веерная, 46?
— Об этом я тоже позже расскажу.
— Если вы не знали Эскерханова Тамерлана, почему ваши следы остались на Веерной, 46?
— Я же поясняю вам: что касается [того,] где я был, или что вы говорите генетику там нашли, я об этом буду говорить позже. Я не собираюсь умалчивать. Мои действия к делу не относятся.

Прокурор обращается к Зауру Дадаеву:

— Приезжали ли вы в деревню Козино, где проживали Губашевы и Хамзат Бахаев?
— Я приезжал, но Бахаева я не видел. У него вообще там отдельный вход.
Дадаев говорит, что практически каждый год приезжал в отпуск в Москву и бывал у Губашевых.
— Вы с Тамерланом Эскерхановым бывали в гостинице «Украина» в Москве?
— Бывал.
— Что вы там делали?
— Чай пил.

Отвечая на вопрос адвоката Хадисова, Шадид Губашев говорит, что все документы на «Камаз», на котором он работал, находятся среди вещей, изъятых в деревне Козино. Он рассказывал, что за границу летал с девушкой не раз — в месяц он зарабатывал «не меньше ста» (видимо, тысяч рублей), припоминает Губашев.

Заурбек Садаханов спрашивает Дадаева, во сколько он прилетел в Грозный 1 марта.

Около 17 часов, поясняет подсудимый. Теперь адвокат спрашивает Бахаева:
— Хамзат Алиевич, 1 марта 2015 года, во сколько вы переезжали переезд около платформы Внуково?
— Темно было, вот время 18:25, где-то так и было.
— В 9:49 26 февраля автомобиль ZAZ проезжает в районе дома 10 на улице Ивана Франко. Вы где в это время были?
— Я был дома, в деревне Козино.
— Вечером 26 февраля 2015 года вы где были?
— Где-то в районе Звенигорода, я в Москве в центре за восемь лет вообще никогда не был.

Адвокат Бюрчиева спрашивает Эскерханова, бывал ли он в деревне Козино. Не бывал, отвечает он.

Адвокат Марк Каверзин спрашивает Шадида Губашева:

— Вы ездили в коттеджный поселок «Шервуд»?
— Ездил по работе. Я почти во всех поселках в Подмосковье был, многие коттеджные поселки на моих глазах строились.
— Известно ли вам, что «Шервуд» находится рядом с поселком «Резиденция Бенилюкс»?
— Известно.

Вопросы подсудимому задает Мария Семененко.

— А Беслан Шаванов вам знаком?
— Познакомился, когда встречал. Я Бесика встречал, я не знаю, что за фамилия у него. Меня попросили Бесика встретить, я встретил.
— А кто попросил?
— Когда до этого дойдет, я все скажу. Я этого не скрывал, хотя следствию это не надо было.

Анзор Губашев тоже потом обещает рассказать про Шаванова. История с 8 миллионами рублей, которые он давал в долг под проценты, отношения к делу не имеет, говорит он.

Просмотр видео с показаниями Дурицкой отложили до завтра.

В суде объявлен перерыв до 11 утра.

Источник: «Медиазона»


29.11.2016 И снова возле суда над обвиняемыми в убийстве Бориса Немцова.

29-11-2016-piket-sol-court-1 29-11-2016-piket-sol-court-2 29-11-2016-piket-sol-court-3 29-11-2016-piket-sol-court-4

Фотографии — Надежда Митюшкина

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s