Пятьдесят пятый день слушаний по существу дела об убийстве политика Бориса Немцова. Трансляция «Медиазоны»

13.04.2017
Слушания по существу дела об убийстве политика Бориса Немцова
Москва, Госпитальный пер., 4А Московский окружной военный суд

Пятьдесят пятый день слушаний. Пятьдесят четвертый день здесь

В Московском окружном военном суде допросили подсудимого Темерлана Эскерханова, обвиняемого в убийстве политика Бориса Немцова. Свою вину он не признает: «Я не совершал это преступление. Я не виновен в этом, видит Бог, я не виновен в этом».

На скамье подсудимых Заур Дадаев, Анзор Губашев, Шадид Губашев, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев, им предъявлены обвинения в наемном убийстве.

«Медиазона»

Фото из материалов дела

  • Прошлое заседание было полностью посвящено демонстрации видеозаписей признательных показаний Анзора Губашева, данных им в марте 2015 года.
  • Обвинение предупредило, что будет показывать эти записи перед присяжными не полностью. Первые записи были сделаны в кабинете следователя, Анзор Губашев в присутствии адвоката по назначению признается, что вместе с Зауром Дадаевым и Бесланом Шавановым у них возник замысел убить Бориса Немцова. При этом Анзор лично политика не знал, но следил за его деятельностью по телевизору и через социальные сети.
  • Анзор Губашев говорил на камеру, что следил за Немцовым, в том числе с помощью автомобиля ZAZ Chance, который лично приобрел. При этом обвинение настаивает, что автомобиль покупал Дадаев. Губашев рассказал про обстоятельства убийства Немцова, что Дадаев именно на автомобиле уехал с места преступления.
  • На других видеоазаписях он повторяет свои основные тезисы, тоже признается в участии в убийстве. В том числе он дает показания на месте убийства, там, где обвиняемые следили за Немцовым. Анзор Губашев показывает, каким образом они скрылись с места преступления.
  • Его самого в зале во время демонстрации видеозаписей с признаниями не было, накануне судья Житников удалил его за ненадлежащее поведение до конца прений.
  • Также на заседании в среду адвокаты обвиняемых заявили ходатайство об отводе судьи, ссылаясь на его ангажированность.
  • Судья после часового перерыва в своем отводе отказал.

Заседание началось с двухчасовым опозданием. В зал вошел судья Юрий Житников. Адвокат Марк Каверзин передает ему уведомление об отпуске. «9-го я уже вернусь», — обещает прокурорам адвокат.
Защитник Заурбек Садаханов тоже обращается к судье и говорит, что у него 19 апреля на 10 утра назначено заседание в Мосгорсуде и просит назначить заседание «на попозже». Судья просит напомнить об этом 18 апреля. Адвокат Прохоров тоже предупреждает, что у него 19 апреля заседание в 14:00. Судья предлагает вернуться к этому вопросу 18 апреля.
— Эскерханов, желаете давать показания? — спрашивает подсудимого судья.
— Желаю.
Житников просит пристава позвать присяжных в зал.

При присяжных судья снова спрашивает Темиралана Эскерханова, готов ли он дать показания. Он снова отвечает утвердительно. Его адвокат Анна Бюрчиева начинает допрос подзащитного и спрашивает Темирлана, признает ли он себя виновным.
— Нет, не признаю. Я не совершал это преступление. Я не виновен в этом, видит Бог, я не виновен в этом.
Адвокат просит высказаться о сведениях из обвинения, что Эскерханов перевозил убийц Немцова. Он отрицает и это.
— Я эту машину брал у Руслана Геремеева, он еще был в Чечне. Мы допрашивали Зарину, домработницу. Я у нее брал ключи.
— Это в каком месяце было – марте или феврале?
— В марте.
— Когда вы приехали в город Москву?
— Когда уволился, то есть на пенсию ушел с работы. У меня большая семья. Пока я тут сижу, у меня дочка родилась, ей два годика.
Судья просит не говорить о семье.
— Я приехал на заработки в Москву, меня тут устроил на работу мой товарищ Расул. Я просил, чтобы его как свидетеля допросили, но во всех свидетелях тут отказали.
Эскерханов рассказывает, что работал водителем у Романа Гурария, при этом «круглосуточно находился» с ним.
— Он любит отдыхать. По клубам.
— Клубы в подвалах находились?
— «Лепс». Есть Royal Arbat, есть на Рублевке, напротив Барвихи, гостиницы, новый клуб.
— То есть некоторые помещения находились в подвалах. Рабочий день у вас какой?
— Все выходные я проводил с ним 24 часа.
Эскерханов уточняет, что чаще всего сопровождал Гурария в ночное время. Он рассказывает также, что подрабатывал как прораб или чернорабочий.

Отвечая на вопрос адвоката Бюрчиевой, Эскерханов говорит, что с другим подсудимым, Хамзатом Бахаевым, он впервые познакомился после задержания. В частности, в машине 7 марта. Других он тоже узнал уже в судах. «Про этого человека я на следствии впервые услышал», — говорит Эскерханов о Беслане Шаванове. Руслана Мухудинова он знал, у него был его телефон.
— Он водителем Геремеева был, — говорит подсудимый.

Теперь Бюрчиева спрашивает об обвинениии в незаконной перевозке и хранения оружия.
— Когда вы в последний раз держали огнестрельное оружие?
— В 2012 году, — отвечает экс-полицейский Эскерханов, уточняя, что это было «при увольнении».
Внезапно подсудимый переходит к другой теме.
— Они преподносят так, будто она сама мне это в руки передавала. Им не выгодно.
— Вы сейчас о чем? — спрашивает Бюрчиева.
Ее подзащитный поясняет, что говорит о его фотографии с оружием, которые прокуроры показывали присяжным.

Теперь в суде говорят о квартире, расположенной на Веерной, 46. Эскерханов рассказывает, что несколько раз заезжал в квартиру на Веерной, 46, в том числе, чтобы отдохнуть. «Кроме Геремеева и домработницы, видит Бог, я никого не видел», — говорит Эскерханов.

— Зачем вы приехали на Веерную, 46 26 февраля и с кем вы встречались? — продолжает спрашивать Бюрчиева.
Подсудимый вспоминает, что в тот день хотел вечером встретиться с Гурарием и поехать на его машине, но начальник взял свою машину, и тогда Эскерханов поехал на такси. Бюрчиева возвращает подсудимого к вопросу и спрашивает, для чего он поехал на Веерную. Эскерханов говорит, что поехал туда, чтобы встретиться с Геремеевым и позже они вместе направились в гостиницу «Украина».

Отвечая на следующий вопрос Бюрчиевой, он утверждает, что в тот день с Геремеевым не обсуждал убийство Немцова.
27 февраля он поехал на Веерную, поскольку в тот день приехал их — Эскерханова и Геремеева — общий друг Халид. Эскерханов добавляет, что Геремеев «был раненый и тут на лечении находился». Убийство Немцова не обсуждали.
С Зауром Дадаевым подсудимый познакомился в кафе «Цинк» неподалеку от Веерной улицы.
— В каком году или месяце вы познакомились с Дадаевым?
— Я на следствии говорил, но я точно не помню. Это 14-й, по-моему, или начало 15-го.
Бюрчиева спрашивает, говорил ли Дадаев ему или при нем кому-то о неприязни к Немцову и намерении его убить. Эскерханов смеется и говорит, что Дадаев, хоть он и «разговорчив», подобных высказываний не делал.

— Где вы фактически проживали в Москве?
— Около метро «Улица 1905 года», [улица] Климашкина. Это адрес моего работодателя Романа Гурария.
— В связи с чем вы там проживали?
— Если бы я снял тут комнату или жилье, это было бы дорого. Когда у него компании собирались, я на Рублевку уезжал к нему на дачу. А если там родители дома, то… Он мне говорил: поедь, выспишься. Но если там родители, я стеснялся. Ему говорил, что приехал, лег спать, но на самом деле в машине спал.
— Еще в каких местах спали? — спрашивает защитник.
— Пока Роман меня хорошо не знал, не познакомил с родителями, я на Грибках (поселок в Московской области — МЗ) жил, в хостеле койки снимал. На Кисловском, на Среднем Кисловском гостиницу строили, там ночевал иногда.
Эскерханов пользовался машинами Audi Q7 и Bentley, которые принадлежат Гурарию. По просьбе адвоката он рассказывает о своих сим-картах: из Чечни приехал с сим-картой республиканской, а в Москве купил новую и пользовался только ей.
— 3, 10 и 14 февраля вы находились по адресу улица Малая Ордынка, дом 3?
Эскерханов отвечает отрицательно. 3, 7, 10, 13 и 14 февраля он не находился и на Пятницкой, 14, где офис ПАРНАС. Саму партию он тоже не знает.

Бюрчиева интересуется коробкой из-под «боевых трубок», изъятой в квартире на Веерной, 46. Коробку Эскерханов не видел: «Я если в гости приезжаю, не так воспитан, чтобы шарить другую квартиру». 7 марта Эскерханов приехал на Веерную, 46, потому что в квартиру на Климашкина Гурарий «девочек привез». Он собирался ехать на Рублевку, за рулем Audi он начал засыпать, рассказывает подсудимый, но Бюрчиева его возвращает ближе к вопросу. Эскерханов говорит, что поехал на Веерную, потому что хотел выспаться.

Адвокат спрашивает, откуда у него были ключи от квартиры. Он поясняет, что они были у Зарины, домработницы. Эскерханов вспоминает, что в квартире он «подбрил щечки», выпил чай, лег спать и потом «бац-бац», в квартиру пришли силовики.
После задержания у него забрали телефон.
— А в квартире ваши вещи находились?
— А зачем? Я туда пару раз приезжал и, бывало, сразу уезжал.
— 27 февраля где вы находились?
— «Дюран-бар».
— Вы там находились на работе?
— Там был Роман Гурарий.
Он вспоминает, что в компании «прошла какая-то паника». Эскерханов спросил, что случилось. «»Тут такого-то такого-то человека убили на мосту». Я говорю: «Ну, тут всегда убивают»», — вспоминает Эскерханов. 6 марта Гурарий прислал в WhatsApp видео с Немцовым, говоря, что убит «вот этот человек».
— Что там делает Немцов?
— Он в адрес Путина выражается нецензурной бранью. Сейчас это не прикольно, но в тот раз это было как удивление, прикол.

— У меня хватило бы ума выкинуть телефон, уехать домой или в Африку. У меня хватило бы ума. Это дело как белое покрывало, сшитое черными нитками, — говорит Эскерханов об обвинениях в причастности к убийству.
— У вас есть соединения телефонные 5, 6, 7 марта с Геремеевым. Для чего вы созванивались?
— Это в коридоре было, я был на работе в «Дюран-баре». По-моему, мне позвонил Геремеев, что якобы пропал Дадаев, 5 марта это было. «Ты же говорил, у тебя есть знакомый полковник Лариса», он сказал. Там есть звонки, как я Ларисе этой звонил, взрослая женщина, очень хорошая.
— Для чего вам позвонил Геремеев? — нетерпеливо перебивает подзащитного Бюрчиева.
Эскерханов поясняет, что пытался как-то помочь.
Права, пенсионное удостоверение, военный билет, которые нашли после задержания Эскерханова, были в его портмоне, уточняет подсудимый по просьбе защитника.
— А вы пенсию получаете?
— Да, получаю, — смеясь, говорит Эскерханов.
— Гурарий вам платил зарплату?
— У нас был устный договор. Он спросил: «50 тысяч тебе хватит?», я сказал, что нет. И он мне платил по 100 тысяч.
На стройках Эскерханов получал от 80 до 100 тысяч рублей.
У Бюрчиевой вопросов больше нет.
— Уважаемые присяжные, я на любые ваши вопросы, видит Бог, честно отвечу.

Бюрчиева задает подзащитному еще один вопрос.
— Интернетом вы можете пользоваться?
— Я не умею пользоваться интернетом, компьютера у меня нет. Я умею пользоваться WhatsApp и с навигатором. Вот на этом да. А тут меня вундеркиндом представляют.
— А машина ZAZ Chance вам знакома?
— Если бы я увидел на улице, я бы не знал, что это за машина. Видит Бог, я не видел эту машину.


У защитников и подсудимых вопросов нет. Есть у прокурора Семененко.
— У них-то будет, я не буду на их провокационные вопросы отвечать, — говорит Эскерханов.
— Все, она просто их перечислит, — в очередной раз одергивает подзащитного Бюрчиева.
Семененко спрашивает, сколько раз Эскерханов ездил на Mercedes, как он объяснит фотографию с Дадаевым рядом с этой машиной. Бюрчиева просит скорректировать вопрос и уточнить дату, время съемки. Судья просит не перебивать прокурора.

— Знали ли вы Мухудинова? Кто записан в вашем телефоне как «Русик Добрый»? Поскольку вы уже отвечали на этот вопрос и сказали, что это Мухудинов, скажите, пожалуйста, какие отношения вас связывали с Мухудиновым Русланом, который, согласно обвинению, организатор убийства Бориса Ефимовича Немцова?

Прокурор спрашивает, связывался ли Эскерханов с Мухудиновым по телефону. Подсудимый на ее вопросы не отвечает.

— Если вы не знали Губашева Анзора и видели его только в суде, как и Губашева Шадида, как вы объясните, что на Веерной, 46, согласно генетической экспертизе, у Губашева Шадида там была изъята щетка, а у Губашева Анзора полотенце «Армия России»? Как же вы их не видели, если вы были в этой квартире? — не спеша задает очередной вопрос Семененко.
Прокурор просит объяснить, почему на записях с подъезда на Веерной, 46 Эскерханов, Губашев, Анзор и Беслан Шаванов вместе заходили в дом. Бюрчиева встает:
— Не было такого, — встает Бюрчиева.
— А я утверждаю, что был, и прошу вас не мешать, — строго отвечает ей Семененко.

Семененко встает с места и походит к крайнему присяжному, который ближе всего к слушателям. Стоя она продолжает перечислять вопросы.
Прокурор просит Эскерханова объяснить, почему автомобиль ZAZ Chance 26 февраля около 11:30 ехал за автомобилем Немцова, а через час на Веерную, 46 сам Эскерханов приехал с Геремеевым, после чего они поехали в гостиницу «Украина» и затем снова вернулись на Веерную. «Для чего вы это делали и почему такое совпадение?» — уточняет прокурор.

Семененко спрашивает, для чего Эскерханов звонил в тот день сначала «Мухудинову, организатору убийства Немцова», а сразу после этого Дадаеву. Она также интересуется, для чего Эскерханов 27 февраля примерно в 17:20 приехал на Веерную, а в 18:37 туда же приехал Мухудинов, а также спрашивает об их разговоре.

— Скажите, как далеко находилось место, в котором вы находились во время убийства Немцова, от места, где была скинута машина ZAZ Chance? — говорит Семененко, замечая, что у гособвинения есть информация о местонахождении подсудимого, отличная от показаний о работе в «Дюран-баре».

— Зачем 28 февраля, на следующий день после убийства Немцова, в 18:27, а это время после того как Губашев Анзор и Шаванов Беслан прошли регистрацию в Грозном, вы созваниваетесь с Мухудиновым Русланом, организатором убийства Бориса Ефимовича Немцова?

Зачем 1 марта, после того как Геремеев Руслан и Дадаев Заур приземлились в Грозном, в 18:37 созваниваетесь снова с Мухудиновым Русланом? Каждый день только одно соединение. Кстати напомню, что в 18:25 Бахаев находился во Внуково и тоже ждал приземления.
— Во внуковских лесах, — говорит адвокат Садаханов, — Партизанил он там.
— Зачем в ночь со 2 на 3 марта вы снова созваниваетесь с организатором убийства Мухудиновым Русланом, тут четыре соединения, до 5 часов 8 минут утра. Это время поездки Шадида Губашева в Грозный. Почему, когда Мухудинов 3 марта улетает в Грозный, вы созваниваетесь с Мухудиновым, когда он прилетел в Грозный?
4 марта Эскерханов в последний раз созванивался с этим абонентом. Прокурор уточняет зачем, но подсудимый молчит.

Теперь вопросы подсудимому задает адвокат потерпевших Вадим Прохоров.
— Как давно вы знакомы с Русланом Геремеевым?
Ответа нет.
— Чем Руслан Геремеев занимался в Москве?
— Я прошу снять этот вопрос, — встает Бюрчиева, упирая на то, что Геремеев не проходит по делу.
— Знакомы ли вы с Сулейманом Геремеевым? — продолжает Прохоров.
Эскерханов по-прежнему не отвечает.
— По поводу видеоролика с нецензурным высказыванием в адрес Путина. А почему именно этот ролик Гурарий ему предоставил? У Немцова масса выступлений и только этот оказался [в телефоне].
— Это выбор Гурария, не его, — вставляет Бюрчиева.

Прохоров задает вопрос по поводу отношений Эскерханова и Мухудинова, который проходит единственным известным организатором. «Хотя мы не согласны», — добавил адвокат.

Теперь Прохоров спрашивает, у кого были властные полномочия — у Геремеева или Мухудинова. Адвокат также спрашивает о скриншоте опроса в телефоне Эскерханова. Тот сидит и разгадывает судоку.

Адвокат спрашивает о Джабраиле, не является ли он сотрудником ФСБ.


Теперь вопросы подсудимому задает адвокат Ольга Михайлова.
— Знали ли вы Артура Геремеева? Как долго и служили ли вместе в Шелковском РОВД? Можете ли вы рассказать, где вы находились 27 февраля в день убийства Немцова?

Сначала адвокат оговорилась и сказала 27 марта. После ее вопроса в «аквариуме» Эскерханов, улыбаясь, спрашивает Дадаева о 27 марта.

Судья обещает присяжным показать видео с Веерной, 46 за 26 февраля позже, видимо, они его попросили об этом в записке. Также Житников просит подсудимого рассказать, где находится «Дюран-бар». Эскерханов отвечает, что в районе метро «Улица 1905 года», напротив гостиницы «Украина».
Royal Arbat находится рядом с «глобусом, там Т-образный переулок», поясняет подсудимый на еще один вопрос судьи. Судья спрашивает о Геремееве и делах с ним, как они общались.
— Дел не было, как земляк, он с моего района человек, вместе против терроризма работали. Он в своей части, я в своей, — говорит Эскерханов.
Как скриншоты изображения с камер в гостинице «Украина» появились на его телефоне, Эскерханов не знает. Теперь судья спрашивает его о событиях 27 февраля и просит рассказать, что он делал после обеда до полуночи.
— 27-го я с Халидом поехал на Веерную, в полшестого, что ли. После этого я поехал на Климашкина, Халид в гостинице жил на улице 1905 года. С большими синими буквами, многоэтажная. Я не знаю, как называется. Я его высадил, обратно на Климашкина поехал, забрал Романа и дальше мы по его делам.

— До этого вы говорили, что были в «Дюран-баре», — замечает судья.
Эскерханов говорит, что он там был почти каждый день, но чтобы сказать точно, ему нужно посмотреть на календарь. Подумав, он говорит, что все же вечером 27 февраля был в «Дюран-баре», «даже запись есть, там везде камеры». Вопросов больше к нему нет.
— В присяжных я верю, я очень доверяю вам, — обращается к присяжным подсудимый.


Семененко просит разрешить оглашение показаний Эскерханова, которые он давал на следствии. Судья уточняет, будут ли возражения у Бюрчиевой — адвокат отвечает утвердительно, — и просит присяжных покинуть зал на время обсуждения ходатайства.
Семененко просит огласить часть показаний со слов «об убийстве я узнал…». Бюрчиева говорит, что он показывал то же самое — что в «Дюран-баре» находился. Семененко возражает и говорит, что он рассказывал о другом месте.
— Да ну нафиг, — комментирует это сам Эскерханов.
Прокурор просит огласить фрагменты из двух протоколов допроса. Речь идет о допросе 8 марта 2015 года и протоколе дополнительного допроса от 30 июля 2015 года, уточняет судья.
— Я возражаю, потому что противоречий нет, — говорит Бюрчиева.
— Мария Эдуардовна, а в чем конкретно противоречие? — уточняет судья.
— В первом протоколе, что это был не «Дюран-бар», а Royal Arbat. Во втором он говорил, что не заезжал на Веерную, 46 и все время был с Романом Гурарием.
Судья разрешает огласить фрагменты из обоих протоколов.

Присяжные возвращаются в зал. Опережая прокурора, Бюрчиева задает вопрос Эскерханову, где он находился в ночь на 27 ферваля.
— Вы сказали «Дюран-бар», на самом деле где находились?
— Royal Arbat.
Теперь Семененко зачитывает протокол допроса от 8 марта. Эскерханов говорил, что об убийстве в ту же ночь узнал в баре Royal Arbat от кого-то из посетителей у барной стойки.
Протокол допроса от 30 июля 2015 года. Следователь спрашивал, где Эскерханов находился, проживал, общался с конца февраля до начала марта. Эскерханов говорил, что жил у Романа Гурария, ежедневно он с начальником ездил в клубы, там они были по ночам, а днем отсыпался. Кроме того, он координировал чеченок Розу, Хадиш и Пато, встречался с ними в те дни, приезжал к ним на Audi Q7.
Кроме того, 26 февраля он встречался со знакомым Гурария Витей, приезжал к нему домой. Там он был полтора часа, они собирались поехать в сервис, но позвонил Гурарий и вызвал Эскерханова к себе. Вечером они поехали в «Дюран-бар». Семененко отмечает, что речи о Веерной, 46 не было.
На том же допросе Эскерханов говорил, что днем 27 февраля спал дома у Гурария, а вечером они снова поехали в «Дюран-бар». Он замечал, что клуб находится недалеко от улицы Климашкина. Там они оставались до утра.
На следующий день они же поехали в клуб на Новом Арбате, напротив гостиницы «Украина», потом поехали в ресторан «Крыша мира», где Эскерханов сфотографировался на мобильный телефон с ведущим Comedy Woman. 1 марта в первой половине дня ему звонила девушка Гурария Луиза, они тогда были в ссоре.
Позже в тот день он встречался со знакомой Ларисой Балюк, они перекусили в «Стардогс», а около 14:00 на машине Балюк приехали на строительный объект во Внуково, где он общался с уже упомянутыми чеченками и обсудил, что им нужно сделать по плану.

На этом моменте Семененко запнулась и тихо рассмеялась. «Извините», — сказала она.
2 марта Эскерханов проснулся около часа-двух дня. Целый день он провел в квартире на Климашкина. 3 марта он оставался там же.
Вопросов ни у кого нет.
— Заурбек Айдынович, что вы хотели сказать? — спрашивает адвоката Садаханова судья.
— Я уже не хочу.

Судья спрашивает Эскерханова, почему он не говорил на допросе о Веерной, 46. Подсудимый что-то невнятно говорит о давлении и настаивает, что сегодняшние показания были правдивы.
Эскерханов говорит, что «это не побои, электрошокером прижигали». Судья просит не принимать во внимание показания о незаконных методах ведения следствия. Присяжных отпускают. «Низкий поклон вам», — говорит им вслед Эскерханов.
Судья спрашивает, какие у Гурария отношения с Эскерхановым.
— Я на все вопросы ответил. Вызовите его, и он все расскажет. Вы меня даже за собаку не считаете.
На этом заседание заканчивается. Процесс продолжится в 11 утра 18 апреля.

Источник:
«Медиазона»


13.04.2017 Продолжается суд над обвиняемыми в убийстве Бориса Немцова.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Фотографии — Надежда Митюшкина

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s