Михаил Фишман: «В этот момент из него бы получился очень хороший президент»

15.05.2017
Интервью с Михаилом Фишманом

Интернет-газета ZNAK
«В этот момент из него бы получился очень хороший президент»
«Слишком свободный человек»: фильм о Борисе Немцове как взгляд на историю страны.
Интервью с Михаилом Фишманом, одним из его создателей фильма

Фильм «Слишком свободный человек» о Борисе Немцове уже увидели зрители фестиваля «Артдокфест» в Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге. Фильм вышел не только о Немцове – вольно или невольно получилось сопоставление двух эпох, ельцинский и путинской. В эти периоды менялась жизнь страны, а вместе с ней и жизнь главного героя ленты – Бориса Немцова. Журналист Znak.com Дмитрий Колезев посмотрел фильм и обсудил свои впечатления с одним из его создателей – Михаилом Фишманом.

— Первое, что мне бросилось в глаза – как по-разному ведут себя перед камерой политики 1990-х и 2000-х. В фильме много архивных кадров, и это поражает – еще двадцать лет назад чиновники совершенно по-другому разговаривали с журналистами, не было этой непроницаемой защиты из канцелярского языка, надменности, такой деланной торопливости.

— Это две совсем разные эпохи. И когда мы видим девяностые, а сразу после них нулевые – становится видна эта огромная разница. Она в первую очередь, конечно, в том, как функционирует политика, что вообще под ней понимается. Девяностые, несмотря на всех их проблемы и сложности, несмотря на все претензии к Борису Ельцину, – это время открытой политики и политической свободы, когда ты делаешь более или менее все, что хочешь, и говоришь, что хочешь. В 90-х нет контролера – ни над чиновником, ни над бизнесменом, ни над журналистом, ни над артистом. Общество живет той жизнью, которой оно хочет жить.

Борис Немцов и Борис Ельцин/Кадр из фильма

— Насколько изменилось твое отношение к Немцову за время работы над фильмом? Все-таки это достаточно подробное биографическое исследование, и не могло не произойти каких-то открытий, хотя бы личных.
— Думаю, до фильма я не отдавал себе отчета в том, насколько Немцов вырос за эти 20 с лишним лет. Раньше его образ был у меня, я бы сказал, плоским: Борис Ефимович был одинаковым в начале и в конце пути. А разница между ранним и поздним Немцовым есть, она значительная.

Альфред Кох, один из героев нашего фильма, сказал в своем трехчасовом интервью одну фразу. Она не вошла в фильм, но мне она представляется важной, и я ее запомнил. Он сказал, что, когда Немцов был преемником Ельцина, когда он ближе всего стоял к высшей власти, он был не готов к ней. И, парадоксальным образом, к концу жизни, когда его травили и преследовали, из преемника превратили в изгоя, когда между ним и властью уже была пропасть, – тогда из него получился бы хороший президент.

Мне кажется, это точное наблюдение. Поймите меня правильно: меня бы устроил и тот, «ранний» Немцов тоже. Но он прошел длинный тяжелый путь, и прошел он его не просто с большим достоинством, но и становясь мудрее и опытнее.

— Это интересная черта биографии Немцова. Как правило, люди в молодости бывают бунтарями, революционерами, а приобретая седины, они становятся спокойнее, консервативнее, зачастую приближаются к власти. У Немцова же получилось наоборот.
— Да, потому что он не изменял своему жизненному модусу. Это, скорее, мир вокруг него менялся. Когда в 2003 году после ареста Ходорковского, ухода СПС и «Яблока» из Думы у нас «выключили» политику и все разбежались (кто в бизнес, кто за границу), Немцов остался стоять ровно на том месте, где он стоял. Он делал то, что привык и любил делать, просто обстоятельства кардинально изменились.

— Один из героев фильма (кажется, Евгения Альбац) говорит, что если бы в 1997 году нижегородского губернатора Немцова не пригласили работать в правительство, в 1999 году у него было бы куда больше шансов стать преемником. Москва бы не сломала его карьеры, и он, будучи любимчиком Ельцина, мог бы претендовать на преемничество. Ты согласен с этим мнением?

— Трудно рассуждать о том, что могло бы быть, но нет сомнений, что в 95-96 годах на него смотрели как на будущего президента. Переезд в Москву изменил все в этом смысле. И сам Немцов в фильме говорит, что идти наверх ему было проще, оставаясь в Нижнем Новгороде, нежели в Москве. Да, можно предположить, что если бы Немцов остался в стороне от происходивших в Москве войн (в первую очередь, конфликта вокруг «Связьинвеста»), его стартовые позиции в 1999 году оказались бы куда сильнее. Хотя не надо и сбрасывать со счетов тот факт, что уже менялось общественное сознание – постепенно наступала мода на солидных и серьезных мужчин в серых костюмах.

— Зачем тогда он согласился стать вице-премьером?
— В фильме он говорит, что его уговорила дочь Ельцина Татьяна, что он не смог отказать ей, когда она напомнила ему, что папа ему помогал раньше, а теперь ему (Ельцину) самому нужна помощь.

В фильме и она рассказывает эту историю. И я в нее абсолютно верю. Другое дело, что люди устроены сложно и одновременно движимы разными мотивами, не всегда даже отдавая себе в этом отчет. Я думаю, он согласился ехать в Москву в том числе и потому, что ему хотелось туда, в центр, где кипит жизнь – даже ценой своих возможных перспектив. Он был нетерпелив. Он хотел участвовать в этой жизни. Он очень любил политику.

Владимир Путин и Борис Немцов./Кадр из фильма

— Мне запомнился кадр из фильма. 2002 год. Немцов – глава фракции СПС в Госдуме. Он приходит в кабинет к Владимиру Путину, они садятся друг напротив друга, дружелюбно разговаривают… И несколько человек в фильме повторяют, что у них были неплохие отношения: на «ты» друг друга называли, обсуждали всякое. Что, по-твоему, стало точкой, которая сделала эти отношения невозможными? Арест Ходорковского? Или «Норд-Ост», когда Путин попросил Немцова не ходить на переговоры – якобы боялся роста его рейтинга?

— Я привык мыслить с точки зрения политики. И отношения Немцова с Путиным я вижу именно так, и в этом смысле их разлад был абсолютно неизбежен. Я понимаю, что двигало Немцовым в 1999-2000 годах, когда он вместе со своими товарищами поддерживал Путина, хотя и с оговорками. Путин был их и ельцинским выдвиженцем, он противостоял партии реванша во главе с Лужковым и Примаковым, с ним были связаны надежды на продолжение глубоких экономических реформ, прозападную политику. И многое из этого происходило в первые два года путинского президентства – в том числе и при поддержке Немцова и его либеральной фракции в Думе. А потом Путин круто развернул руль, и мы выпали с этого корабля в воду – Немцов как политик, я, к примеру, как его избиратель.

В фильме Немцов сам перечисляет роковые точки в их отношениях: «Курск», «Норд-Ост», Беслан… Так или иначе, Путин обманул его ожидания, и Немцов не смог его поддерживать дальше. А Путину не нужны политики, которые его не поддерживают.

— Не было соблазна несколько смягчить рассказ о Путине, чтобы дать фильму больше шансов встретиться с широкой аудиторией?
— Нет. Это было бы как-то странно. Зачем? Да я бы и не сказал бы, что мы как-то особенно к нему суровы.

Татьяна Юмашева (Дьяченко)/кадр из фильма

— Сколько зрителей сможет увидеть этот фильм? Где они вообще смогут его увидеть?
— Сейчас мы должны получить прокатное удостоверение. После этого мы приложим все усилия, чтобы фильм вышел на экраны. Вряд ли это будет очень широкий прокат, но на какое-то количество залов мы рассчитываем. Надеюсь, что у людей будет возможность его посмотреть – не только в Москве, но и в регионах.

— Стоит ли рассчитывать, что фильм купят какие-то телеканалы? «Дождь» может его показать?
— Может. Это продукт авторского права, который теперь заживет своей жизнью, – надеюсь, удачной.

— Сколько показов уже было?
— Пока три, в рамках фестиваля «Артдокфест». Это было невероятно, и я бы даже сказал – величественно. До сих пор не понимаю, как так произошло, что наш фильм шел в большом зале кинотеатра «Октябрь» при полном аншлаге. Это вопрос к Виталию Манскому (президент фестиваля – прим. ред.) – как ему это удается? Это создало атмосферу большого экрана вокруг нашего фильма. Я даже не мог представить, что такое возможно. Благодаря Манскому фильм стал событием.

— Какую первую реакцию от зрителей вы получили?
— Люди видят разные вещи. Некоторые увидели неожиданные параллели, подтексты, смыслы.

— Например?
— Например, Олег Кашин написал про симметрию, точнее, антисимметрию образов Немцова и Яшина, с которым он близко дружил ближе к концу жизни и который тоже участвует в фильме. Яшину примерно столько лет, сколько Немцову, когда он стал губернатором, и, вообще, пишет Кашин, они во многом похожи. Но какая дьявольская разница: тридцати-с-чем-то-летний Немцов становится губернатором огромного региона, а его ровесник Илья Яшин стоит в пикетах и пытается собрать остатки демократической коалиции. Действительно, выразительно, хотя мы специально об этом не думали.

Михаил Фишман и Вера Кричевская на премьере фильма. Ирина Бужор/Коммерсантъ

— В Екатеринбурге на встрече со зрителями ты рассказал, что некоторые знакомые Бориса Немцова отказались участвовать в фильме. Например, Анатолий Чубайс, Сергей Кириенко…
— На самом деле я сказал не так, и потом мои слова были искажены. Да, Кириенко не стал участвовать, но мы и не настаивали. Есть герои для нашей политической биографии важные, а есть – не очень. И мы отправляли много запросов: кто-то отреагировал, кто-то нет.

Было бы здорово, если бы не только Ирина Муцуовна [Хакамада], но и Сергей Владиленович [Кириенко] рассказал о кампании СПС 1999 года, было бы здорово, если бы он рассказал, как они боролись с кризисом и встретили дефолт. Но это, по сути, лишь эпизод в фильме, и далеко не центральный. В отличие от Анатолия Чубайса – не просто товарища Немцова, но главного героя всей российской политики 90-х годов, и особенно их второй половины. Анатолий Борисович не смог принять участие, он отказался.

— Как думаешь, почему?
— Не знаю. Не могу сказать. Не посчитал возможным. Это его право.

— В фильме почти не затрагивается убийство Немцова – его возможные причины, ход расследования.
— Мы с Верой Кричевской сделали это сознательно. Мы это даже и не обсуждали, просто сразу поняли вместе: убийство в этом фильме нам не нужно.

— Почему?
— Мы бы не добавили ничего нового. Я сам написал не одну статью о том, кто убил Немцова, зачем его убили. Речь идет о самом ужасном политическом убийстве в современном российской истории.
Его заказчики и организаторы рано или поздно должны будут ответить, нужно добиваться, чтобы они не ушли от ответственности (исполнители вроде бы сидят на скамье подсудимых). Но все, кто хотел разобраться, уже разобрались в этом. Давайте лучше поговорим о времени и о его герое. Это интереснее – а может быть, и важнее.

— Завораживает, что в фильме постоянно звучит закадровый голос самого Немцова. Это одновременно страшно и как-то очень правильно, как будто он сам и рассказывает нам свою жизнь. Из могилы.
— Это идея режиссера – Веры Кричевской. Этот рассказ составлен из фрагментов разных интервью. К счастью, Борис Немцов оставил нам большое наследство. Он много говорил, он был словоохотлив, любил журналистов. Осталось много. Нужно было найти нужные куски, проработать этот материал. И это тоже делала Вера.
Помимо прочего, ее работе с архивами надо ставить отдельный памятник.

Александр Миридонов/Коммерсатъ

— Зачем вы сняли этот фильм? Какую задачу вы себе ставили?
— Во-первых, это дань памяти, и это важно. Это дань памяти выдающемуся политику современной России. Немцов – глубокая, мощная фигура. И наша вина в том, что мы, многие из нас, стали осознавать это уже после того, как он погиб.

Так уж мы устроены, что легко поддаемся обаянию иерархических статусов. Так уже мы устроены, что в политической прямолинейности и простоте часто видим не достоинство, а изъян, недостаток политической хватки, считаем, что политика должна быть устроена сложно, на недосказанностях и кулуарных договоренностях. И то, и другое – большая наша ошибка.

Жизнь Немцова – пример того, что можно сдвигать горы в политике, будучи честным, искренним, открытым, жизнелюбивым и принципиальным. И таких примеров у нас перед глазами больше нет. Мы прожили довольно бурную жизнь в 90-х годах, но кто еще? Да, есть столпы типа Ельцина, но это немного другая история.

Во-вторых, биография Немцова стала историей российской демократии, историей нашей страны. И, отдавая дань памяти, мы хотели рассказать и эту историю.

Дмитрий Колезев
6 Декабря 2016 года

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s