1998 год. Борис Немцов «Будущее России»

19.07.2017
Статьи

«Независимая газета»
Борис Немцов. «Будущее России»
15.12.2000

17 марта 1998 года исполнился ровно год со дня назначения Бориса Немцова первым заместителем председателя правительства РФ. В ознаменование этой годовщины Борис Немцов написал специально для «НГ» статью. Стоит добавить, что, передавая ее в редакцию, Борис Ефимович подчеркнул, что она написана не первым вице-премьером правительства, а гражданином Немцовым.

На пороге XXI века Россия вновь оказалась перед выбором. Сейчас решается, при какой социально-экономической системе будут жить граждане России ближайшие десятилетия. То, что возврата к социализму нет, понимают даже самые рьяные сторонники социалистической идеи. Итак, мы идем к рынку. Но к какому? В Швеции и в США, в Пакистане или Индонезии господствуют рыночные отношения, тем не менее социально-экономическое устройство этих стран принципиально различно. По какому пути пойдет Россия? Демократического (народного) рыночного хозяйства или олигархического капитализма?

Почему и как в России начал формироваться олигархический капитализм? Никто не ставил перед собой задачу строить именно олигархический капитализм.

И за тем, и за другим выбором стоят могущественные политические силы, противоречия между которыми в последнее время обостряются и переходят в открытое противостояние. Движение России в этом направлении было предопределено тем, что из всех разновидностей капитализма олигархический наиболее близок к социализму «по-советски». Их роднят монополизм, централизация экономики, контроль бюрократии над народным хозяйством, незначительная роль или отсутствие малого и среднего бизнеса и частной инициативы.

Кроме того, сыграла роль специфика российской экономики, базирующейся на топливно-энергетическом комплексе, который немыслим без крупных корпораций. Необходимое условие для появления олигархии, как известно, — концентрация в их руках политической власти.

Тем не менее был и другой, демократический путь развития. Для этого государству надо было активнее вмешиваться в экономическую жизнь. Вмешиваться не так примитивно, как это понимают коммунисты, — не пытаясь руководить хозяйственной деятельностью предприятия. Государство должно было создать условия для возникновения конкурентной среды. Антитрестовское законодательство, открытое и на конкурсной основе распределение государственных заказов, защита прав собственников, ограничение вмешательства бюрократии в бизнес, защита интересов вкладчиков — вот далеко не полный список того, что не было сделано.

Вместо этого государство позволило, вернее, даже способствовало концентрации собственности и власти в руках узкой группы предпринимателей, связанных с бюрократией.

Олигархия в центре и на местах

Первоначальное накопление олигархического капитала шло по нескольким направлениям. Ограбление граждан (Русский дом «Селенга», МММ и другие финансовые пирамиды), ограбление государства — таможенные и налоговые льготы «своим» предпринимателям (Национальный ф онд спорта, псевдоафганцы и т.д.), прокручивание (расхищение) бюджетных средств через систему уполномоченных банков, бесконтрольный вывоз сырья, ограбление крупных предприятий. Около каждого промышленного гиганта создавались фирмы, фирмочки и банки-паразиты, высасывающие из него все соки. Часть накопленных в результате этих манипуляций средств вкладывалась в приватизацию. Небольшая часть, так как приватизация долгое время проводилась кулуарно, по символическим ценам и часто для «своих».

Ситуация в регионах зеркально, но в меньшем масштабе, повторила развитие событий на федеральном уровне. Быстро уловив настроения Центра, местные чиновники начали создавать или патронировать «карманные» банки, компании, занятые выполнением общественных работ, строительством (особенно дорожным), действующие в сфере наружной рекламы, связи. В общем, там, где коммерческий успех предприятий зависит от принимаемых этими чиновниками решений.

Главный источник наживы для финансово-бюрократической олигархии на местах — бюджет, собственность и земля, формально находящиеся в региональном и муниципальном ведении, а фактически — в бесконтрольном распоряжении управляющих ими компаний. Я разговаривал недавно с хозяином одного из кафе на Арбате. Оказывается, очень многие площади на Арбате (в которых размещаются рестораны, кафе и т.д.) формально принадлежат мэрии, но распоряжается ими узкая группа бизнесменов, которые сдают эти площади за бешеные деньги, выплачивая мэрии лишь незначительную часть полученного от арендатора. Причем масштабы теневого оборота настолько велики, что любая попытка изменить ситуацию для тех, кто ее предпримет, по мнению моего собеседника, окончится трагически. Подобная ситуация типична не только для Москвы, но и для многих других регионов.

Тем не менее олигархия на федеральном уровне все же отличается от региональной. В регионах в тандеме «чиновники и бизнесмены» доминируют, как правило, чиновники. Так, например, обстоит дело в Москве. Систему власти, сложившуюся в этом городе, характеризуют тотальный контроль бюрократии над собственностью, монополизация строительного комплекса и системы жилищно-коммунального хозяйства, сложная процедура получения лицензий и разрешений, затрагивающая практически все сферы бизнеса.

На федеральном уровне первенство в финансово-бюрократической связке явно принадлежит финансовым и сырьевым магнатам.

Обратная тяга

Главное, чем отличается олигархический капитализм от демократического, утвердившегося в США после нового курса Рузвельта, в Западной Европе в послевоенные годы — государственная политика перераспределения доходов. На Западе через систему прогрессивных налогов, налогов на собственность и социальных пособий малоимущим государство перераспределяет доходы от богатых к бедным. У нас же все наоборот. Государство — насос, перекачивающий деньги от бедных к богатым. Богатые не только не платят в полном объеме налоги (для этого существуют сотни лазеек). Уже собранные налоги через прокрутку в уполномоченных банках, «дутые» подряды, фиктивные государственные кредиты возвращаются к олигархии. В результате в бюджете нет средств на зарплату учителям, врачам, детские пособия, помощь беженцам и т.д. Сохраняется пропасть между богатством меньшинства и нищетой большинства граждан России. Отсюда — поляризация, а с ней и социальная напряженность в обществе.

Насос, перекачивающий деньги от богатых к бедным, существует не только в социальном, но и в региональном плане. Значительная, непропорционально большая часть налогов, собранных в регионах, оказывается в Москве. Если при социализме в Москве концентрировались товары со всей страны, то теперь нечто похожее происходит с деньгами. Ведь экономика продолжает быть чрезмерно централизованной. Деньги распределяются в Москве, там в значительной степени и остаются. В этом одна из причин их хронического дефицита в большинстве других регионов.

Самое мерзкое

Самое мерзкое в олигархическом капитализме — «приватизация власти». Мне известно множество примеров, когда по мановению руки какого-нибудь магната армия милиционеров, налоговых полицейских, прокуроров начинает лихорадочно трудиться, чтобы найти компромат на его конкурента или политического противника. Наши правоохранительные органы настолько слабы и бедны, что находятся фактически в распоряжении не органов власти, а экономических и информационных «королей». Расследование крупнейших заказных убийств проходит вяло и медленно. Если же речь идет о конкурентной борьбе в бизнесе, работают десятки следователей, которые переворачивают все вверх дном, чтобы удовлетворить любопытство какого-нибудь магната.

Что удалось сделать

С весны прошлого года на федеральном уровне предпринят ряд действий, направленных на то, чтобы изменить сложившееся положение дел:

была сделана попытка защитить федеральный бюджет от предпринимателей-«паразитов». Для этого проведено в жизнь решение об отказе от услуг уполномоченных банков, которые обслуживали таможню, Министерство обороны и т.д. Принято решение о конкурсном распределении бюджетных средств, в результате которого проведено пять с половиной тысяч конкурсов на закупку продукции на 19 трлн. руб. Ликвидирован институт спецэкспортеров нефти, т.е. частных компаний, которые, якобы выполняя госзаказ, на льготных условиях экспортировали нефть. Это решение только за 4 месяца после его принятия принесло бюджету 8 трлн. руб.;

чиновники стали заполнять декларации о доходах. Данная мера не принесла пока видимых результатов, но бюрократы напряглись не зря. Это первый шаг. За ним должно последовать введение суровой ответственности за ложь в декларациях и т.д. Проект закона о декларации расходов прошел Госдуму и сейчас застрял в согласительной комиссии. Надежда, что он будет принят, остается;

приняты меры по защите экономики от чрезмерного аппетита естественных монополий. Снижены тарифы на их услуги, в первую очередь для промышленности (по предприятиям РАО «ЕЭС России» — примерно на 8%, по грузовым железнодорожным перевозкам — на 10%, цены на природный газ — до 40%). Это крайне важно не только для оздоровления экономики. Эти компании впервые поставлены в условия, исключающие возможность получать прибыль, бесконтрольно повышая монопольные цены. Поэтому им приходится более эффективно работать, лучше организовывать производственный процесс. Удалось сохранить государственный контроль над естественными монополиями, прежде всего над «Газпромом», с которым заключен новый трастовый договор. Как известно, по старому договору государство фактически теряло контроль над этим гигантом. Впервые за многие годы проведен аудит предприятий-монополистов.

То, что удалось весной-летом прошлого года, было сделано исключительно благодаря политической воле президента и дееспособного правительства. Но воли, решимости нескольких, пусть даже самых высокопоставленных людей для проведения реформ недостаточно. Первые же действия в этом направлении ударили по интересам множества финансово-бюрократических группировок. Они через своих людей во власти, в СМИ организовали саботаж очевидных преобразований, противодействие тем, кто пытался их провести. В конце концов полная надежд весна 1997 г. перешла в печальную дождливую осень.

Почему я оптимист

Я верю в здравый смысл. Люди, стоящие сейчас у руля экономики, должны понимать, что они «калифы на час». Их положение крайне неустойчиво. В любой момент конкуренты во власти или в бизнесе могут их уничтожить. Причем если при нормальной конкуренции уничтожить конкурента — значит разорить его, оставив шанс подняться заново, то при «диком» капитализме проигравшего может ждать тюрьма, изгнание, пуля киллера. Поэтому олигархи так пристально всматриваются в 2000 год. Для многих из них возможная смена власти — вопрос жизни и смерти в буквальном смысле этого слова. Наиболее разумные из них понимают: крайне неустойчивое общество, которое они создали, может больно ударить по ним самим. Все очевидней выбор: либо бандитские сверхприбыли с угрозой потерять все, в том числе и жизнь, либо защита сильного государства и гарантия легального бизнеса по общим для всех правилам. Что победит — разум или сиюминутные корыстные интересы, — покажет будущее.

Правительство в целом осознает, насколько неэффективна существующая система. То, что начавшееся весной 1997 г. движение вперед остановилось, уже привело к серьезному финансовому кризису. Нашим оппонентам должно быть ясно: без продолжения политики эффективных преобразований страну ждет не экономический подъем, а полный финансовый крах.

И самое главное. Большинство людей не хочет жить при олигархическом режиме.

Что делать

В области антимонопольной политики. Общественный контроль над монополиями, развитие конкурентной среды во всех сферах деятельности монополий, где это возможно. К примеру, в энергетических системах генерирующие компании должны конкурировать друг с другом, а монополии достаточно оставить передающие сети, то же — в газовой промышленности.

Открытая, понятная и предсказуемая государственная тарифная политика. Участие потребителей услуг монополистов в контроле за их деятельностью.

Антимонопольный контроль над электронными СМИ. Там, где контрольный пакет принадлежит государству, позиция государства должна быть четко обозначена.

В области нормализации государственных финансов. Банкротство предприятий, не способных платить налоги или зарплату. При этом на месте убыточного предприятия должны создаваться дееспособные мобильные структуры. К управлению должны приходить ответственные, профессионально подготовленные управленцы-руководители. Отказ от уполномоченных банков не только на федеральном, но и на всех других уровнях. Конкурсное гласное распределение бюджетных средств, средств внебюджетных фондов. Зачисление налогов, уплачиваемых всероссийскими компаниями и корпорациями, по преимуществу не туда, где зарегистрированы головные офисы этих компаний, а туда, где осуществляется основная производственная деятельность.

Реформа налогового законодательства. Цель — превратить налоги в инструмент реального перераспределения доходов от богатых к бедным. Введение прогрессивных налогов на собственность, предметы роскоши, лицензионных сборов. Легализация ранее полученных доходов с одновременным ужесточением санкций за их последующее сокрытие.

Развитие малого и среднего предпринимательства. Ограничение числа чиновников и бюрократических структур, надзирающих за малым и средним бизнесом. Продажа в собственность арендованного имущества. Законодательное обеспечение гарантий сохранности собственности. Вложение государственных средств в развитие инфраструктуры бизнеса.

Здоровый протекционизм. Наведение порядка на таможне, закрытие «дыр», через которые проходит «черный» и «серый» экспорт-импорт. Овладение механизмом антидемпинговых процедур и их последовательное применение в отношении недобросовестного импорта.

Принимая меры по наведению порядка в деятельности естественных монополий на внутреннем рынке, государство должно оказывать всяческую помощь нашим крупнейшим производственным структурам (РАО «Газпром», РАО «ЕЭС России», ГК «Транснефть», МПС) в их деятельности за пределами России. Они — визитная карточка страны, наша гордость — участвуют в жесткой конкурентной борьбе на мировых рынках и потому нуждаются во всемерной поддержке.

Помощь отечественным производителям качественных товаров в их продвижении, в том числе поддержка рекламной деятельности. Подготовка квалифицированных управленческих кадров новой формации для отечественного народного хозяйства.

Протекционизм — не только поддержка отечественных производителей, но и необходимое условие для привлечения зарубежных инвестиций. Государственная поддержка проектов, в том числе с иностранным участием, предусматривающих ежегодный рост доли российского участия в производстве конечной продукции.

Протекционизм ни в коем случае не должен ущемлять потребителя. Единственное исключение — чиновники. Расходуя государственные средства, они должны помнить, что, покупая российское, они поддерживают отечественное производство.

Приватизация только через честные открытые аукционы

Административная реформа, реформа правоохранительных органов, судебная реформа. Сокращение государственного аппарата, за счет этого повышение зарплат и поощрение чиновников с безукоризненной репутацией (предоставление квартир после 10 лет безупречной службы и т.д.). Ужесточение ответственности, в том числе и уголовной, за коррупцию. Амнистия добровольно оставившим свои должности до определенного срока. Призыв на освободившиеся места новых людей из других сфер деятельности после переподготовки (учителей, военных, ИТР и т.д. и молодежи).

Ужесточение ответственности руководителей правоохранительных органов за провалы в работе. Отставка ответственных за то, что не раскрыты шумные заказные убийства. Лишать должности судей, решения которых систематически отменяются в вышестоящих инстанциях.

Обеспечение жильем. Возрождение системы жилищных ссуд и ипотечных кредитов. Реализация государственной программы обеспечения жильем бесквартирных офицеров.

Главные задачи — создание общества без кричащего богатства и нищеты, предоставляющего всем гражданам равные возможности достичь социального успеха; общества с солидным средним классом, развитым малым и средним бизнесом.

Урок азиатских тигров

Для власти должен быть поучительным урок стран, которые принято называть азиатскими тиграми (Корея, Индонезия, Малайзия и т.д.). В этих странах существует очень близкая к российской система так называемого приятельского капитализма (crony capitalism). Они концентрировали ресурсы и, казалось, динамично развивались, но в конце концов все же пришли к экономическому и финансовому краху. Олигархическая система по определению неустойчива. «Тигры» показали: коррумпированная закрытая система, при которой предприниматели зависят от благосклонности бюрократов, не может быть длительное время эффективной.

Здесь возникает вполне определенный вопрос о соотношении крупного бизнеса с малым и средним. В нынешних условиях, когда на предприятиях с численностью занятых более 500 человек трудится свыше 80% трудоспособного населения, ждать стабильности и существенного роста не приходится. В сложившихся демократиях (Европа, Северная Америка) ситуация зеркально противоположна: 70-80% занятых работают в малых и средних компаниях. В странах с развитой рыночной системой малые предприятия создают от 50 до 75% ВВП, в России — порядка 10-12%.

Достаточно последовательной может стать позиция, при которой, с одной стороны, действуют крупные корпорации (их ни в коем случае нельзя бездумно разрушать), а с другой — реально, не на словах оказывается содействие новой для России экономике — малому и среднему предпринимательству. При таком подходе постепенно, шаг за шагом доля крупных корпораций в производстве ВВП будет сокращаться, а конкурентного сектора — расти.

Структурные сдвиги в этом направлении -— гарантия укрепления среднего класса и демократического развития страны.

Средний класс

Опорой устойчивого развития демократического государства является средний класс. Любопытно, что, если следовать самооценкам людей, которые они дают при ответах на вопросы социологов, почти половину населения страны можно отнести к «среднему» классу (48,2% россиян оценивают материальное положение своей семьи как среднее, хорошее и очень хорошее). На самом деле, конечно же, это не так. Пока средний класс у нас формируется за счет достаточно узкой прослойки работников банковской и кредитно-финансовой сферы, работников совместных и коммерческих предприятий, квалифицированных менеджеров, частнопрактикующих врачей и юристов, работников налоговых органов, охранных организаций, высшего офицерского состава армии, милиции, службы безопасности, высокопоставленных чиновников.

Основной резерв для становления среднего класса — квалифицированные рабочие, научные и инженерно-технические работники, интеллигенция, административно-управленческий персонал, мелкие и средние городские и сельские собственники. Основным показателем принадлежности к среднему классу является уровень дохода, который позволяет иметь приличное, полностью обустроенное жилье и собственный автомобиль. Для формирования среднего класса мало дать возможность как можно большему числу людей просто заработать деньги, власть должна особое внимание обратить на возможность удовлетворения их главных потребностей.

Для стимулирования жилищного строительства жизненно необходима низкая инфляция, так как только в этом случае становится возможным долгосрочное кредитование, предоставление жилищных ссуд, ипотечных кредитов. Первый шаг сделан — начинаем выдачу жилищных субсидий для военных. Далее должно последовать распространение опыта на все слои общества.

Нужно насытить рынок недорогими, но качественными отечественными автомобилями. Стремительный рост в автомобильном секторе обнадеживает, но мы намного отстаем технологически в отечественном автомобилестроении. Необходима модернизация старых заводов и создание новых. Велосипед при этом изобретать не надо, нужно всемерно привлекать инвестиции в автомобильную отрасль. Что и начали делать.

Олигархия или демократия

Без мощной общественной поддержки любые антиолигархические реформы обречены на провал. Только широкое массовое общественное движение, опирающееся на средний класс, может повлиять на выбор пути, по которому пойдет страна в XXI веке, в пользу демократии. Это движение может поддержать подавляющее большинство деловых людей, в том числе и принадлежащих к олигархии (не все, конечно, а те, кто обладает определенной дальновидностью); демократические («Яблоко», «Выбор России», республиканцы и т.д.) и социал-демократические организации, официальные и неофициальные профсоюзы, экономические объединения типа «Сделано в России».

Массовая база этого движения — те, кто напрямую страдает от олигархической системы перераспределения доходов от бедных к богатым, а это — большинство населения страны. Сейчас значительная часть этих людей поддерживает КПРФ. Рано или поздно они должны понять: не на словах, а на деле верхушка КПРФ — яростная защитница существующего строя. Причем это политика именно не рядовых коммунистов, а верхушки партии, которая связала себя с теми, кого она называет «национально-ориентированным капиталом», а по сути — с известными монополистическими структурами.

У общественного движения за демократический рынок против олигархии — огромный потенциал. Я верю, оно способно в будущем определить судьбу страны.

15.12.2000
Источник: ng.ru

1998 год. Борис Немцов «Будущее России»: Один комментарий

Добавить комментарий