Немцов: «Хотите снимать — пожалуйста, история про меня и Жанну — ради бога»

08.11.2017
История. Интервью с Борисом Немцовым

Издание АиФ «Суперзвёзды»
Борис Немцов. Город Сочи для любимой дочи
16 ноября 2004 года

Борис Немцов — один из самых известных общественных деятелей России.
Еще недавно его называли молодым реформатором и преемником Бориса Ельцина и одним из самых влиятельных политиков страны.

Сегодня у Немцова на первом месте не законотворчество и кремлевские интриги, а семья. Выходные Борис Ефимович часто проводит на Черноморском побережье.

Часть 1. Отец…

— Чем вам так близок город Сочи?
— Во-первых, я родился в Сочи и провел здесь свои первые семь лет жизни. Мама работала здесь врачом, а отец строил город. Кстати, он строил и дачу Хрущеву в Пицунде, и довольно известный в стране санаторий «Россия». Потом мы уехали в Нижний Новгород, а оттуда в Москву. Но каждый год мы ездили отдыхать в Сочи. И этот город всегда был мне очень близок.

А моя дочь Жанна очутилась в Сочи уже через пять лет после рождения. Ее прямо в коляске привезли на теннисный матч в парке Ривьера. Так что у нее почти что генетическая связь с этим городом. Видимо, этим и объясняется ее довольно странное желание стать мэром Сочи. Если честно, сначала думал, что это какой-то детский каприз, переходящий в женский. Но теперь я начинаю понимать, что это желание довольно осознанное и она действительно много думает о том, что можно сделать для этого города. Мне удивительно и даже приятно, что дочь решила пойти по моим стопам. И я готов ей всячески помогать в этом, хотя это и непростое дело.

— И что вы уже придумали сделать для этого города?
— В Сочи есть один район, который назван в честь дочери Иосифа Сталина, — район Светлана. Вот у нас с Жанной и родилась мысль построить в городе новый район и назвать его в честь Жанны (смеется). По всей видимости, это лучший способ стать известным в Сочи. Конечно, это пока только далекие мечты. Такой проект мы если и сможем когда-нибудь осуществить, то очень нескоро. Ведь Жанна еще только учится в МГИМО.

— Вы много помогаете дочери. Ваши родители вам тоже помогали?
— Да нет. У меня еще есть старшая сестра. Так мама воспитывала нас одна. Она была замотана службой, работала на полторы ставки. Мы постоянно жили в нищете, и у мамы не было на нас никакого времени. Она не знала, ни в каком я классе учусь, ни какая идет четверть. В это трудно поверить, но это сущая правда. Мама узнавала про мои школьные дела, только когда ее вызывали в школу за мое плохое поведение. Такая вот история. Единственное, что она мне всегда говорила: «Я тебе помочь ничем по жизни не могу, надейся на себя». Эту мысль она мне внушала чуть ли не с трех лет, и она мне так запала в душу, что я всегда только на себя и надеялся.

— Ваша жизнь сложилась довольно успешно. То, что вы с детства всего добивались сами и у вас не было богатых родителей, способствовало этому или, наоборот, мешало?
— Не знаю, скорее, способствовало. Ведь сейчас в России вообще существует такая проблема — дети богатых родителей. Это несчастные люди. Они не знают настоящей жизни, надеются на папу с мамой, учиться не хотят. Они уверены, что их никто никогда не кинет и им все равно дадут денег. В результате это — потерянное поколение. Я же не сразу стал жить хорошо. Сначала мы семь лет квартиру снимали. У нас были очень большие материальные проблемы, и дочь все это видела.

— А какой тактики вы придерживаетесь в воспитании своих детей?
— Я своих детей никогда в жизни даже пальцем не тронул. Тем более, если говорить о девочке. Такое просто в голове не укладывается. Между прочим, и мои родители меня никогда не били. Один раз в жизни, много-много лет назад, отец шлепнул меня по заднице, но это было всего один раз. Я это до сих пор помню и лет десять, наверное, не мог ему этого простить. Это была для меня очень унизительная история, причем бессмысленная. Я даже не помню сейчас, за что он меня ударил, но прекрасно помню, что он меня очень сильно унизил.

— Вы ревнивый человек?
— Я как-то пришел домой и застал там свою дочь с молодым человеком. Они меня не заметили, потому что входная дверь у нас открывалась совсем бесшумно. В общем, я захожу, а они там обнимаются, целуются и все такое. Когда я это увидел, у меня такая ненависть возникла к этому мальчику! Причем он был такой субтильный, щуплый, что я мог одним ударом кулака его просто-напросто убить. Я еще подумал, что можно все на несчастный случай списать. Мол, попал под горячую руку, ну и погиб. Погиб при исполнении каких-то там обязанностей. Но я себя тогда, естественно, сдержал, правда, еле-еле сдержал, честное слово. Зато кричал на него я очень сильно! Мальчик в ужасе убежал. Жанна с ним потом рассталась, чему я был несказанно рад. Но время шло, и я стал задумываться. Вот ребенку 16 лет, потом 17, а потом уже и 20. Ну что она, старой девой, что ли, должна оставаться из-за меня?!

— Чем вы занимаетесь в данный момент?
— Я сейчас председатель совета директоров концерна «Нефтяной». Хочу предупредить сразу — к нефти не имеет никакого отношения. Нефтяные активы мы продали все до последнего. Самыми последними были бензоколонки на Украине. А сейчас занимаемся строительством жилья и офисов в Москве. Также у нас есть банк «Нефтяной». И еще Интернет — например, электронная почта «Mail.ru» — это наш портал.
Зарабатывание денег — увлекательное дело, между прочим. Через пару лет, наверное, можно будет вернуться в политику, а сейчас надо деньги зарабатывать. Надо же детей кормить, правильно?

Часть 2. Дочь…

Жанна: «Папа научил меня серфингу»

— Как вы решили стать мэром города Сочи?
— Мэром я хочу стать уже полтора года. Четкое осознание того, что я хочу стать мэром именно города Сочи, ко мне пришло на «Кубке Кремля». Я смотрела, как играет Кафельников, и думала: классно играет парень! Мне сказали, что Кафельников, оказывается, из Сочи. Наверное, думаю, в Сочи много талантливых людей. И каким-то образом, сама не знаю почему, мне вдруг пришла в голову мысль, что хорошо бы стать мэром этого города. Я бы столько для него сделала! Так с тех пор меня эта мысль и преследует.

— Родители, наверное, вас поддерживали во всем, чего бы вы ни пожелали, с самого детства?
— Да нет, в детстве, когда мне было где-то от года до пяти лет, меня очень часто наказывала мама. Один раз даже поставила в угол. А шлепала она меня вообще каждый день. Я даже думала — будет ли такой день, когда мама меня не шлепнет?

— А у папы какая была система воспитания?
— Да нет у него никакой системы воспитания. Он всегда вел себя со мной по интуиции. Она у него всегда была очень хорошая. Папа во многих своих решениях, как мне кажется, полагается именно на интуицию.

— Вы всегда жили обеспеченно?
— Я не помню, чтобы мы когда-нибудь жили совсем в нищете. Я была счастлива и не думала, как мы живем — более богато или более бедно. Для меня материальное благосостояние никогда не стояло на первом месте, а к «золотой молодежи» я себя абсолютно не отношу. Хотя меня всегда впихивают в передачи про «золотую молодежь», и я там получаюсь не пришей кобыле хвост.

— А как вы относитесь к тому, что у вашего отца имидж плейбоя?
— Я считаю, что он достаточно симпатичный для своего возраста человек, интересный, обаятельный, очень яркая личность. Естественно, когда человек такой яркий, то к нему проявляют повышенное внимание, женщины в том числе. Если он счастлив, то и я рада.

— А папа вас учит, что и как правильнее делать?
— Мы как-то сидели в кафе — мама, отец, я и молодой человек. Теперь уже можно сказать — мой молодой человек. И я начала рассказывать, какие я себе классные искусственные ногти сделала, какие купила себе супер-пупер антицеллюлитные шорты, и как они помогают мне худеть. На следующий день мне позвонил отец и сказал: «Жан, ну ты совершенно испортила о себе впечатление, такую глупость говорила. Зачем ты стала про эти ногти рассказывать, про эти антицеллюлитные шорты?» А я ему ответила, что просто к слову пришлось, а что тут такого? Я вообще делаю то, что считаю нужным, у меня нет по этому поводу никаких комплексов.

— Но чему-то же он вас учит?
— Самое важное, наверное, чему он меня научил, — это кататься на серфинге (смеется). Шутка, конечно. Хотя если серьезно, то он правда научил меня кататься на серфинге. Это у нас семейный вид спорта, помимо тенниса. Впервые встала на серфинг в достаточно раннем возрасте, я тогда еще даже парус поднять не могла. Помню, я просто стояла на доске. А потом уже начала потихонечку учиться лавировать по волнам. Сейчас, когда приезжаю в Сочи, занимаюсь с тренером, она моя подруга.

Папа вообще приучил меня к занятиям спортом. Он даже пытался приучить меня к выступлениям на публике. В каких-то взрослых компаниях постоянно заставлял меня произносить тосты (смеется).

— А под какие напитки вы произносите тосты?
— Сразу могу признаться, что не люблю вино. Мне не нравится, какое наступает после него ощущение. Состояние какой-то расслабленности, просто отупения даже. Могу выпить водки. Не думайте, что я пью бутылками. Так, чуть-чуть.

— Вы много проводите с папой времени?
— Можно честно сказать, а можно вежливо. Я скажу честно. Мы с папой не очень много времени проводим вместе. Но мы проводим вместе достаточно времени, чтобы обсудить наболевшие проблемы. В сессию мы много говорим об экзаменах, естественно. После каждого экзамена мы встречаемся и обсуждаем вопросы, которые мне достались. И он отвечает на все вопросы! А серьезные темы… Согласитесь, все-таки с отцом такие темы обсуждаются редко.

Подготовила Мария Агутина

Легкомысленный экс-политик

БЫВШИЙ премьер-министр — кошмар! Бизнесмен — о, ужас! О чем говорить, как снимать, какая получится история, гадать, конечно, можно, но за результат в этой ситуации отвечать сложно. Идеи у нас, разумеется, были, но трудности мерещились везде, их отсутствие не то что удивило — поразило. Еще на стадии переговоров Немцов проявил потрясающую сговорчивость. «Хотите снимать — пожалуйста, история про меня и Жанну — ради бога»

Борис Ефимович сразу начал фонтанировать идеями, мне оставалось только скрипеть ручкой, записывая точки съемок, и кивать головой. Поехать в родной город Немцова, в Сочи, — было его предложением. Для меня, ленивой, это счастье — когда герой делает за тебя практически всю работу и не капризничает на съемках. В нашей работе, к сожалению, часто бывает — уговариваешь, придумываешь историю, а потом выплясываешь — пожалуйста, сделайте еще дубль, а в ответ получаешь недовольные гримасы. Здесь — совершенно обратная ситуация: Немцовы работали с нами в одной команде и им это явно нравилось.

Эпизод на рынке, где Немцов отжимается, отснят совершенно случайно — оператор просто успел вовремя подбежать. К Борису Ефимовичу подошел продавец и очень напористо потребовал, чтобы его взяли в личную охрану, Немцов слегка опешил, а потом предложил соревнование — кто больше отожмется, потому что бессмысленно брать охранником человека, который заведомо слабее охраняемого. Соревновались прямо за прилавками, на заплеванном асфальте, а разошлись вполне довольные друг другом.

Вообще-то привести Немцовых на сочинский рынок была не самая светлая идея. Как только мы там появились, народ просто с ума сошел. К Борису Ефимовичу постоянно подходили какие-то люди, толпами и поодиночке, а он ведь без охраны, ужас… С рынка мы буквально удирали. И на виндсерфинге Немцовы показали себя с самой лучшей стороны. Погода была совсем не для досок — ветер рывками, волна какая-то неправильная, в тот день над Сочи вообще пять торнадо висело, но наши герои оказались действительно героями — раз съемки запланированы, раз группа прилетела — в воду. Вот и бултыхались — Жанна у берега, Борис Ефимович чуть подальше. Это уж потом он сказал, что 15 лет виндсерфингом занимается и что в такую погоду нормальные люди в море не лезут.

Ну, а после такого, прямо скажем, напряженного дня он перед интервью чуть не заснул. Мы свет выставляем, а герой прилег на диванчик, глазки прикрыл — и все. Я в тихой панике ему говорю:
«Борис Ефимович, миленький, не спите!»
Он один глаз открывает и бурчит: «Ничего, камеру включите, я тоже включусь».

И правда, только сел на интервью — глаза сразу загорелись, улыбка появилась, будто и не он только три минуты назад спал, свернувшись калачиком. Жанне, конечно, потруднее пришлось — папиного опыта нет, она реально со сном боролась. Потом уже призналась, что к этому моменту у нее была только одна мысль — когда же этот балаган наконец закончится.

Больше всего меня поразила реакция на сюжет. Я знаю, что Немцову звонили весьма известные люди и говорили, что человеку его положения не пристало сниматься в таком легкомысленном виде. Костюмчик и галстучек — самое то, а вот плавки и рынок — ни-ни, несолидно. Этих господ — в галстуках и костюмах — мы видим на экранах ежедневно, только кто помнит, как их зовут и о чем они вещают? А вот Немцовых, думаю, запомнили. Потому что гораздо интереснее смотреть на живых людей в естественных для них условиях, чем на манекены в витрине, даже если манекены эти говорящие. Хотя мне лично было бы забавно посмотреть, как Немцов кувыркается в море в костюме и при галстуке.

Анна Голланд, автор сюжета
16.11.2004
Источник: АиФ

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.