Борис Немцов о выборах, планах на будущее и формуле счастья

27.09.2019
История. Интервью с Борисом Немцовым

БОРИС НЕМЦОВ О ВЫБОРАХ, ПЛАНАХ НА БУДУЩЕЕ И ФОРМУЛЕ СЧАСТЬЯ
11 февраля 2004 года

Канули в Лету прошлогодние (2003 года) думские выборы. Но тем не менее их итоги еще долгое время будут предметом обсуждения политиков, аналитиков, социологов, да и просто политически активных граждан страны. Победители празднуют победу, побежденные переживают поражение. Все по-своему. Лидеры «Союза правых сил», к примеру, дружно ушли в отставку, создав тем самым прецедент в истории политической жизни страны. Это решение было принято ими на очередном съезде партии, прошедшем в двадцатых числах января.

 

 

 

Надо сказать, что впервые за четыре с половиной года существования СПС съезд партии был абсолютно закрыт для средств массовой информации. Ни слова не просочилось из-за закрытых дверей практически до завершения первого дня его работы. Поэтому я нисколько не слукавлю, если скажу, что журналистам из российских регионов, приехавшим в Москву для участия в очередном семинаре Клуба региональной журналистики «Из первых уст», крупно повезло. Борис Немцов, экс-лидер «правых», на целых два часа попал в распоряжение регионалов. Он пришел к нам на занятия, которые проходили в зале с политкорректным названием «Владимир» одной из московских гостиниц, буквально через пару дней после партийного съезда.

Борис Ефимович признался, что этот съезд был самым тяжелым в его жизни.

«Впервые в политической истории России виновники поражения ушли в отставку сами, — говорит Немцов. — Я не припомню случая, чтобы кто-нибудь из проигравших ушел в отставку. Проиграл — уходи. Я считаю, что эта практика должна быть реализована не только в политике, но и во всех других сферах деятельности. Мы отвечали за кампанию, мы ее проиграли, мы ушли…».

Съезд обсуждал два важных вопроса. Одним из них стали причины поражения на выборах. На взгляд Немцова, их было две. Первая — это отсутствие коалиции с «Яблоком». Правые хотели создать ее ровно год назад.

«Год назад я убедил Чубайса уйти из коалиции в случае, если она будет создана. Вы можете себе представить масштабы моих усилий, чтобы я добился такого согласия? — Борис Ефимович обвел нас взглядом, а мы дружно закивали. — Тем не менее он очень прагматичный человек. Он сказал, что во имя ста мест в Государственной Думе, а именно сто их могло быть у объединенной коалиции, он может уйти».

Явлинский же от предложения об объединении отказался.

Вторая причина крылась в отсутствии внятной и четкой позиции по отношению к действующей власти.

«Давайте проанализируем итоги выборов не с точки зрения идеологических разногласий, а с точки зрения позиций, — предлагает Немцов. — Кто выиграл выборы? «Единая Россия». У «Единой России» была позиция: «Мы за Путина». Ясная позиция. Народ это понимает. Жириновский со своим лозунгом «Мы за бедных, мы за русских». Тоже понятно. Ну и Глазьев с Рогозиным: «Чубайса в тюрьму, олигархов тоже, ренту повысить, все раздать». Очень понятная позиция: отнять и поделить. И всех при этом посадить. Это победители.

Кто проиграл выборы? СПС и «Яблоко». С одной стороны, мы за Путина. Он проводит международную политику, он подтянутый, спортивный. С другой стороны, мы — «против». Поскольку, на наш взгляд, он в стране строит авторитарный режим. Я считаю, что нам надо было занять ясную и недвусмысленную позицию: мы представляем альтернативный взгляд на будущее России. Мы считаем, что должны быть гражданские институты, должна быть независимая пресса, независимый суд, должен остаться парламентаризм, многопартийная система».

Второй, судьбоносный, вопрос, обсуждавшийся на съезде, — разумеется, президентские выборы. Позиция Немцова: поддержать Хакамаду. Причина первая — она сотоварищ.
«Стыдно не поддерживать своих товарищей в такую минуту. Надо набраться смелости, чтобы идти и выступать против режима».

Причина вторая. «У партии должна быть позиция. Даже если она ошибочная, то это лучше, чем ее отсутствие». Причина третья. «Хакамада действительно представляет альтернативную стратегию развития страны: демократическое рыночное хозяйство». Вот три аргумента, выдвинутых Борисом Ефимовичем. Но однопартийцы им не вняли.

В итоге за Хакамаду был отдан 61 голос из 137, то есть чуть меньше половины. За свободное голосование было 76 голосов. Таким образом, решение съезда — свободное голосование.

После президентских выборов правые планируют определиться и с лидером партии. По словам Немцова, если Хакамада преодолевает четырехпроцентный барьер, то есть, набирает больше, чем Союз правых сил на думских выборах, то она по факту является политическим лидером. Даже, если кто-то — против. Если она не преодолевает, то тогда она не лидер.

«Я ее сторонник, мы люди с близкими взглядами. Тем не менее пока у нее нет политических оснований претендовать на лидерство», — отметил он. Однако лидером может стать и малоизвестный человек. «Тогда про партию можно забыть. В конце концов, партия — это лидер, сколько бы мы ни спорили по этому поводу», — подчеркнул Немцов.

После своего выступления Борис Ефимович ответил на многочисленные вопросы журналистов. Получилось своеобразное блиц-интервью с Борисом Немцовым.

 

— Планируете ли вы вернуться в большую политику?

— Я хотел бы сейчас несколько сменить характер своей общественной деятельности. Работать в рамках политических партий сейчас абсолютно непродуктивно. Гораздо более важны общественные организации, которые не отягощены грузом предыдущих поражений, которые могут вырабатывать нравственный политический фундамент будущей демократической оппозиции. Какова моя роль в будущей демократической оппозиции, мне неведомо. Я не исключаю для себя возврата в политику.

— Как вы считаете, кто будет следующим президентом?

— Я не хочу выглядеть идиотом. Я не знаю. Я на самом деле не знаю. Мой политический опыт подсказывает, что ничего не надо загадывать. Никогда не сбудется, зато получишь невроз.

 

— Возможно ли, что в ближайшие полтора года Борис Ефимович Немцов станет кандидатом в губернаторы какого-либо региона?

— Я имею отношение к Краснодарскому краю. Я там родился. К Нижнему Новгороду. Я там учился и женился. И к Москве. Я здесь живу и работаю. Я не считаю, что надо избирать пришлого губернатора. Надо, чтобы люди корнями были с той земли, где они намерены губернаторствовать.

Я в Нижнем Новгороде имею право быть губернатором, тем более, что я там и был первым губернатором. По поводу Москвы. Я политик, без ложной скромности скажу, российский, поэтому я могу быть в Москве. А в Астрахани, хотя я люблю Астрахань, у меня там много знакомых, я не могу быть губернатором. Это неправильно. Ведь пришлые губернаторы и их команды, как оккупанты, временщики. У них семьи в Москве, все интересы в Москве. Они не имеют никакого отношения к региону. Это плохо и неправильно. Должно быть стыдно за ошибки, которые ты совершаешь, перед теми, с кем ты учился в школе, ходил в университет. Поэтому я считаю, что губернаторы должны быть очень тесно связаны с регионами, в которых они живут. Это важно. Когда люди говорят «варяг», это жесткий аргумент «против». Даже если приедет какой-то расфуфыренный московский политик. Я бы голосовал «против».

 

— Что вы намерены делать сейчас?

— Я считаю своей главной задачей формирование демократической коалиции. И в этом нам сильно помогает власть. Потому что власть во главу угла ставит защиту базовых ценностей. Я отчетливо понимаю, что наш народ не очень заботится о свободе и демократии. Я считаю, что объяснение связи между демократией и кошельками, демократией и благосостоянием, независимым судом и правопорядком, это просветительская деятельность, которой мы обязаны заниматься, это то, что нам надо. Надо идти в народ.

— Ваша формула счастья?

— Я считаю, что счастье — это свобода, здоровье и деньги. Этим я отличаюсь от другого классика, который сказал, что счастье — это работа, здоровье и путешествия. Меня все время спрашивают: «А любовь?». Я отвечаю: «Если у тебя нет здоровья, нет денег, то с любовью у тебя будут проблемы». По крайней мере, в моем возрасте. Говорят: «А дети?». Это правильно. Еще можно добавить детей.

Для меня лично свобода имеет значение, и я надеюсь, что есть миллионы людей, для которых это тоже имеет значение. Я достаточно искренне себя веду в политике, поскольку эти ценности у меня в глубине души. Мне не надо из себя ничего вымучивать. Надо быть в гармонии с самим собой. Я понимаю, что некоторые воспринимают это как признак провинциальности. Мол, надо быть хитрым и коварным, а если человек открытый, то он не может быть политиком. Я считаю, что это неправильно. Люди как раз ценят достаточно открытых политиков, по крайней мере, те, которые нас поддерживают. И наоборот, всяких хитрых они не очень уважают. Постоянно врать невозможно — с ума сойдешь.

Знаете, в чем проблема с враньем? Все время забываешь, как наврал. А правду всегда легко говорить.

Автор: Елена Макушина
ИА «Башинформ»

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.