Немцы встретили Немцова как родного…

09.11.2019
Борис Немцов — вице-премьер. Пресса о Немцове. 3-6 марта 1998 года

Статья Николая Ефимовича
Трехдневный визит Бориса Немцова в Германию состоялся с 3 марта по 6 марта 1997 года

Владелец фирмы по производству стройматериалов Николаус Кнауф едва не прослезился, заявив, что первый вице-премьер просто спас германский бизнес в России.

А дело в том, что фирме «Кнауф» приглянулся кубанский гипс. Было создано совместное российско-германское предприятие с контрольным пакетом акций у иностранного инвестора. Но не сработался «красный» директор с новыми хозяевами и объявил им, в союзе с местными коммунистами и казаками, беспощадную войну. Чего только не пришлось пережить инвесторам — их и поливали водой из пожарной машины, и морозили холодом, обрезав отопление, и стращали нагайками…

Все бизнесмены Германии следили за развитием «классовой» борьбы в далекой России. Репортажи из горячей кубанской точки постоянно шли по телевидению. Сам Гельмут Коль был в курсе конфликта, от исхода которого зависело: стоит ли дальше вкладывать капитал в российскую экономику?

После того, как владельцы «Кнауфа» вместе с немецким послом пробились к Борису Немцову, в дрязгу вмешалась Генпрокуратура. А затем и Госкомиссия по защите прав инвесторов…

Надо ли говорить, что после такой «победы» германские капиталисты ведут себя очень сдержанно. Не помогал даже излюбленный «конек» первого вице-премьера — обещание дать свой домашний телефон тем, кто вложит в экономику России 100 миллионов долларов. Правда, Немцов тут же предупредил: никому никаких исключительных льгот не будет. Ими пользуются, мол, жулики, а не приличные люди.

Депутаты бундестага, принявшие участие в деловом завтраке с Борисом Немцовым, дотошно пытались выяснить: можно ли всерьез воспринимать заявление Бориса Березовского — Россия-де больше не нуждается в иностранных капиталах и инвестициях. «Правительство так не считает! — убеждал первый вице-премьер. — Это личное мнение Бориса Абрамовича».

Вообще о нынешней России здесь знают не очень много. Министр иностранных дел Германии Кинкель даже изумился, узнав, что наша страна до сих пор не признана страной с рыночной экономикой. И пообещал на ближайшем заседании ЕЭС поднять этот вопрос. Статус рыночной страны автоматически влечет за собой пересмотр антидемпинговых пошлин, от которых Россия сейчас сильно страдает: потери -до трех млрд, долларов в год.

В один из вечеров все автостоянки у боннского отеля «Мари-тим» были забиты. Российско-немецкий форум устроил выступление Немцова перед боннской, деловой элитой. Речь, конечно же, шла о ситуации в России. Первый вице-премьер сразу заявил, что плохих новостей от него собравшиеся не дождутся. Но тем не менее все же ошеломил <нрзб>… в России берут взяток примерно на 500 миллионов долларов. Откуда такая сумма? Именно столько денег удалось сэкономить правительству, введя конкурсное распределение бюджетных средств и «подрядов».

Состоялась встреча Бориса Немцова и с Гельмутом Колем.
Первый вице-премьер привез ему горячий привет от друга Бориса. А также подробности подготовки к апрельской встрече канцлера с российским президентом в Екатеринбурге. Раньше поручения Ельцина в Германии исполнял премьер Черномырдин. В этот раз Борис Николаевич почему-то изменил своей привычке.

Николай ЕФИМОВИЧ (Наш спец.корр.)
Бонн — Москва.

ссылка на увеличенное изобраааажение


Кратко о гипсовой войне
Сентябрь 1997 года
Состоялось первое заседание Государственной комиссии по защите прав инвесторов на финансовом и фондовом рынках России.
Новая структура, защищающая права инвесторов, взялась за решение самых разносторонних задач: от разработки сверхпривлекательных для крупных иностранных инвесторов проектов до ускорения вынесения приговора строителям финансовых пирамид.
Госкомиссия была создана на основании указа президента РФ #730 от 16 июля 1997 года для координации и контроля деятельности федеральных органов исполнительной власти по вопросам защиты прав инвесторов.
Первое же заседание комиссии показало, что ее члены намерены решать не только общие вопросы привлечения капиталов в экономику страны, но заменять собой обыкновенный суд. Ее специалисты совместно с ФКЦБ будут разбираться в споре между АО «Кубанский гипс—Кнауф» и концерном «Кнауф АГ». Представители германского концерна обвинили российское руководство АО в том, что оно незаконно аннулировало принадлежащий «Кнауф АГ» контрольный пакет акций («Кнауф АГ» инвестировало в СП 1 200 000 DM).
kommersant.ru

Октябрь 1997 года
Обманутые вкладчики обещают вырезать своих обидчиков
На прошлой неделе в кубанской прессе появилось письмо некоего «комитета ограбленных вкладчиков». Его авторы пообещали «стрелять, жечь, душить, вешать, устроить на всю Кубань-матушку варфоломеевскую ночь». Возмездие, назначенное на 6-9 октября, пока не началось. Все это можно было бы расценить как выходку группы психопатов, если бы губернатор Кубани фактически не поддержал авторов письма.
По логике вещей, власти, получив экстремистское заявление, должны были бы передать его в органы правопорядка. Однако зампрокурора края Евгений Басацкий утверждает, что ни оригинал письма, ни его копия в прокуратуру пока не поступали. Замначальника УВД Краснодара Григорий Могратов сообщил: «Предварительная проверка показала, что комитета ограбленных вкладчиков не существует. Сейчас проверяются фамилии подписантов». В УФСБ сообщили, что «принимают меры к усилению контроля за оперативной обстановкой выявления экстремистов».
«Коммерсантъ-Daily» обратился за комментарием ситуации в администрацию президента. Замначальника отдела территориального управления администрации Сергей Жиганов, курирующий Краснодарский край, заявил «Ъ», что главная ошибка Кондратенко в том, что письмо, «каких множество», было предано огласке: «Не надо было это делать достоянием общественности. Можно разобраться, не афишируя».
«Будет ли этим заниматься администрация президента? Думаю, пока нет».
По стечению обстоятельств или нет, но в тот же день, когда транслировалось выступление Кондратенко, в поселке Шедок толпа штурмовала комбинат стройматериалов, требуя выдворения немецких инвесторов фирмы «Кнауф». Остановить толпу удалось только с помощью ОМОНа. А инструктор контрольно-аналитического управления краевой администрации г-н Аникин лично заявил представителям «Кнауф»: «Если бы не полномочия, которыми меня наделил губернатор, я бы давно порубил оккупантов казачьей шашкой…»
kommersant.ru

Ноябрь 1997 года
На октябрьские, разумеется, был митинг.
Из выступлений:
«Мы защищали от немцев родину в войну. Строили комбинат после войны практически вручную без помощи всяких немцев. А сегодня с помощью российских властей они водворяются на комбинате… Все разрушается, государство умирает».
Завод немцы захватили — не в 41-м, нет, тогда не было завода, нечего тогда было захватывать. И они тогда просто расстреливали людей. Но как раз после войны завод построили, и Хоффман вернулся. Расстреливать не стал никого, потому что ему же надо, чтоб ему кто-то гипс добывал, горбатился на него. Надо эксплуатировать! Странно, что он ходит в гражданке, а военная форма, какая у них раньше была, такую теперь милиционеры здесь носят. Которые немцев от народной справедливости защищают. Так захватили, значит, в 95-м. Наш, говорят, завод. Они акций там купили или еще чего, и завод теперь как бы их. Им специально завод как бы продали, чтоб они там отремонтировали много разного, потратились, но это ж смешно, потому что потом все равно наши придут и все у немцев обратно отнимут, как это всегда было. До Волги доходили, зверствовали, тратились на дорогу сильно и на патроны, а потом у них все забирали все равно. Так и в этот раз. Они знаете, сколько потратили? Миллион, не сойти мне с этого места,— миллион немецких марок (у них вместо денег там марки). Вот после этого их наш советский директор с завода и выгнал. В конце 95-го. Самое было время, потому что наши же должны были вернуться, на 17 июня 96-го было назначено. Но наши замешкались и почему-то в срок не явились. Хотя все вроде схвачено, везде ж наши: и губернатор Кубани Николай Кондратенко (в газетах писали, как он обещал «размазать местное жидо-масонское кубло по стенкам»), и даже начальник Думы в Москве… Немцы от безнаказанности тут же обнаглели, нет бы уйти, так стали судиться с нашими. И выигрывают. Потому что 17 июня 96-го не вышло у нас. Так в сентябре 97-го немцы и вернулись.
Наняли в Москве и привезли сюда охранников с оружием, и с ними прорвались на завод. Причем вероломно, в воскресенье — ну вы знаете немцев…
«Гипс Кубани» 13 ноября про это написал: «Происходит настоящая экономическая интервенция против России, а натовские войска подступились к ее границам».
Но у нас есть еще казаки. Можно ли бесчувственно читать, например, строки воззвания районного атамана Савченко к казакам:

«Братья! Произошел вооруженный захват гипсокомбината. Захватом руководили представители немецкой фирмы Кнауф. Мы требуем немедленного выдворения с территории комбината ‘Кубанский гипс’ вооруженных захватчиков и их хозяев. Предупреждаем, что мы примем все меры для защиты от разбазаривания достояния Кубани!»
Тоже, кстати, в газете было напечатано.
kommersant.ru

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.