Борис Немцов о возрождении сельского хозяйства Нижегородского края

05.03.2020
История. Статьи Бориса Немцова
Немцов — губернатор Нижегородской области
Программа реорганизации колхозов и совхозов Нижегородской области

На снимке: Во время приезда в Нижегородскую область в прошлом году премьер-министр Российской Федерации B.C. Черномырдин вместе с губернатором област.и Б.Е.Немцовым побывал в Городецком районе, где ознакомился с ходом реализации нижегородской модели земельной реформы.

Журнал «Местное самоуправление»
О возрождении сельского хозяйства Нижегородского края размышляет губернатор области Борис Ефимович Немцов
Апрель 1995 года

Программа реорганизации колхозов и совхозов Нижегородской области, родившаяся в результате напряженной совместной работы специалистов департамента сельского хозяйства и земельной реформы области, Аграрного института Российской Академии сельскохозяйственных наук и Международной финансовой корпорации, стартовала в памятный день 21 сентября 199с года, когда депутаты областного Совета приняли свое знаменитое решение № 300 о порядке реорганизации сельскохозяйственных предприятий, хотя для большинства россиян эта дата запомнилась совсем по другому поводу — в связи с принятием Указа Президента № 1400.

За эти полтора года проделана грандиозная работа не только на областном, но и на общенациональном уровне. Дол жен сказать, что эта работа вызвала широкий резонанс в стране и в мире. Что интересно, программа подвергается жесткой критике как со стороны правых политических сил, так и со стороны левых.

И западные, и российские газеты буквально от Лондона и до Ветлуги говорят о том, что нижегородская модель погубит сельское хозяйство России, и поэтому надо сделать все, чтобы эту модель приостановить.

Вот в такой сложной обстановке приходится осуществлять нашу нижегородскую программу. Но меня даже радует, что западные и экстремистские российские газеты пишут одно и тоже. Это значит, что мы находимся на правильном пути, что нами выбран центристский вариант, который не устраивает ни на Западе некоторых людей, ни наших «динозавров мезозойской эры».

Перейдем к фактам. С конца 1993 года было добровольно подано 110 заявок от 110 хозяйств с просьбой оказать им содействие в реорганизации. К настоящему времени исключительно на принципах добровольности реорганизовано 53 хозяйства, и всего лишь 6 хозяйств со сроком работы в новых условиях больше года.

И уже сегодня можно подвести некоторые итоги. Самый главный и самый убийственный итог для тех наших оппонентов, которые, начиная от Ветлуги и до Лондона, выступают против реформы, состоит в том, что работать стали эти хозяйства просто лучше.

Вот несколько примеров. Урожайность зерна в среднем по области за 1994 год — 16,6 центнера с гектара, в реорганизованных хозяйствах — 21,6 центнера. Рентабельность зернового производства в среднем по области — 61 процент, а в реорганизованных хозяйствах — 79 процентов. Это значит, что в таких хозяйствах себестоимость производства, в частности, зерновой продукции, которая составляет основу сельского хозяйства, стала меньше, издержки тоже меньше, прибыль больше.

Посмотрим ситуацию в животноводстве. Говорят о сокращении поголовья, в первую очередь крупного рогатого скота. По области оно составило 20 процентов, в реорганизованных хозяйствах — 17 процентов. Или такой очень важный показатель, как привесы. В среднем по области на голову КРС — 69 кг, в реорганизованных хозяйствах — 93 кг.

Таким образом, в среднем все показатели новых хозяйств лучше на 30 процентов. Соответственно и заработная плата в среднем по области за год составила 88 тысяч рублей, а в реорганизованных хозяйствах — 122 тысячи, т.е. на 50 процентов выше. В целом финансовое положение несравненно лучше у тех хозяйств, которые были реорганизованы, в сравнении со среднеобластными показателями.

Должен сказать, что об этих весьма наглядных цифрах авторы упомянутых статей на Западе и на Востоке ничего не пишут, потому что возразить им нечего. Для меня этот полуторагодичный опыт совершенно однозначен: поскольку ничего другого, что делать с нерентабельными хозяйствами, никто не придумал, а мы уже видим позитивные результаты, мы должны всемерно способствовать тому, чтобы программа реорганизации четко и ясно была проведена в Нижегородской области, а со стороны властей было оказано ей всяческое содействие. В этом я вижу наш главный вклад и нашу главную задачу в деле возрождения сельского хозяйства Нижегородской области.

Думаю, что если нам удастся достаточно экономично и эффективно провести эту работу, то прогресс возрождения сельского хозяйства будет продвинут у нас гораздо дальше, чем в России в целом.

Несколько слов о некоторых итогах другого плана. Говорят, что разукрупнение, разрушение хозяйств ведет к мелкоземелью, снижается эффективность, уходит техника и т.д. Однако дело в том, что программа «ЗЕРНО» рассчитана на то, что крестьяне сами выбирают, какая форма хозяйствования для них является более предпочтительной, и каким образом должно быть организовано производство. Власти могут в таких случаях только давать некоторые рекомендации, что они и делают.

Так вот, в результате реорганизации 53 хозяйств появилось 172 крестьянских, фермерских хозяйства, 68 обществ с ограниченной ответственностью, 42 смешанных товарищества, основанных на том, что руководящее ядро несет полную ответственность за работу, а остальные являются членами-пайщиками и получают дивиденды в соответствии с финансовыми результатами работы.

Несмотря на то, что численно крестьянских и фермерских хозяйств намного больше, чем товариществ на вере и обществ с ограниченной ответственностью, тем не менее, но количеству земель и основных фондов крестьянские, фермерские хозяйства составляют очень маленькую часть, а большую часть составляют крупные хозяйства, хозяйства со средним размером земли от 500 до 3 тыс. гектаров. Тот факт, что средний размер хозяйства оказывается чуть больше 1 тыс.га, говорит сам за себя. Это значит, что избраны именно те размеры хозяйств, которые дают наиболее замкнутый, наиболее эффективный технологический цикл в производстве сельскохозяйственной продукции.

Добровольный выбор крестьянами способа хозяйствования — это одна из важнейших отличительных особенностей нашей программы. Мы не хотим всех мести под одну гребенку и говорить, что нужно делать размеры только такие, а если ты сделаешь на 100 га больше или меньше, то это неправильно.

Отнюдь не так. Крестьяне в каждом районе области знают отлично, как они хозяйствовали до революции, как хозяйствовали при Сталине, Хрущеве, Брежневе, Горбачеве, Ельцине и т.д. И этот опыт, я бы сказал, полуполитический, полухозяйственный, как раз крестьянам и подсказывает, какие варианты, хозяйствования на земле наиболее предпочтительны.

Должен особо подчеркнуть, что реорганизация хозяйств не есть самоцель. Для нас главной целью является подъем сельского хозяйства, а реорганизация — это только первый этап на этом сложном пути. Без дополнительных стимулов, без дополнительных факторов такого подъема не будет. Поэтому я считаю, что работа по возрождению сельского хозяйства Нижегородской области с реорганизации только начинается.

Хотел бы отметить несколько факторов, без которых возрождение до конца пройти не может. Первый — это государственная поддержка. Безусловно, должна быть оказана такая поддержка. Она оказывается во всех странах мира. Это тот непременный атрибут, без которого не может существовать сельское хозяйство ни одной страны, независимо от того, какой политический режим в ней существует.

Но государственная поддержка может оказываться по-разному. Могут деньги выбрасываться просто на ветер. Например, если они отдаются нерентабельным хозяйствам, которые ничего не делают и на вложенный рубль получают 20 копеек прибыли. Это тот способ «поддержки’, который в старые добрые времена активно использовался. Такой способ приводит к распылению государственных средств и в конечном итоге — к деградации хозяйств и снижению стимула для талантливых и предприимчивых людей к работе.

Пример такого рода убогой государственной поддержки я могу привести. В прошлом году Правительство простило возврат кредита всем хозяйствам. Казалось бы, благое дело сделало. Но кто пострадал от этого решения? Пострадали те, кто кредиты выплатили, сильные хозяйства — они ничего не получили. А получили бездельники и пьяницы. Такого рода поддержка, на мой взгляд, приводит только к усугублению ситуации в сельском хозяйстве.

Я хотел бы отметить основные принципы господдержки, которые ныне на областном уровне используются и, надеюсь, что будут использоваться на уровне общенациональном. Наше главное национальное богатство — земля, поэтому деньги надо вкладывать прежде всего в то, чтобы земля была плодоносной, чтобы наша Нижегородская земля не превратилась в пустыню. Поэтому вложение средств в улучшение почв, в том числе и компенсация удорожания удобрений — это наша первоочередная государственная задача.

Вторая государственная задача — это улучшение генетического фонда в целом. Я имею в виду поддержку семенного дела и племенного дела в виде дотаций.

Наконец, борьба со сверхмонополизмом в перерабатывающей сфере. К сожалению, монополии, которые естественным образом существовали в плановой экономике, привели к гигантским неплатежам на сегодняшний день за сданную крестьянами переработчикам продукцию.

Так, сегодня неплатежи за сданное молоко на молокозаводы по области — 23 млрд.рублей, за сданное мясо — 7 млрд. рублей. Конечно, такого рода государственная «поддержка», когда мы ничего не делаем для того, чтобы разрешить кризис неплатежей, приведет к полному краху, несмотря на то, что мы даем деньги напрямую сельскохозяйственному производителю.

Поэтому я считаю, что разрушение перерабатывающих монополий — это главная задача. Она может осуществляться различными методами.

Первый метод — это строительство альтернативных предприятий переработки, что мы вместе с депутатами областного Законодательного Собрания уже утвердили. Эта программа очень активно развивается, и в течение 2,5 лет, как она начала действовать, уже построено больше 200 таких предприятий.

Второй метод состоит в участии сельскохозяйственных предприятий в приватизации предприятий торговли и переработки. К сожалению, я не могу привести ни одного примера, когда задолжавший молокозавод, если он не может отдать деньги, отдает акции своего предприятия. Почему? Да потому, что крестьяне просто не знают, каким образом в арбитражном порядке выиграть этот процесс. А если бы они знали, то, я вас уверяю, возврат денег колхозам, совхозам и другим предприятиям, в том числе и реорганизованным, происходил бы совсем на другой основе.

Поэтому мною уже дано указание департаменту сельского хозяйства и государственно-правовому департаменту провести показательный процесс, результатом которого стал бы переход прав собственности на молокозаводы тем сельскохозяйственным предприятиям, которым задолжали наши переработчики. Это надо обязательно делать.

Дальше. Приватизация торговли. Прямая продажа предприятий торговли — это способ создать прямую цепочку, без накруток в торговле. К этому примыкает создание оптовых рынков, создание ярмарок. Это то, чем сейчас славна Нижегородская земля, ее крупные и мелкие города, где практически во все выходные дни проходят ярмарки. Эти ярмарки, помимо того, что на них дешевле продукты, несут огромный денежный заряд в село. Поток наличных денег на село в связи с, открытием ярмарок увеличился в несколько раз только за один год.

«Развитие ярмарок, рыночной торговли — это, я убежден, очень важное направление в плане оздоровления ситуации на потребительском рынке и в сельском хозяйстве в целом.

Безусловно, нужна развитая рыночная структура функционирования предприятий. Имеется в виду, во-первых, развитая кредитная система. Дело в том, что во многих сельских районах нашей области, кроме Агробанка или Сберегательного банка, никаких других банков нет. Крестьяне буквально стонут от немыслимых процентов за кредиты и от санкций, которые к ним предъявляются. Без создания развитой кредитной инфраструктуры, безусловно, ничего не получится.

Во-вторых — это развитие оптового рынка и информационное обеспечение крестьян. Многие из них просто не знают, где, что и почем стоит, каким образом можно продать товар, не знают, каким образом заключить договор, чтобы не обманули, чтобы не пришли на следующий день рэкетеры и не отняли всю выручку, которую ты получил.

Поэтому такого рода программы — это очень важный момент. Я хотел бы отметить здесь большую роль тех трех центров, которые открыты в Арзамасе, Городце и Шахунье. Это центры, которые могли бы сыграть ключевую роль для обучения крестьян, независимо от того, в каких они хозяйствах работают.

Гигантское значение для успешной реорганизации имеет программа обучения. Дело в том, что очень многие крестьяне привыкли к тому, что им показывают, что сеять, каким образом сеять и когда сеять. Обучение передовым технологиям и достижениям агронауки, бухгалтерскому учету и налоговому законодательству, к сожалению, почему-то не стало главной задачей наших управлений сельского хозяйства. Мы по-прежнему пытаемся руководить посевными и уборочными работами, диктовать крестьянам. Мне кажется, что от этого пора уже отойти, потому что крестьянин лучше нас все это знает. А вот действительно обеспечить какие-то информационные потоки крестьянам, чтобы они знали, какие новые методы хозяйствования существуют, какие новые методы производства — вот это одна из тех задач, которые должны решать и областной департамент, и районные управления сельского хозяйства, и главы сельских администраций.

Теперь я хотел бы отметить следующее. До конца 1995 года мы постараемся провести реорганизацию около 100 хозяйств, т.е. к 53 уже прошедшим этот этап дополнительно будет еще около 50 хозяйств реорганизовано. Но мы не будем проводить реорганизацию в период посевной кампании и во время уборки, а возобновим сам процесс реорганизации только осенью. Это отнюдь не значит, что в течение весны, лета и начала осени мы не должны проводить работу. Вся черновая, разъяснительная работа, вся информационная и чисто юридическая кампания должна быть за это время проведена, а дальше процедура должна носить чисто технологический характер.

Если мы опять не будем ничего делать в течение лета, это будет преступлением по отношению к тем хозяйствам, которые начали программу реорганизации, ‘а мы, со своей стороны, ничего для них не сделали. При этом у нас нет никакого государственного плана реорганизации колхозной и совхозной системы Нижегородской области, а есть сегодня около 100 хозяйств, т.е. около 15% всех хозяйств, которые изъявили желание реорганизоваться. Вот мы эти 15% и реорганизуем. Одновременно будем собирать опыт, который за это время сложится, будем исправлять ошибки, которые, безусловно, существуют.

Хочу подчеркнуть, что наша программа по-прежнему останется добровольной. Практически она — это единственная в стране программа, в которой хоть как-то обозначено, что делать, в первую очередь, с нерентабельными хозяйствами, с хозяйствами, где воровство приобрело совершенно необъятные размеры, что делать с хозяйствами, где пьянство и безделье стали нормой жизни. Так вот, осуществление этой программы — это наша ключевая задача, задача областной власти и моя личная.

Последнее, что хотел бы сказать. 4 мая на Совете Федерации обсуждалась общенациональная программа развития агропромышленного комплекса России. Эта программа разработана Российской Академией сельскохозяйственных наук при активной поддержке Стародубцева и Зволинского.

В программе есть позитивные моменты. Первый из них, который мне, по крайней мере, бросился в глаза, состоит в том, что признана многоукладная экономика в сельском хозяйстве, как основной путь возрождения страны.

Второй момент — это то, что обозначена проблема монополизма перерабатывающей сферы и необходимость борьбы с этим монополизмом.

Но остальные пункты являются абсолютно утопическими, нереальными, и в этом смысле программа очень похожа на печально известные программы, принятые в середине 50-х годов, а потом в середине 60-х годов.

Утопическим является пункт о том, что крестьяне должны продавать по свободным ценам свою продукции!, а все остальные должны поставлять им товары и услуги по фиксированным ценам. Это невероятно, этого никогда не будет. Не будет никогда, чтобы цена на зерно была какая угодно, складывающаяся под воздействием спроса и предложения, а цена на бензин была фиксированной во вполне определенной пропорции. А именно такое требование заложено в программе.

Настораживающим является и тот факт, что авторы программы говорят о необходимости сохранить нынешнюю структуру собственности, и в этом плане главная цель программы — это заморозить любые преобразования на селе, в первую очередь — преобразование имущества.

Должен сказать, что эта программа рекомендована Правительством. Думаю, Правительство программу, которую нельзя осуществить, никогда не примет. Однако попытки реанимировать систему, которая наглядно демонстрирует свою неэффективность, все же предпринимаются. Вообще у меня сложилось впечатление, что если говорить о нерентабельности хозяйств, но ничего с. ними не делать, то они будут уничтожены, а земля наша превратится в пустыню.

Меня удивляют граждане, которые с пеной у рта доказывают, что если загнанную клячу кормить овсом, то она выздоровеет и повезет воз гораздо быстрее, чем молодая. Мне кажется, что нам нужно, в первую очередь, менять систему аграрного сектора, иначе будет не в коня корм.

Возвращаясь к программе, которая была принята Советом Федерации, хотел бы сказать, что в ней отсутствует четкость: давайте закроем границы России, а потом посмотрим, что у нас будет. Я могу сказать, не боясь ошибиться, что прилавки опустеют, и на этом вся история закончится.

Давайте сначала создадим предпосылки для роста эффективности производства, а уже после этого будем защищать своего производителя от экспансии Запада — вот если такая схема будет принята как государственная, то есть очень большие шансы действительно возродить к 2000 году сельскохозяйственное производство.

Вообще со стороны государства, в частности, областной власти, мне кажется, должны четко и ясно прослеживаться главные тенденции. Если нам нужна пшеница, чтобы деньги нашего налогоплательщика не уходили за пределы области, если нам сегодня нужна сахарная свекла, чтобы мы не завозили сахар из-за рубежа, то мы должны всячески стимулировать производство этих культур, причем стимулировать не вызовом на ковер, а тем, чтобы платить по-настоящему и нормально, а не как сегодня молокозаводы и мясокомбинаты платят.

Итак, вот совокупность основных принципов нашей реформы, которые, я хотел бы повторить: реорганизация сельскохозяйственных предприятий, государственная поддержка, рыночная инфраструктура, обучение, на федеральном уровне закрытие российских границ от экспансии продовольствия.

Думаю, что осуществление ;всех этих принципов, если они четко будут сформулированы, докажет эффективность нижегородской модели, и она будет осуществляться не только у нас, но и по всей стране. Хотя, несмотря на продолжающееся улюлюкание на всяких уровнях, программа эта уже осуществляется — в Рязанской, в Орловской области, в Ростове-на-Дону, а губернатор Красноярского края намеревается осуществить ее и Сибири, может быть, даже в Шушенском районе.

Я думаю, что если эта программа действительно пойдет по стране (и для меня особенно важно, если она будет осуществляться в Сибири), то мы сможем набраться опыта не только нижегородского, но и российского.

[pdf-embedder url=»https://nemtsov-most.org/wp-content/uploads/2020/03/21.09.1993_ZERNO.pdf»%5D base.garant

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.