Борис Немцов: «Шесть историй о Гайдаре»

21.03.2020
Имена. Даты
Егор Гайдар

Газета.Ru
Шесть историй о Гайдаре
Автор Борис Немцов
22.12.2009

 

История первая. О том, как мы с Егором Гайдаром и Борисом Федоровым ездили в Белград во время бомбардировки США Югославии

Дело было в 1999 году. Нужно знать, что когда-то Гайдар со своим отцом жил в Югославии и говорил на сербохорватском языке. Когда США начали бомбить Белград, требуя уничтожения Милошевича, мы были против бомбардировок, естественно, и поехали в Белград. Когда мы приехали, бомбежки прекратились. Это не было совпадением: американцы отговаривали нас туда ехать, но мы все же решились, и они, видимо, испугавшись, что будет лобовой скандал с Россией, в этот день отказались бомбить. Сербы об этом узнали – на войне слухи распространяются очень быстро, многие были счастливы, что мы приехали и бомбежки прекратились, устроили дискотеку и нас с восторгом принимали. Гайдар говорил с ними на их языке, а они просили: «Егор, оставайся с нами, тогда нас не будут бомбить!». На что Егор сказал: «Если бы к нам хотя бы на 50% так хорошо относились в нашей стране, мы бы уже давным-давно были преуспевающей державой».

История вторая. О Чебоксарском водохранилище и черной икре

Когда я стал губернатором, у нас в Нижегородской области энергетики решили повысить уровень Чебоксарской ГЭС. Им нужно было получить дешевую электроэнергию. Для Нижнего это была катастрофа, потому что город просто утонул бы – полтора миллиона жителей, жилье, метро – все. Я тогда приехал на совещание к Гайдару, чтобы эту катастрофу предотвратить. Егор был человеком очень умным, быстро соображал и буквально через час принял решение – уровень водохранилища не поднимать. Я абсолютно счастливый выскочил из кабинета и сказал своему заму Склярову, что Егор решил вопрос, и сегодня у Нижнего праздник. На что он мне говорит: «Ну, надо его отблагодарить». И дает две банки черной икры и огромную бутылку арзамасской водки. Арзамас Нижегородской области – родина Аркадия Гайдара, и местный ликроводочный завод носил имя Гайдара, так что эта водка была важной деталью.

Словом, я со всеми этими коробками снова поднялся наверх. Гайдару сообщили, он вышел, спросил: «Что у тебя еще?» Я показал коробку – и тут он меня обложил таким матом! Он вообще-то матом не ругался – интеллигентный парень был, но тут – покрылся пятнами, орал, сказал, чтобы я убирался. Я был в шоке оттого, что я – губернатор молодой – поругался с премьером. Я когда видел его в последний раз – нынешней осенью – мы этот случай вспоминали и много смеялись.

История третья. О напитках правильных и неправильных

Бывало, мы выпивали с Гайдаром. А Егор был сильный очень. Он мог довольно прилично выпить. Пил он виски. Мог выпить бутылку и продолжать беседу. Я столько выпить не мог и сейчас не могу, а он мог. Меня это поражало все время. Однажды я ему говорю: «Егор, знаешь, народ тебя не любит, но, может, если б ты на глазах у народа выпил бутылку водки и занюхал корочкой хлеба, доверие к тебе в нашей стране поднялось». На что Егор тогда мне сказал: «Понимаешь, я водку не люблю, я пью виски. Не знаю, как народ отреагирует, если увидит, что я могу бутылку виски выпить. Поэтому мы это записывать на телекамеру не будем».

История четвертая. О выборах, войне и барышнях

Когда началась война в Чечне, Егор был очень против. Настолько, что не хотел поддерживать Ельцина на выборах в 96 году. Я тоже был против, будучи губернатором, собрал миллион подписей против войны. Егор приехал ко мне в Нижний, мы прилетели с ним в одну деневню – Ключищи, и там местная барышня – розовощекая такая, пышногрудая – стала к Гайдару приставать. Егор не знал, что с ней делать. Я ему говорю: «Егор, ну, дай ты ей по заднице, чтоб отстала». Он – «Не могу». В итоге я это сделал, она отлетела и сказала: «Вот – настоящий мужик!» А Егор вернулся в Москву, собрал своих соратников и сказал, что «надо Немцова выдвигать в президенты, он знает, как с народом общаться». Я потом ему говорю: «Егор, это, конечно, сильный аргумент, но выдвигаться я не буду, потому что Ельцина тогда не выберут уж точно, и меня не выберут, а выберут Зюганова». Потом Егор был вынужден поддержать Ельцина.

История пятая. О «фантиках» и ярости Гайдара

Летом 1992 года трудовой Нижний Новгород бастовал, люди работали, но заработную плату не получали, потому что не было наличных денег. Мы тогда напечатали облигации Нижегородского займа, которые народ назвал «немцовки». Гайдар пообещал меня убить за это, потому что посчитал это работой на развал страны. Он был абсолютно прав, я виноват перед ним. Меня тоже понять можно было, надо было как-то решать проблему. Но если бы каждая губерния напечатала такие фантики, от государства ничего бы не осталось.

Разумеется, мы единомышленники и потом уже никогда не ругались и не спорили, но вот в такие драматические моменты были у нас конфликты.

История шестая. О борьбе с советской торговлей

Я решил первым в России провести приватизацию магазинов, и в марте 1992 года в Нижнем Новгороде состоялись первые на постсоветском пространстве аукционы по продаже «советской торговли». Приехали Гайдар с Чубайсом, и увидели мы совершенно фантастическую демонстрацию из работниц советской торговли. Женщины в мохеровых шарфах, шапках и норковых шубах с большим слоем макияжа и угрюмыми лицами стояли на улице и держали плакаты «Руки прочь от советской торговли». Их было много, орали они нещадно, кидали в нас чем-то. Гайдар на меня посмотрел, говорит: «Да, не очень приятная картина». А я говорю: «Егор Тимурович, а для большинства граждан еще более неприятная картина – смотреть на эти лица, когда они за прилавком». На что Гайдар спросил: «Ты не испугаешься?». Я говорю: «Егор Тимурович, мы ведь с Вас берем пример». И он так обрадовался, смотрел, как продаются магазины, потом звонил и интересовался, как они работают. Радовался тому, что все удалось, и что есть люди, которые его полностью поддерживают. Что он не один.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.