Е.Левкович: «Двести метров от Кремля. Ну, пусть даже триста…»

01.05.2020
Статьи… Большой Москворецкий мост 28 февраля 2015 года

Ночь 28 февраля 2015… Приблизительно через два часа после расстрела…

Евгений Левкович
28 февраля 2015 г.
Полночи провели в офисе «РПР-Парнаса». На близких Бориса Ефимовича нет лица. Парализованные лица, абсолютно.
Знаете, не так уж и важно, какая из версий убийства — правдивая. Показательная казнь, «подарок» (как сказала Маша Архипова — «положили труп к ногам хозяина»), месть «патриотов», Ярославль или даже «провокация», которой власть привыкла объяснять любой, абсолютно любой пиздец. Кто бы и за что ни убил Бориса — подобное могло произойти только в таком государстве, с такой системой, с таким президентом, с такой властью, с такими СМИ, с такой полицией. Полный коллапс всего.

Ночью мы ходили на место убийства. Это поражает воображение. Двести метров от Кремля. Ну, пусть даже триста. Кремль — вот он. Идеально освещенная дорога. Десятки, десятки камер видео наблюдения. Зона ФСО. Мы же первые дни наших собраний стояли совсем рядом с этим местом, всё видели. Там не то что выстрелить — там пукнуть нельзя. Тут же слетаются десятки людей в форме и в штатском. Там по всем углам дежурят автозаки и патрульные машины… А убийцам дали уйти.

28 февраля 2015. ТВЦ

Ладно, в общем, с ними всё понятно, чего тут по тридцатому разу… С нами бы разобраться. Я надеюсь, завтра мы все всё же заполоним центр Москвы и покажем этим царькам, у которых нет ни чести, ни совести, которые в очередной раз высказались об убитом человеке в абсолютно уничижительном тоне, покажем, какого «чуть более чем среднестатистического человека» мы оплакиваем.

Что касается меня лично, то могу лишь повторить то, что сказал сегодня ночью для «Сноба». С Борисом Ефимовичем Немцовым меня связывает личная история, о которой мало кто знает, а мне хотелось бы, чтобы узнали все.

Однажды я задолжал очень большую сумму денег очень неприятным людям. В блатном мире это называют словом «попал». Борис Ефимович Немцов позвонил мне и сказал: «Женя, я могу дать вам эту сумму». Мы были еле знакомы, если точнее — виделись всего один раз! Сумму я не взял, но не в этом дело. После того звонка я начал узнавать, что у многих есть подобные истории, связанные с Борисом Ефимовичем. Что этих историй — сотни. Он помогал многим еле знакомым людям, попавшим в беду, оплачивал политзаключенным адвокатов из собственных средств, переводил деньги нуждающимся семьям… И, в отличие от многих, никогда не кичился этим, не афишировал. Его добро было анонимным. А это первый признак человека высоких качеств.

Борис Ефимович, простите вот лично меня, если можете. Теперь каждое критическое слово, сказанное в ваш адрес, вспоминается как тяжкий грех.
© Евгений Левкович

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.