Немцов: «Желание Путина править до 2024 года – для страны смертельно»

01.06.2020
История. Выступление Бориса Немцова
Международная конференция «Андрей Сахаров: Тревога и надежда 2011. 90 лет со дня рождения А.Д.Сахарова»
Фрагмент
20 мая 2011 года

Борис Немцов: «Желание Путина править до 2024 года – для страны смертельно».

Международная конференция «Андрей Сахаров: Тревога и надежда 2011» прошла в Москве 20-21 мая 2011 года, в дни девяностолетия со дня рождения А. Д. Сахарова.

В 1960-е Андрей Дмитриевич Сахаров сформулировал свое видение глобальных проблем и путей их преодоления. Его идеи нашли отклик у миллионов людей по всему миру. Несмотря на то, что концепция, изложенная в «Размышлениях…», многократно уточнялась, а отдельные положения даже пересматривались Сахаровым, в целом его позиция осталась неизменной и стала фундаментом для его гражданской борьбы.

Сегодня подобной общей объясняющей модели, «хорошей теории», не существует. В этом, возможно, кроется одна из причин гражданской апатии, как в России, так и во всем мире. Задача интеллектуалов – выработка «хорошей теории», формулирование идеала, инициирование общественной дискуссии. Безусловно, базовые ценности (жизнь, свобода, достоинство человека) не нуждаются в пересмотре, но каждая эпоха требует новой их расшифровки, прочтения, актуализации в общественном языке. Вскоре после смерти Сахарова сменилась эпоха, однако нового, современного языка и смысла для этих ценностей по сей день не предложено.

Ключевыми сахаровскими словами для подобной поисковой работы являются «тревога и надежда». Они и были вынесены в заголовок «Сахаровской конференции — 2011».

Цель конференции – не только актуализация имени, идей, наследия Сахарова, но и создание актуального, легко прочитываемого содержания, постановка вопросов, которые будут обсуждаться в интернете и в «обычной жизни». Например, в кругу Сахаровского центра, важная задача которого – поддержка и подпитка нынешней «думающей прослойки» людей, живущих в России.

Повестка дня и выбор спикеров конференции были основаны на двух главных принципах:

1. Постановка проблем и поиск ответов в отношении глобальных вызовов современного мира, «глядя» из текущего момента и истории нашей страны;
2. Совместная работа разномыслящих, честных и неангажированных (независимых и добросовестных) интеллектуалов и общественных деятелей.
Источник Сахаровский центр


Международная конференция «Андрей Сахаров: Тревога и надежда 2011. 90 лет со дня рождения А.Д. Сахарова», фрагмент
«Немцов о Путине и выборах», 20 мая 2011 года

 


РАСШИФРОВКА:

Ну, ваш первый вопрос, мне кажется, очень серьезный. Есть такая проблема у России, она, действительно, серьезная, это народ не понимает связи между свободой и кошельками. Вот, многим людям кажется, что это абсолютно не связанные вещи. Даже наоборот, я бы сказал: чем больше свободы, тем меньше в кошельке, так думают люди. Ну, они это формулируют, может, не так внятно, они говорят, что свобода – это хаос, что демократия – это вседозволенность и так далее и тому подобное, памятуя о 90-х, и что мы тогда жили хуже, а сейчас живем лучше, абсолютно это не связывая, там, ни с уходом от банкротства СССР, конъюнктурой цен на нефть и прочим.

Но мне кажется, что это самая главная проблема, которая есть у России, и связана она с историей России, с ее тысячелетней историей, когда никакой свободы ни у кого не было, а было крепостное право, холуйство, рабство, я не знаю, барство, хамство и так далее и тому подобное. И вот этот период, как раз он доминирует в истории России. А скажем так, декабристы, Александр II, Февральская революция, Горбачев и перестройка, Ельцин и так далее – это все, скорее, исключения, а не правило.

Ну, то есть, у народа нет опыта жизни в свободной стране и поэтому, собственно, этой связи народ и не чувствует. Это первое.
Второе, это по поводу – уметь говорить, не уметь говорить… Ну, когда у нас были выборы, тогда, в общем, люди демократических взглядов избирались. Ну, например, меня избирали четыре раза, когда были выборы. А когда выборы закончились – нас избирать перестали. Вот, собственно, и все. Ну, нельзя же называть выборами то, что было, там, после 2000 года. Вот это совсем никуда не годится, там, я помню выборы 2003 после ареста Ходорковского. Вот это была, конечно, спецоперация и она сейчас только усугубляется.

Теперь к вопросу о том, Сократ ли Путин? Собственно, это то, что Эггерт спросил…
Нет, но я так метафорически интерпретирую его фразу: «Может быть, Путин лучше знает, что нужно русскому народу?» Вот, если бы я был уверен, что Путин – Сократ, даже хотя бы процентов на 10, я бы, наверное, сомневался, как ответить. А он обычный, он такой, средний, с криминальными наклонностями парень, дорвавшийся до власти благодаря Ельцину и Семье, вцепившийся в нее, нахапавший немало миллиардов вместе с Тимченко, Ротенбергами и остальными своими дружками, а сейчас боящийся, что его посадят за все за это, все отнимут, разденут догола, будут линчевать, как Мубарака, Каддафи и Бен Али и так далее, и поэтому будет цепляться за нее, пока вперед ногами не вынесут его. Мне более-менее все понятно.
Что касается интеллектуальных способностей этих людей, то, понимаете, за 12 лет его правления мы примерно их уровень знаем. Они очень средние, они троечники. Вы знаете, мне, когда…

Константин Эггерт: Может быть, это и привлекает.

Борис Немцов: Кого? Ну, придурков это, наверное, привлекает. Но нормальных людей, по-моему, это отталкивает, мне так кажется, я не знаю. Вот, они очень средние. Это первое.
Второе – даже если бы они были Сократами, все равно их надо менять. Понимаете, вот, принцип смены власти – это глубокий принцип, и это фундаментальная вещь. Я был губернатором шесть лет с небольшим, и я вам могу сказать, что на четвертый год губернаторства я знал, кто ко мне придет, кто что скажет, как я ему отвечу, куда я его пошлю, и куда он пойдет. Я знал всё. При том, что мы жили в крае непуганых журналистов, у меня не было ни одного телеканала, был оппозиционный парламент областной, меня из души в душу все ругали и так далее и тому подобное.

Глаз замыливается у тех, кто ежедневно входит в свой кабинет и ездит в машинах с пуленепробиваемыми стеклами, даже если они без мигалок. Я вам могу сказать, что это абсолютная очевидная истина, что их надо менять. Даже если предположить, что он не худший представитель русского народа, все равно через восемь лет он станет худшим.

Понимаете, они бронзовеют, они наглеют, у них неадекватная самооценка, они считают, что они лучше всех знают. Даже великий Эггерт, и то предположил, что они лучше знают, чем русский народ. Я понимаю, что он издевается, но тем не менее, ну, просто так, чтоб разговор поддержать. Их надо менять, а конкретно – гнать поганой метлой. И не потому, что что-то личное, нет. А потому, что они вредят. Они против России, они против наших интересов. Я не имею в виду моих или Каспарова, или Милова, нет. Они против наших интересов, они действуют против России, они угроза России.

Желание править до 2024 года – это желание быть при власти чуть меньше Сталина и больше, чем Брежнев. Брежнев был 18, Сталин был 29 лет. Так? Вот этот ровно посередине где-то там между ними. Вот это желание, оно отвратительно, и для Путина оно, в общем, небезопасно, и для страны тоже смертельно. Поэтому я, например, считаю, что каким бы ты ни был, даже здесь не Путин будет, этот вообще, средний совсем, даже если Сократ – гнать все равно через два срока.

Кстати, вот в этом интервью, о котором я упомянул, я спрашиваю у Андрея Дмитриевича: «Андрей Дмитриевич, представим себе, не дай бог, что вы стали председателем горисполкома города Горького. Председателем горисполкома. Скажите, что бы вы сделали с атомной станцией?»

Ответ Сахарова, Сахаров говорит: «Не дай бог – это вы круто сказали. Для меня власть – это вообще загадка. И как ей управиться – я не знаю. Единственное, что бы я сделал, я бы, конечно, атомную станцию закрыл». Вот, на этом оно практически кончается, наше интервью. То есть даже великий Сахаров, будучи человеком абсолютно адекватным и очень умным, даже он понимал, что пребывание во власти, это, в общем, такая вещь, очень-очень сложная.

И последнее. Мне кажется крайне унизительным для русского народа высокомерие Путина и Медведева, крайне унизительным, понимаете, у нас умный народ, образованные люди, многие из присутствующих и отсутствующих умнее, чем они. Какого черта они нами должны рулить?! И последнее: они ж слабы. Вот, если б они были сильные, они бы регистрировали оппозицию, они бы не сажали нас по тюрьмам, они бы не устраивали эту клоунаду 31-го числа и не 31-го. Они б не арестовывали наши доклады, они бы не устраивали гнусные провокации против нас бесконечные. Если б они были сильные. Они ж слабые, неужели не понятно?! Это серые, слабые люди. Вопрос – готовы мы отдать им Россию, этим серым, слабым, вороватым людям? Я не готов. Поэтому, собственно, мы и занимаемся политикой.

Материалы подготовила Алена Голубева
Расшифровка Алены Голубевой


ВИДЕОАРХИВ БОРИСА НЕМЦОВА

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.