Нижегородский урок. Интервью с Немцовым

31.10.2020
Интервью с Борисом Немцовым
Визиты Бориса Немцова. Нижний Новгород. Сентябрь 2002 года

«Нижегородский урок»

Казалось бы, старая, всеми (кроме, может быть, нижегородцев) забытая история.

В далеком уже 2002 году лидер выборной кампании на должность мэра города Андрей Климентьев был за сутки до голосования снят с него судом.

Климентьев — в общем-то, личный враг (и бывший друг) Бориса Немцова, человек, злоупотребивший его доверием, мошенник и популист, брызжущий ненавистью к Немцову до сих пор. Но Немцов, тогда лидер фракции в Госдуме, был категорически против снятия его кандидатуры. В этом видео аргументы — естественные и нормальные для Немцова, и поразительные — для политической культуры (если можно так сказать) России, где принципы не значат ничего, а личные отношения — все.

Борис Немцов:
«…Вот этот нижегородский урок, по-другому не скажешь, он очень серьезен. Фактически попираются базовые ценности новой России. Какие базовые ценности: первое – народовластие. Никто уже в это не верит. Люди не идиоты и считают, что их трудно обмануть, но они в истинное волеизъявление народа уже не верят. Второе – независимость судов, базовая основа демократического государства. Мало кто уже в это верит. По этим всем проблемам в Нижнем Новгороде ка-та-стро-фа! Как мы можем построить процветающий Нижний Новгород, как мы можем построить процветающую Россию, если базовые основы, за которые мы бились, и которые привели Европу, Америку, Австралию, Японию к процветанию – по всем этим основам – полный провал!»

Борис Немцов о выборах. ТК «Волга» (Нижний Новгород), сентябрь 2002 года.
Интервью: Евгения Орлова.


РАСШИФРОВКА

– Первый тур выборов мэра Нижнего Новгорода состоялся. Результаты просто шокирующие. Голоса распределились практически поровну между тремя кандидатами: Булавинов, Лебедев и против всех. Как вы оцениваете такое протестное голосование нижегородцев?

– Я считаю, что Нижний находится в глубочайшем и политическом, и коммунальном кризисе. И лозунг всей кампании можно было бы сформулировать так: все достали. Всех ненавидим. Не хотим голосовать, а если и будем, то будем голосовать против всех.
По сути что произошло: власти всех уровней друг с другом выясняют отношения, дерутся, разбираются. Кириенко разбирается с Ходыревым и с Лебедевым. Ходырев разбирается с Кириенко и с Лебедевым, а Лебедев разбирается с оставшимися двумя.

– И еще с избирателями

– И плюс с избирателями, но, кстати, к чести Лебедева, он как раз с избирателями умеет общаться, и он общается с ними очень и очень неплохо, именно поэтому он все-таки оказался лидером этой гонки, хоть и с небольшим отрывом.

Паны дерутся – у холопов чубы трещат. Выясняя друг с другом отношения, манипулируя общественным мнением, используя информационные ресурсы, используя спецслужбы, используя суды, наконец! Суды используя, наконец! Каждый пытается решить свою личную проблему, забыв про то, что, в общем-то, мэрия, городская власть, областная и федеральная власть должны бороться за то, чтобы была горячая и холодная вода, строились дороги, был правопорядок на улице, действительно нормально работали общественный транспорт, работали школы, больницы, детские сады. Про это забыли. Выясняют только отношения. Манипуляции в результате и попытка оболванить всех настолько стала… Оболванить, другое слово… Вот они хотели оболванить.
И наш мудрый народ вдруг ответил «нет». «Мы не такие дураки, нас так не обманешь».
Я считаю, что голосование «против всех» 30% — это хороший сигнал, это сигнал того, что народ умный и народ просто так обвести вокруг пальца, манипулировать им не позволит.

И еще одно грустное сравнение.
Владивосток: абсолютно такая же картина, с точностью до лиц. Роль Климентьева там играет не очень психически здоровый Черепков. Там тоже была куча всяких выборов, тоже Черепкова всегда снимали, и тоже было протестное голосование. На одних выборах мэра, на последних, там даже не 30%, а 50% проголосовало против всех.

И опять, такая же история с коммунальным хозяйством. Вы понимаете, это позор для моего родного города, для третьего города России, для столицы Поволжья. Это позор, но я не могу не сравнивать ситуацию в Приморье, где, кстати, замерзали люди – об этом знает вся страна и весь мир. Я не могу ее не сравнивать с ситуацией в Нижнем Новгороде. Она и политически похожа, и в плане городского хозяйства похожа, понимаете?

Я считаю, что ключевая задача сейчас (я понимаю, что добиться консолидации какой-то до второго тура – это смешно, потому что опять мэрия будет драться с федеральной властью, эта драка будет продолжаться вплоть до 29 числа, и взывать к здравому смыслу, взывать к тому что – вы смотрите, что люди страдают – это бесполезное занятие. Я пытался вот так, я не говорил в своей программе, а другие особо и не спрашивали, я не говорил об этом. Я пытался перед первым туром и беседовал со всеми участниками вот этого крупномасштабного конфликта, пытался их как-то угомонить, утихомирить, сказать: «друзья, ну сядьте, ну понимаете, вы же все себя в дерьмо втаптываете.

– А с кем конкретно вы беседовали?

– Со всеми участниками перечисленными, без исключения. Губернатор, мэр, представитель президента. Бесполезно. Они никак не могут понять, когда, например, 120 тыс человек без холодной воды сидят, то доказать, что вот этот прав начальник, а вот этот виноват, невозможно. Все негодяи. Все негодяи. Точка!

С головой, видимо, какие-то проблемы. Неужели это с самого начала не ясно, что, если у человека, если человека лишают очевидного права нормально жить, то он перестает отличать хорошее от плохого, черное от белого, для него все никуда не годящиеся.

Теперь. В чем феномен Клементьева. В этой мутной воде раздрая между властями, естественно, и сумасшедшие, и рецидивисты, и шулеры, и больные, и все, кто угодно, могут стать вождями. Ровно предсказуемая реакция.
Вы можете себе представить, в Москве, например, на выборах мэра лидером гонки станет Михась (Сергей Михайлов). Вот вы можете себе представить?

– Честно говоря, нет.

– А в Нижнем может. Свой такой же. Вот это как? Причем, ведь люди-то не глупые, люди же знают судьбу его. Отлично знают, все понимают. Понимают, что все это может превратиться в воровской общак, понимают, что начнется раздача остатков муниципальной собственности, понимают, что все распилят, все растащат. Все всё понимают, но просто настолько отчаялись и настолько считают всех негодяями, кто во власти, что готовы идти по принципу «чем хуже, тем лучше».

– А получается такая ситуация: ну и что что уголовник, а эти чем лучше…

– Совершенно верно. Ровно это я и говорю, что власти, выясняя друг с другом отношения, полностью себя дискредитировали и перестали отличаться от тех, кого в приличное общество просто не пускают, да?

– Не пустить криминал во власть – это, конечно, президентская идея. Но вот то, как она реализуется в Нижнем Новгороде – снять, в общем-то, очевидного лидера в субботу вечером накануне голосования – это нормально?

– Вы знаете, Союз правых сил добился (это может быть хорошая новость для нижегородцев), Союз правых сил добился изменения в законодательстве. К сожалению, выборы нижегородские – это последние выборы в России, которые проходят по старому законодательству. Я думаю, это не случайно. По всей видимости, те, которые манипулируют выборами, они понимали, что закон, который принят при гигантском давлении Союза правых сил, этот закон не позволит манипулировать до конца.
Так вот нынешний закон, если б выборы, например, не состоялись, они бы уже шли по новым правилам. В нынешнем законе процедура снятия за один день невозможна. Снять можно только за 9 суток, при этом возможна кассация, апелляция, можно дойти до Верховного суда, и Верховный суд должен поставить точку в этой истории, а не какой-то там районный суд решает. Это первое.

Второе. Дискредитация суда. Суд вмешивается в политический процесс. Я не знаю, правильно его сняли или неправильно – возможно, что правильно. Но то, что сняли за сутки, даже меньше, чем за сутки…

– Меньше, чем за сутки.

– … Говорит о том, что это политическое действо. Какое доверие к суду будет у нашего народа после того, как все поняли, что он выполняет политический заказ?
А почему его не сняли за две недели, что, не было таких нарушений, что ли? Или за три? Или за два месяца, когда рейтинг был, там, 2–3%, почему тогда-то этим не занялись? Все настолько шито белыми нитками, все настолько натянуто, все настолько ужасно для судейского сообщества…
Мы провозгласили судебную реформу в стране. Мы повысили зарплату судьям. У некоторых судей зарплата уже 10-15 тыс. рублей. Судей никто не может снять с работы, их никто не может наказать. Они пожизненные. Что они боятся? Я не могу понять, чего они боятся? Почему они позволяют…

Понимаете, дело же не в Нижнем Новгороде в данном случае, не только в Нижнем Новгороде, а дело в том, что это дискредитирует судебную… целую власть, ветвь власти. А без независимой судебной власти никто не будет верить, что приговоры честные, никто не будет по-настоящему их исполнять, и все будут знать, что любой суд можно купить.

Вы даже не можете себе представить масштаб ущерба не только для избирателя, а в целом для государства российского от того, что происходит. К сожалению великому, Нижний здесь опять не исключение, не пионер. Суд так же себя вел в Курске, когда в субботу сняли Руцкого. Суд так же себя вел во Владивостоке, когда сняли Черепкова. Суды, которые были в Назрани, в Ингушетии, когда там сняли… сняли в Северной Осетии Хетагурова, был зам Шойгу. Его сняли с выборной гонки и сняли брата президента Славнефти в Ингушетии. Тоже все вечером, иногда ночью, за сутки, чтобы не успели обжаловать и так далее, и тому подобное.

Мое отношение к Клементьеву давно и хорошо известно. Я считаю, что надо было его победить, и победить его надо было честно. А сейчас делать из него героя, каковым он, конечно, же не является, я считаю, это просто неправильно.

– Вот сейчас результаты опросов показывают, что в ходе этой избирательной кампании рейтинг Путина в Нижнем Новгороде резко идет вниз, в том числе потому, что кандидат от федеральной власти идет полным ходом на выборах, а двух других кандидатов мочат в судах буквально до субботы. Вот как полномочный представитель президента может допустить такую ситуацию, и сам в этом участвовать?

– Вы знаете, я встречался с президентом буквально неделю назад в Сочи, и должен вам сказать следующее, это правда: президент не в курсе деталей ситуации в Нижнем. Не в курсе. Это, на мой взгляд, неправильно. Неправильно.

Я считаю, что, если бы он реально мог вмешаться в ситуацию, причем вмешаться, знаете, не так вот тихо, спокойно, а так всерьез, поскольку, все-таки, третий город России, то возможный ход кампании был бы по-другому.

Он не в курсе. Я понимаю, что там Ирак, я понимаю, что Грузия, я понимаю, что федеральный бюджет идет, выборы в Красноярске, не менее важные, чем в Нижнем Новгороде, согласитесь, выборы в Санкт-Петербурге сейчас готовятся, коммунисты хотят на референдум с безумными вопросами выходить, все это понятно. Конечно, у президента огромный масштаб и полномочий, и ответственности, но, с другой стороны, я считаю, вот это неправильно было.

– Ну, в Нижнем Новгороде… Нижний Новгород – столица федерального округа, у него полномочный представитель сидит в ста метрах от мэрии…

– Ну я уже, по-моему, все по этому поводу сказал. Мне тут добавить нечего.
Я еще раз… Я считаю, что изначально была допущена крупная ошибка, изначально…

Знаете, не хочу вспоминать свое губернаторство, но не могу удержаться.
У нас тоже были проблемы. У нас были проблемы с мэром Скляровым, у нас были проблемы с мэром Бедняковым, которого мне пришлось снять.
Но у нас никогда не было раздрая, от которого страдали бы люди. Ну никогда этого не было.

Мы разные люди были безусловно, у нас были разные позиции, мы спорили, ругались часто, но так чтобы в это были втянуты все, начиная от ФСБ и прокуратуры, заканчивая тележурналистами, вообще, москвичами, и так далее и тому подобное, не было просто. Этого не было, потому что я отчетливо понимал, что если будет раздрай, то меня не будет. Знаете, я, честно говоря, я не мог себе представить – люди остались без холодной воды, например, у меня в голове картина такая: эти люди, которые остались без воды, идут на Кремль, меня свергают. Физически. Просто приходят и говорят: «Все, долой, не справился, будет следующий».

Меня еще потрясает терпение людей, если честно. Оно просто потрясает. Я убежден, что, не заигрались бы власти все эти друг с дружкой, не выясняли бы отношения, если бы была реальная угроза отставки. Вот реальная угроза. Не просто: знаете, мы тут поигрались, ну так, побаловались, пошалили легко, каждый решил свою проблему, и все затихло…

Нет. Вы стали так выяснять друг с другом отношения, вы втянули приличных людей в эту разборку, вы разрушили все то, что было годами создано? Вы создали ситуацию, при которой люди только нищают и не могут нормально жить? Годится. В отставку. Причем, лучший вариант в отставку – когда все. Знаете, не прав, не виноват.
Не бывает правых и виноватых во время драки. Это как с войной. Если идет война, то выяснить, кто первый начал, невозможно. Это еще с песочницы так начинается. Когда дети малые заходят в песочницу, и первый кинул кто-то в кого-то песком, то потом, через пять минут, уже понять ничего невозможно.
Очевидно, что вот эта солидность и серьезность во взаимоотношениях между властями, пусть даже и конфликтная, это гарантия стабильности.

И самое последнее, что я хотел бы сказать. Вот этот нижегородский урок, по-другому не скажешь, он очень серьезен. Фактически попираются базовые ценности новой России. Какие базовые ценности: первое – народовластие. Никто уже в это не верит. Люди не идиоты и считают, что их трудно обмануть, но они в истинное волеизъявление народа уже не верят. Второе – независимость судов, базовая основа демократического государства. Мало кто уже в это верит. По этим всем проблемам в Нижнем Новгороде ка-та-стро-фа! Как мы можем построить процветающий Нижний Новгород, как мы можем построить процветающую Россию, если базовые основы, за которые мы бились, и которые привели Европу, Америку, Австралию, Японию к процветанию – по всем этим основам – полный провал!
Я считаю, что уроки Нижнего должны быть извлечены.


СПРАВКА

14 сентября 2002 года, накануне выборов мэра Нижнего Новгорода, суд нижегородского района снял с регистрации одного из основных кандидатов — предпринимателя Андрея Климентьева.

Суд удовлетворил иск военного пенсионера Олега Грязнова, обвинившего Климентьева в подкупе избирателей и нарушении формирования избирательного фонда.
Климентьев не согласен с решением суда и намерен обжаловать его в вышестоящей инстанции. Это стало второй неудачной попыткой Клементьева занять пост мэра Нижнего Новгорода. В 1998 г. он победил на выборах, однако, через несколько дней после этого был арестован по обвинению в нецелевом использовании валютного кредита Министерства финансов России.
Коммерсантъ

14 сентября 2002
Несколько минут назад Нижегородский райсуд отменил регистрацию Андрея Климентьева в качестве кандидата на пост мэра Н.Новгорода. Климентьев снят с выборов по жалобе кандидата Олега Грязнова, заявившего о нарушениях Климентьевым правил финансирования избирательной
кампании.

По данным соцопросов кандидат Климентьев претендовал на второе место в ходе назначенных на 15 сентября выборов мэра Н.Новгорода.

Справка НТА: В марте 1998 году Андрей Климентьев выиграл выборы мэра Нижнего Новгорода. За него проголосовали 33 проц. избирателей. Однако он проработал на этой должности всего три дня: результаты выборов были признаны недействительными. А самого мэра привлекли к ответственности за хищение валютного кредита, предназначавшегося для Навашинского судостроительного завода «Ока» /это дело известно больше как «дело о навашинских миллионах»/.
НИА

В 1998-ом году Андрей Клементьев был арестован и осужден на 6 лет за то, что давал взятку и за мошенничество. Спустя год он был освобожден из колонии


30.09.2002
Немцов призвал Путина оценить итоги выборов в регионах

Президент России должен дать публичную оценку ситуации в связи с выборами в Красноярском крае и Нижнем Новгороде. С таким заявлением 30 сентября выступил лидер фракции СПС в Госдуме Борис Немцов.

«Пример Красноярска и Нижнего Новгорода ставит под угрозу само право граждан избирать свою власть и контролировать ее действия», — говорится в распространенном пресс-службой исполкома СПС заявлении господина Немцова.

По его мнению, «происходящее в двух крупнейших индустриальных городах предельно сильно дискредитирует верховную власть в России, для многих людей разговор об укреплении вертикали власти превращается в настоящий фарс».

Лидер СПС также высказал опасение, что принцип выборности губернаторов и мэров может быть отменен, и они будут назначаться. По его мнению, это было бы «губительно для России, ибо очевидно, что назначения будут готовить чиновники, а они бескорыстно ничего не делают». «Таким образом, будет соревнование денежных мешков, а не программ и идей», — считает Борис Немцов.
Коммерсантъ

Материал подготовила Алена Голубева

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.