Немцов: «Березовский требовал от меня отдать ему Газпром»

10.11.2020
Интервью с Борисом Немцовым
Март 2013 года

«Комсомольская правда»
Бывший первый вице-премьер рассказал «КП», как олигарх устроил ему очную ставку с Черномырдиным в Пекине
Беседовал Александр Гамов
25 марта 2013 года

Борис Немцов
Фото: Аца КОШТЭ

Александр Гамов: Борис Ефимович, вы последний раз с Борисом Абрамовичем виделись, видимо, тогда, когда происходили судебные разбирательства в Лондоне, вы ездили?

Борис Немцов: Да, это было в 2006-м.

Александр Гамов: А больше вы с ним не контактировали?

Борис Немцов: Нет. Был такой косвенный контакт.

Александр Гамов: А про тот процесс что помните?

Борис Немцов: Вообще-то вышла книжка, по-моему, называется «Вердикт» — про судебный процесс Фридмана против Березовского. Предисловие к этой книжке написали я и Березовский.

Александр Гамов: Вы в соавторстве, что ли?

Борис Немцов: Нет, нет. Там есть два предисловия. Но мы же с ним по разные стороны баррикад были.

Александр Гамов: Я думал, может, помирились.

Борис Немцов: Нет, мы с ним как начали ругаться в 1997 году, когда он там пытался всех построить и всех назначить, всех уволить, и всю страну выстроить, — так, собственно, до конца и ругались. Так вот, в предисловию к «Вердикту» Березовский писал, какой он крутой, какой он в судах все выигрывает в британских. И мое предисловие. В нем я как раз рассказываю про случай с Газпромом.


Аудио. Борис Немцов: В свое время я не дал Березовскому завладеть «Газпромом»

Борис Немцов: «Березовский разорился, потому что бизнесменом не был» (24 марта 2013)

Борис Немцов: «Березовский требовал от меня отдать ему Газпром» (25 марта 2013)


Александр Гамов: Это когда Борис Абрамович пытался…

Борис Немцов: Когда Борис Абрамович пытался возглавить совет директоров Газпрома, получил визу Черномырдина, нашего с тобой друга, и Вяхирева. Пришел ко мне, а я бы министром и вице-премьером.

Александр Гамов: Первым!

Борис Немцов: Я ему сказал тогда, что это только через мой труп, Борис Абрамович. Он угрожал, шантажировал, сказал, что он меня в порошок сотрет. Летал за мной в Пекин. Устроил очную ставку между мной, Черномырдиным и собой.

Александр Гамов: Ах, да! Я тогда был вместе с вами в Китае, там прилетал Березовский. Мы еще тогда гадали…Так вот он для чего прилетал!

Борис Немцов: Он прилетал ровно для этого. И у нас в посольстве шли переговоры. Смысл их сводился к тому, что Березовский говорил: «Виктор Степанович, вот вы кем работаете? Премьер-министром? А Немцов у вас заместитель, правильно?» «Да, правильно», — отвечал Черномырдин. «А почему вы согласны, — напирал Березовский, — чтобы я Газпром возглавил, а Немцов — против? Он, видимо, вас не считает за начальника, да?»

Александр Гамов: Так…

Борис Немцов: Степаныч сильно нервничал, ты же знаешь. Потом он говорит: «Отстань от меня, Немцов — министр топлива и энергетики, первый вице-премьер, курирующий Газпром. И его мнение я не могу не учитывать». Березовский продолжал наседать. Достал его настолько, что Черномырдин стал известным тебе сленговым языком посылать его подальше, короче говоря. «Ну чего ты ко мне пристал, — говорил Черномырдин, — он вообще преемник».

Александр Гамов: То есть вы главнее были Черномырдина, вы были преемником Ельцина!

Борис Немцов: Да. Черномырдин так думал. Это было ужасно. Та история закончилась тем, что Газпром я ему (Березовскому. А.Г.) не отдал. Несмотря на то, что он получил визы Черномырдина и Вяхирева.

Александр Гамов: А чем закончился суд в Лондоне?

Борис Немцов: Это довольно прикольная история.

Александр Гамов: Вы там, говорят, по-английски с Борисом Абрамовичем в основном общались?

Борис Немцов: В британском суде мы, конечно, говорили на английском. Они другой язык не понимают. Во-первых, о чем суд. Фридман в программе Соловьева сказал, что Березовский заработал миллиарды методом угроз и шантажа. Кстати, материалы «Комсомольской правды» тогда в этом британском суде присутствовали. По-моему, ты писал.

Александр Гамов: Наше с вами интервью, да. Вы говорили, я записывал, скажем так.

Борис Немцов: Да не важно. Короче говоря, был об этом суд. Я был свидетелем со стороны Фридмана и рассказывал эту историю как раз про Газпром. Там это был суд присяжных. Присяжными были британские учителя, работники коммунальных служб, один был водитель грузовика из Индии. Такие присяжные, которые Москву от Киева с трудом отличали, а Россию — от Украины. И там поэтому процесс затянулся. Там долго сначала объясняли, кто такой Ельцин, кто такой Черномырдин, кто такой Березовский, кто такой Фридман. Потом я рассказал эту историю…

Александр Гамов: Вы же, точнее, Фридман, тогда выиграли?

Борис Немцов: Нет, проиграли! И вот почему. Березовский показал фотографию, где мы с ним стоим вдвоем и улыбаемся. И он присяжным говорит: «Вот разве может человек, который шантажировал другого, стоять с ним рядом и улыбаться?»

Александр Гамов: Он был прав.

Борис Немцов: Он был прав, но только очень условно. Я сейчас объясню тебе, почему. Война за Газпром была в 1997-м, в июне. А фотография, которую он представил, была сделана в 2005-м, когда он уже был в опале. Я его случайно встретил в Эйлате, когда на виндсерфинге катался и увидел яхту с Березовским. Вернее, он меня увидел. Я мимо яхты проезжал на серфинге быстро. Он меня увидел и заорал, что… Делить нам уже было нечего, чего, — он опальный олигарх, в эмиграции и так далее. Это было в 2005-м. А в 2006-м, собственно, и состоялся суд. И фото там это фигурировало.

Александр Гамов: Понял.

Борис Немцов: Такая история…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.